Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Гк рф все статьи содержащие императивные нормы

Гк рф все статьи содержащие императивные нормы

Статья 1192. Нормы непосредственного применения

  • »
  • »
  • »

(Наименование в редакции, введенной в действие с 1 ноября 2013 года Федеральным законом от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ. 1. Правила настоящего раздела не затрагивают действие тех императивных норм законодательства Российской Федерации, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права (нормы непосредственного применения).

(Пункт в редакции, введенной в действие с 1 ноября 2013 года Федеральным законом от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ. 2. При применении права какой-либо страны согласно правилам настоящего раздела суд может принять во внимание императивные нормы права другой страны, имеющей тесную связь с отношением, если согласно праву этой страны такие нормы являются нормами непосредственного применения.

При этом суд должен учитывать назначение и характер таких норм, а также последствия их применения или неприменения. (Пункт в редакции, введенной в действие с 1 ноября 2013 года Федеральным законом от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ. 1. В коммент. ст. говорится о правовых нормах, которые в доктрине международного частного права обычно именуют сверхимперативными.

Эти нормы (точнее, предписания) должны применяться независимо от того, какое право применимо к отношениям сторон в силу их соглашения или действия коллизионной нормы. Пункт 1 коммент. ст. посвящен применению сверхимперативных норм российского права, п.

2 — норм иностранного права. Выделение сверхимперативных норм призвано обеспечить соблюдение публичного порядка государства при применении норм иностранного права в международных частных отношениях, в частности ограничить выбор сторонами применимого права (ст. 1210 ГК) и решить известную в международном частном праве проблему «обхода закона». По своей сути содержащиеся в ст.

1192 предписания являются позитивной оговоркой о публичном порядке, тогда как предписания ст. 1193 ГК представляют собой негативную оговорку о публичном порядке (см. коммент. к ст. 1193 ГК). Таким образом, в Российской Федерации обе оговорки применяются параллельно.

2. При рассмотрении споров, которые основаны на отношениях, осложненных иностранным элементом, суд должен учитывать содержание сверхимперативных норм российского права, несмотря на то что в целом к отношениям сторон должны применяться нормы другого государства. Сверхимперативные нормы подлежат применению не только судебными, но и иными государственными органами (например, органом записи актов гражданского состояния). 3. Какая норма права имеет сверхимперативный характер, можно установить двояко: 1) прямо, когда в нормативном акте, содержащем данную норму, указывается на ее исключительный (сверхимперативный) характер; или 2) косвенно, когда обязательность применения той или иной нормы обусловлена ее особым значением для государства и его граждан, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота.

Следует признать неточной ту часть текста п.

1 коммент. ст., где говорится об указании на императивность нормы в самой норме.

Норма права имеет двучленную структуру и указание на ее сверхимперативность не входит ни в один из структурных элементов нормы, как и не образует самостоятельного элемента в структуре нормы права. Примером прямого определения сверхимперативности нормы может служить п.

2 ст. 414 КТМ, согласно которому наличие соглашения сторон о применимом праве

«не может повлечь за собой устранение или уменьшение ответственности, которую в соответствии с настоящим Кодексом перевозчик должен нести за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, утрату или повреждение груза и багажа либо просрочку их доставки»

.

Тем самым сверхимперативный характер придается, в частности, предписаниям ст.

ст. 186, 187 и 190 КТМ, которые устанавливают условия и размер ответственности перевозчика. Также в качестве примера можно привести п.

2 ст. 1209 ГК, в строго императивной форме предписывающий письменное оформление внешнеэкономической сделки, если хотя бы одной из ее сторон выступает российское юридическое лицо.

Согласно п. 3 ст. 162 ГК несоблюдение письменной формы внешнеэкономической сделки влечет ее недействительность.

Чаще всего сверхимперативность определяется косвенным образом исходя из того особого значения, которое норма права имеет для публичного правопорