Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Деньги на общак в сизо

Деньги на общак в сизо

Тюремные университеты: кто и как делает деньги в СИЗО

12249763

  1. 15 сентября 2020, 02:51
  2. , гражданский журналист

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru В СИЗО «Медведково» я провёл три недели. После двух лет ФСБшной консервации в Лефортово эти дни были словно отпуском на Мальдивах.

Я и знать не знал, что так можно сидеть, а в фильмах про тюрьму об этом ничего не говорилось.

«Чёрный ход» давал возможность каждую ночь звонить родственникам и читать статьи в интернете о себе любимом, поддерживать общение практически с любой камерой огромного изолятора и есть жареный шашлык. Да, всё это стоило денег, и без поддержки с воли зек мог рассчитывать максимум на «грев с котла», минимальный «грев» сигаретами, чаем и сахаром. Но в каком-нибудь «красном» СИЗО, например Красноярском, у юридически ещё невиновных людей вместо сладкого чая были бы только издевательства и побои.

Стоит отдать должное, смотрящий нашей камеры, молодой азербайджанец Азиз наводил «движуху» круглосуточно. В центре большой, продуваемой сквозняками камеры стояли двадцатилитровые бутыли с водой. В каждом из них булькала связка кипятильников — можно было к ним прислониться и погреться.

По «дороге» Азизу прислали кусок полотна от ножовки. Я принялся пилить решётку — романтика!

Сокамерник возле дверей — «тормозов» — стоял на шухере, я же терпеливо елозил полотном. Решётка, правда, была не на окнах, а над дверьми и прикрывала казённый радиоприёмник. Моей целью были магниты от динамика, и уже через пару часов они были у меня в руках.

Разломанное радио аккуратно было собрано и даже прутья решётки поставлены на место. Следы распила были ловко замаскированы мякишем хлеба. Лишних вопросов я не задавал — помогал и наблюдал.

Азиз достал из тайника наш телефон. «Ненадёжный курок», — пояснил он про тайник, привязал пакет с телефоном к магниту и выбросил его в вентиляционную трубу.

Свёрток прилип далеко внизу. — А как доставать? — не выдержал я. — Удочкой, — улыбнулся Азиз. Что такое удочка, я уже знал, так как с первых дней стал учиться на «дорожника».

Каждый вечер после отбоя вся тюрьма тихонько стучала по трубам.

Это был «цинк» — условный стук, пора ставить «дорогу».

Мы раздирали один из матрасов, доставали из него несколько сплетённых канатов с палец толщиной — «коней» — и перекидывали их в соседние камеры. Славливались. С нижними и верхними камерами установить связь было проще всего: вниз мы закидывали канат с грузиком, сверху закидывали нам.

Конец каната болтался в метре от форточки, и вот его-то я и вылавливал удочкой. Где-то удочки делали из туго скрученной бумаги, но у нас она была мощная, телескопическая — от вентилятора.

Азиз и её умудрялся прятать от еженедельных шмонов.

Интереснее всего было устанавливать связь с боковыми камерами.

Мне нужно было высунуть за решётку привязанную к палке алюминиевую ложку и вдоль стены выкинуть с неё плотный мякиш хлеба с тонкой нитью — «контролькой».

Мой коллега из соседней камеры ловил на удочку грузик и за контрольку втягивал моих коней. После десятка неудачных попыток я звал Азиза, и он славливался с соседями с первого раза. «Учись, студент!», снисходительно говорил ещё недавний малолетка директору двух предприятий с высшим образованием.

И я учился. Уже через неделю я ловко «ставил дорогу», таскал на перекрёстке туда-сюда груза, наизусть знал карту расположения камер — «глобус» — и вёл тетрадь учёта входящих и исходящих грузов. В носках, привязанных к канатам, были сигареты, нитки, чай, кофе, провода, сахар, бумага, зарядные устройства, ручки, шприцы, телефоны, марихуана, заточки, спирт, конфеты и горсти скрученных в трубочку и запаянных в целлофан записок — «маляв».

В носках, привязанных к канатам, были сигареты, нитки, чай, кофе, провода, сахар, бумага, зарядные устройства, ручки, шприцы, телефоны, марихуана, заточки, спирт, конфеты и горсти скрученных в трубочку и запаянных в целлофан записок — «маляв». На каждой маляве стоял номер исходящей камеры и камеры назначения.

Я должен был сориентироваться по карте — куда что передать, дёрнуть нужный канат, стукнуть раз-другой по трубе и отправить груз дальше. Ежедневно всем камерам по «дороге» доставлялись информационные листы с фамилиями и статьями новоприбывших арестантов: так друг друга находили подельники и даже родственники.

Я познакомился с голландцем и с удовольствием оттачивал английский по переписке. С ним же я играл и в шахматы по переписке.

Арестантский язык в малявах — своеобразный фольклор. Долго и витиевато с нами здоровались:

«Вечер в хату, порядочные арестанты, чифир в радость…»

, потом также замороченно нам рассказывалось о достоинствах «людского хода» и необходимости его поддерживать и уже только после следовала кроткая просьба прислать по возможности пару сигарет и щепотку чая. Прощание и благодарность выражалась так же на несколько абзацев.

Я быстро научился ставить метку «НТВ» и отправлять маляву попрошаек дальше по дороге.

«Нет Такой Возможности». Вечных просителей в тюрьмах кличут «чайками» и их «дай-дай-дай» надоедает даже «котловой хате» — камере с общаком. Иногда дорога приносила длинный кожаный тубус.

В нём, свёрнутый в трубку, лежал «воровской прогон» — указ местного начальства. Эта бумага представляла собой произведение местного искусства. Воровские звёзды, решётки, колючая проволока и витиеватый каллиграфический шрифт.

Смотрящий за камерой разворачивал свиток и торжественно зачитывал послание всей камере.

С уже известными арестантскими словооборотами нам рассказывали о чей-то коронации или наоборот, ставили в известность о том, что при встрече такого-то человека «спросить с него, как с гада».

Два раза в месяц это был список дней рождений или, наоборот, усопших «старших братьев» — и камера варила чифир, пускала его по кругу, праздновала или поминала.

Стол накрывался с общака. Работа дорожника казалась интересной и была почётной, но напряжённой и ответственной. Если у меня порвался бы конь и выпал бы ценный груз — восстанавливать или оплачивать стоимость пришлось бы нашей камере. А в носках иногда были не только айфоны, но и солидные пакеты с белым, неизвестным мне веществом.
А в носках иногда были не только айфоны, но и солидные пакеты с белым, неизвестным мне веществом. Листы учёта грузов в случае шмона нужно было хоть съесть, но ни в коем случае не допустить попадания их в руки администрации.

Карался такой промах строго. К происходившему вокруг я относился отстранённо, будто находясь в кинотеатре виртуальной реальности. Осознать и принять то, что всё это происходит со мной я не мог ещё долго.

Поэтому продолжал играть свою актёрскую роль и вёл дневник, стараясь не упустить ни одной значимой детали.

Естественно, всё увиденное шифровал, ибо шмоны случались часто и неожиданно. Но если обыск предполагался какой-то проверяющей комиссией, нас предупреждали заранее и мы сдавали инспектору пакет со всеми запрещёнными предметами, вплоть до гвоздей. Через сутки нам всё возвращали.

Вплоть до гвоздей. Лояльность администрации московских изоляторов к теме АУЕ* объяснялась легко. Ежемесячно Азиз переводил на спецсчёт двенадцать тысяч рублей, по штуке за койку. Таких камер только в нашем коридоре было двадцать, а сколько их на всё СИЗО?

Это была цена использования «запретов» днём и наличие «чёрного хода» ночью. Время от времени что-то запрещённое изымалось для отчётности или по разгильдяйству, но за деньги всегда можно было не только вернуть изъятое, но и затянуть новое. «Ноги» стоили пять тысяч, и за эти деньги можно было иметь в камере хоть телефон, хоть героин — после лефортовской жизни с запретом нахождения в камере даже ниток, происходящее в Медведково казалось мне безумием.

Тем не менее АУЕ* делало своё дело. Ручейки взносов стекались в бурные милионные реки, одни из которых, по словам смотрящего, текли на спецсчета администрации, другие в тюремный и воровской общаки. В каждой камере смотрящий ненавязчиво обозначал, сколько нужно платить «по возможности» и куда.

Одни платили сто рублей, другие тысячу или десять, кто-то и вовсе не платил, но последних были единицы. Арестантско-уркаганское единство стоит не на дружбе, а на дороге, общаке и игре. «Деньги — Товар — Дорога — Товар — Деньги».

«В общак по возможности, каждому по потребностям».

«Садишься играть — вату не катай, на воровское уделяй»

.

«Мама, я сбил человека, срочно переведи деньги, иначе меня посадят»

.

«Дорогая, скинь на эту симку тысячу рублей…». Каждую ночь в тюремных камерах многотысячных централов кипит работа по изъятию средств у пока ещё вольных и уже арестованных граждан. … * АУЕ — запрещенное в России международное движение.

Признано экстремистской организацией по решению Верховного суда РФ от 17 августа 2020 года.

Читайте также: Нам важно ваше мнение!

0 4011051 2020068 В год 75-летия Победы местные патриоты продолжают вести бои с коллаборационизмом.

Рекомендуем прочесть:  Дома в канаде

137844172 14 мая Слова благодарности скромной героине из соседнего двора.

75117227

«Авторитеты» в ростовской колонии требуют с заключенных крупные суммы денег в «общак»

515 В редакцию DonDay.ru c просьбой о помощи обратилась ростовчанка Арина Попова.

Со слезами на глазах мать двоих маленьких детей рассказала о том, в какую непростую ситуацию попал ее гражданский супруг. «Авторитеты» исправительной колонии №2, где отбывает наказание муж ростовчанки, требуют с него 300 тысяч рублей в «общак».

Если же денег не будет, мужчина может не дотянуть до конца своего срока. В 2015 году 36-летнего Дениса Мартынова осудили на 3,5 года по статьям «Кража» и «Грабеж». Два года тюремного заключения обошлись для мужчины без нареканий, более того, Денис старался получить как можно больше поощрений.

Осужденный начал осваивать новые профессии, устроился работать в пекарню. — Денис делал все, чтобы получить условно-досрочное, — рассказала изданию Арина Попова.

– По истечению двух лет я обратилась к адвокату за помощью. Он сказал, что у мужа сложилась благоприятная ситуация и его поощрения как раз перекрывали оставшийся срок. Однако вскоре все кардинально начало меняться. В октябре 2017 года в исправительной колонии №2 произошло серьезное происшествие. Одного из заключенных нашли выброшенным из окна.

Одного из заключенных нашли выброшенным из окна. Оказалось, что «блатные», как называют авторитетов на «зоне», избили и выбросили его со второго этажа.

Причина оказалась проста, 36-летний Павел не захотел «пополнять общак».

-Тогда приехала проверка из Москвы, — вспоминает Арина. — Всех «блатных» распределили по другим колониям.

Казалось бы, тут и проблемы должны были закончиться, но в колонию прибыли новые «авторитеты», которые тут же установили свои порядки. Они начали требовать просто заоблачные суммы. Буквально на днях один из заключенных отнес им 150 тысяч рублей.

Очередь дошла и до Дениса. Его вызвали к себе оперативники, а в кабинете находились еще и «блатные». Они потребовали у мужа сумму в 300 тысяч рублей. Причем отдать деньги он должен был не позднее чем через 20 дней, иначе, как они сказали ему будет очень плохо.Тогда Денису удалось сбежать от них под предлогом звонка домой.

До смерти перепуганный мужчина прибежал в пекарню, где работал. Денис не знал у кого просить помощи. Ни у кого из его родственников таких денег не было, а гражданская супруга сама воспитывает двоих маленьких детей.

Тогда единственным решением мужчина представлял звонок помощнику начальника ГУ ФСИН по правам человека подполковнику Анжелике Кузьменко. -Денис сказал, что если он вдруг пропадет, то я должна немедленно звонить ей, — поделилась Арина.

— Он думал, что это единственно возможный выход. 22 января утром мы связались с ним. У нас должно было быть длинное свидание 26 января, вот мы о обсуждали, что ему нужно из еды, одежды.

После этого он перезвонил мне в обед в панике и сказал, что его отправили в изолятор, но за что так и не сказали. Я бросилась звонить Анжелике Николаевне. Она ответила, что мне перезвонят из колонии, но два дня ни ответа, ни привета.

Второй раз все то же самое. После того, как девушка оборвала телефон Кузьменко, ей удалось выяснить, что ее супруг попал в изолятор за якобы плохое поведение и теперь неизвестно, когда его оттуда выпустят.

Что будет с мужчиной пока не ясно, то ли его будут держать в изоляторе, то ли с ним расправятся авторитеты из ИК-2. По всей видимости, сотрудники колонии до сих пор не могут навести порядок в режимном учреждении и поставить на место тех, кто явно вымогает деньги.

Сейчас Арина надеется на то, что услышав об этом вышестоящие инстанции обратят на происходящее внутри колонии.

7 0

Имеются ли у осужденных деньги. Для чего они нужны арестанту.

Что будет, если их найдут

31 июля 2020Тюрьма, СИЗО, колония странная территория на которой много ограничений и запретов, но там всё есть. Любой человек, не соприкасавшийся с жизнью арестантов на прямую, представляет себе учреждение в решетках с минимальным набором вещей.Все это навеяно зарубежными фильмами и цензурой отечественных.

На самом деле, а я имею в виду так называемые «черные» зоны, в них есть всё, что может и не быть у человека на воле.Бывает такое, что находятся даже деньги, настоящие, живые и шелестящие. Иногда изымаются суммы, которые обычный гражданин берет в потребительский кредит. Имеются ли у осужденных деньги?

Для чего они нужны арестанту? Да, у некоторых арестантов имеются денежные средства и в основном они используются для оплаты услуг «берущих на лапу» сотрудников.Например: при доставке сотового телефона или одурманивающих средств. Некоторые осужденные так оплачивают свои долги или проигрыши внутри зоны.
Некоторые осужденные так оплачивают свои долги или проигрыши внутри зоны. Но основная их цель подкуп. Казалось в век высоких технологий, когда все пользуются денежными переводами и электронными кошельками, зачем так рисковать?

Но для некоторых все же это имеет значение. Самую большую купюру, которую мне приходилось изымать – это пятитысячная. Была скатана в трубочку, обернута в пакет и запаяна зажигалкой.

Спрятана она была ухищренным способом в тапочке сидельца. Что будет, если найдут деньги у арестанта?

Вообще деньги и ценные вещи являются запрещенным предметом, согласно правилам внутреннего распорядка исправительного учреждения.

Как минимум грозит ШИЗО (штрафной изолятор).

Деньги изымаются и сдаются в бухгалтерию на счет колонии без права пользования во время отбывания наказания осужденным. Когда арестант пойдет на волю ему все выдадут под расписку.Что делают с деньгами, когда владелец не установлен и никто не признается, что они в чем то пользовании?

Тогда они идут в так называемый доход государства, точных процедур, к сожалению, я не знаю. Также на моей практике был случай добровольной сдачи денежных средств при обыске, который происходит во время прибытия со следственного изолятора.

Он отдал 2000 рублей. Арестант говорит: заехал с ними в СИЗО и вот ношу, боялся там сдавать. Прятал, где придется. Сотрудники дежурной смены с утра рассказали начальнику, и он распорядился, чтобы деньги поступили на лицевой счет с правом использования.

Арестант был доволен таким исходом дела.

Всё по справедливости. «Чай, курить» в колонии ещё никто не отменял – самая важная вещь в периметре.

Уважаемые читатели и гости канала, если у Вас есть свое мнение или вопросы напишите в комментариях. В свою очередь постараюсь всё максимально прояснить.

Спасибо всем, что заглянули на огонек! Понравилось? Тогда ставим свой большой королевский ЛАЙК.

Сколько ЗЕКи платят денег в тюремный общак?

23 января 2020Общак на зоне это вообще странное явление.

Общаки в тюрьмах начали появляться еще в конце 19-го столетия. Раньше они существовали для использования всех заключенных, чтобы улучшить условия своими силами.

Сегодня, общак превратился в простую коммерцию.

Обычные насильные поборы с простых заключенных.

Для чего общак существует сегодня никто ответить не может.В тюрьме создана примерно такая же иерархия, как и на свободе. Существует налогоплательщик и тот, кто эти налоги собирает. Если откажешься откладывать в общак — создадут тебе такие условия, что сломаешься и начнешь платить. Не забывайте, что тюрьма — это закрытый мужской социум, тут при желании затравить можно любого, как физически, так и психологически.
Не забывайте, что тюрьма — это закрытый мужской социум, тут при желании затравить можно любого, как физически, так и психологически. Например, если будешь платить минимальный взнос 1000 рублей, то выделят тебе пару дешевых сигарет и несколько пакетиков чая, но трогать уже не будут.

Но совершишь проступок — устроят тёмную. Если будешь платить средне (от 2000 рублей в месяц), то и относится тебе будут, как ко всем.

Будешь жить спокойно, никто тебя трогать не будет.

Будешь обычным мужиком, но наглеть особо нельзя.

Если ты платишь в общак много, (от 10000 рублей), то ты чуть ли не главный босс в бараке. На любой твой проступок закрывают глаза.

«Все ж мы люди.» Живешь припеваючи.Сборы совершают 1 раз в месяц. Но в разных тюрьмах разные размеры сборов и частота.

Из-за этого, некоторые заключенные скрывают свои настоящие доходы.Со мной сидит мужик, он на воле арендным бизнесом занимался.

Залетел на зону за мошенничество с имуществом. Во время прописки сказал блатным, что его подставили, сам он не при делах, живет на 20.000 рублей в месяц.Ну про зажиточных ребят в тюрьмы быстро информация со свободы приходит. Деталей наказания описывать не буду.

Но отношение к нему было плохим.Они его в итоге он начал платить в общак по 15.000 рублей в месяц. И сразу же он стал братаном всех блатных.

Теперь сидит постоянно с блатными в каптерке.

Короче купил себе нормальные условия, теперь хорошо отбывает срок.

«Общее» и «воровское». Что это такое и нужно ли платить?

Попадая в СИЗО или в лагерь человек может столкнуться с тем, что у него потребуют денег на, так называемое, «общее» и/или на «воровское». Человек, никогда не слышавший об этих вещах и не сталкивающийся с криминальной субкультурой, растеряется и не будет знать, что ему делать в этой ситуации.

Платить или не платить!? А если платить, то сколько? Может ли кто-то заставить его или он вправе принять решение сам?

«Общее» — это то, что собирается заключенными на нужды конкретного учреждения: СИЗО, тюрьмы, лагеря. Общее формируется за счет своеобразных «взносов» заключенных, которые те вносят деньгами или какими-то другими полезными вещами, которые могут пригодится в неволе.

Это могут быть сигареты, чай, сахар, продукты питания и медикаменты – все, в чем нуждаются заключенные. В дальнейшем эти деньги или вещи идут на конкретные нужды.

Например, кому-то сильно не хватает чая или сигарет и ему могут выделить какую-то часть этих продуктов с «общего». Однако чаще всего «взносы» на «общее» собираются деньгами.

Каждому заключенному предлагается внести свою посильную лепту «по возможности», то есть заплатить столько, сколько он сейчас может. «Воровское» (или же «черное» по аналогии с черным цветом, символизирующим блатной мир: «черных ход» «черные колонии») – это то, что собирается на нужды так называемых воров – криминальных авторитетов, занимающих высшее положение в иерархии преступного мира.

Порядок формирования этого капитала, примерно такой же как и в случае с общим — деньгами и любыми полезными вещами по мере возможности. Важно понять – никто не вправе вас заставить платить на «общее» или на «воровское». Ни по закону (разумеется), ни по так называемым тюремным понятиям.

Взносы на «общее» — дело добровольное. Каждый сам, в зависимости от своего отношения к тюремному укладу, от своего финансового и семейного положения, решает, нужно ли ему платит.

И если нужно, то сколько. Вы всегда можете внести какую-то небольшую, символическую сумму, которая с одной стороны, не обременит вас финансово, а с другой – покажет, что вы заинтересованы в решении общих вопросов и поддержании определенного уровня жизни в местах содержания под стражей и лишения свободы. Необходимо помнить – по закону вы никому и ничего не обязаны платить!

Однако жизнь в неволе бывает такой трудной, что единственный способ улучшить условия содержания – это совместные усилия.

В этом случае вы можете добровольно помочь своему коллективу, старясь сильно не выходить при этом за рамки закона. Нельзя забывать, что вся неформальная система самоуправления заключенных фактически идет вразрез с требованиями закона.

Прежде чем что-то сделать, присмотритесь к реальному положению дел в конкретном учреждении. Вы быстро поймете, что из себя представляет ваше окружение и каков общепринятый уклад жизни там, где вы находитесь. Бывает и так, что деньги на «общее» и на «воровское» буквально выбиваются из заключенных силой либо под угрозой расправы.

В этом случае вы должны знать, что имеете дело с банальным вымогательством, которое крайне распространено в российских тюрьмах и лагерях. Причем вымогательством занимаются не только заключенные, но и сами сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний. Помните, речь уже не идет о какой-то добровольной и посильной помощи окружающему вас коллективу.

Нет, из вас уже банально высасывают деньги и высосут все, если вы позволите это сделать.

В этом случае вы можете использовать два пути: формальный и неформальный. Формальный – это подача заявления о преступлении в правоохранительные органы, а также жалоб в администрацию вашего учреждения, в прокуратуру и в другие надзорные органы.

Важно помнить – в этом случае, вы выводите себя за рамки коллектива заключенных, поскольку в криминальной среде подача заявлений о преступлении и жалоб начальству крайне не приветствуется.

Скорее всего, для вас это закончится просьбой об обеспечении безопасности и помещением вас в безопасное место, скорее всего в одиночку, где вам придется провести все оставшееся время заключения. Вы можете также использовать и неформальный путь решения конфликта.

Объяснить тем, кто вымогает у вас деньги, что вы не обязаны ни с какой стороны это делать.

А в случае, если вам не удалось достичь компромисса — обратиться к ответственным лицам теневой ветви тюремной власти: к смотрящим, положенцам и ворам. Возможно, что вам удастся решить эту проблему.

Несмотря на все вышесказанное, вы должны в первую очередь руководствоваться требованиями закона. Ваш статус как заключенного, либо лица содержащегося под стражей регулируется прежде всего соответствующими нормативно-правовыми актами.

Для лиц, содержащихся под стражей, это Федеральным законом от 15 июня 1995 г.

№ 103-ФЗ

«О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»

и Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 октября 2005 года № 189 (Правила). Для осужденных заключенных это Уголовно-исполнительный кодекс и другие нормативно-правовые акты, такие как Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений и Правила внутреннего распорядка воспитательных колоний. Руководствуйтесь законом и здравым смыслом, избегайте ненужных конфликтов и, скорее всего, вы проведете оставшийся срок заключения без особых проблем.

Поделиться ссылкой:

  1. СИЗО
  2. Тюремный быт
  3. Posted in
  1. СИЗО
  2. Tagged with
  3. Тюремный быт

Смотрите также:

  1. База знаний Письма в тюрьму
  2. База знаний О медицинских посылках для заключенных
  3. База знаний Как правильно подать жалобу заключенному, находящемуся в (СИЗО, ИК)
  1. База знаний Образец искового заявления о компенсации за нарушения условия содержания
  2. База знаний Обжалование нарушений при приемке передач
  3. База знаний Нарушения при приемке передач в исправительных учреждениях

Также СИЗО Обжалование неоказания и оказания ненадлежащей медицинской помощи 03.06.20200 Как обжаловать незаконное взыскание 12.05.20200 Идеальный карантин для СИЗО 06.04.20200 Система тюремных платежей 24.03.20201 Смотреть все в разделе СИЗО

Что такое общак на зоне?

АПОСТОЛ ЗИДОР27 июня · 621Интересно2Вы знаете ответ на этот вопрос?Поделитесь своим опытом и знаниями1 ответ3ПодписатьсяДобрый день.Общаг на зоне это когда вам с дому передали какие либо продукты питания, либо те же самые сигареты, после чего вы можете делится этим с теме кто с вам в камере. Ну или проще сказать пришли вам сигареты 1000 штук вы их сдали в общаг и вы и те кто с вами в камере берут их от туда какое то количество штук в день.Хороший ответ2 · 502Комментировать ответ…Читайте также-1Да есть, на всех зонах есть свои понятия и женские не исключение, только они отличаются от мужских, значительно отличаются, нет таких понятий как воровка в законе или фраересса и т.д. это всё как тупо звучит, это всё как-то по другому называетсяХороший ответ · 5,3 K315Историк, циник, социалист, агностик, законопослушный гражданин с советским.Не верь!

Не бойся! Не проси!Люди живут везде, даже в самых невыносимых условиях надо оставаться человеком и быть самим собой.

Не лги и не воруй.3 · Хороший ответ2 · 9842,4 KАвторитет аднозначна. У него все акценты понтов и подача себя как важного франта на необходимом уровне есть. Он будет мочить в сортире всех, кто его не уважает.

На фраера не тянет, маститость все-таки прокачана.24 · Хороший ответ10 · 25,0 K155Лучшие в стране специалисты по УДО.

https://znbm.ruСуть следственного изолятора в ограничении свободы перемещений, в изоляции подозреваемого от внешнего мира. Эта изоляция и есть основная характеристика жизни в СИЗО.

Контакты с внешним миром запрещены, свидания с родственниками (через решётку, по телефону – как в кино) разрешает (или не разрешает) следователь или судья.

Количество передач жёстко ограничено, передавать можно не всё, за сигареты могут покалечить.

Обычно людей содержат в камерах по 8-12 человек, но в самых новых СИЗО – есть и четырёхместные камеры. Есть и страшные изоляторы, где содержится по 120 человек в одном помещении (например Горелово под Питером). Чем больше в хате людей, тем больше расслаивается общество, и тем сложнее приходится слабым подследственным.

В таких СИЗО особенно много собирают денег и особенно велик риск для жизни.

В маленьком коллективе жить легче и безопаснее.

Найти общий язык с 4, 6 или даже 12ю сокамерниками всегда проще, чем с полутора сотнями.

Даже там, где отношения между осуждёнными и сотрудниками спокойны, мир делится на «наших» и «ваших» – на хороших зеков и плохих ментов.

Подследственным приходится играть по этим правилам – за сотрудничество с сотрудниками можно попасть в переплёт или скатиться в плохую касту – прослыть козлом, а то и хуже. Правило «Не верь, не бойся, не проси» работает и является самым адекватным советом тому, кто попал в СИЗО. Честный, спокойный, сдержанный человек будет жить в изоляторе нормально – как в больнице.

Если есть конкретные вопросы – спрашивайте, отвечу подробно. 20 · Хороший ответ1 · 17,8 K1,1 KРазбираюсь в современной науке, а еще в политике и экономике.В тюрьме я конечно не был, но мне кажется, что уважают там за преступления совершенные против системы. Ограбления банков, инкассаторских машин и т.п.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+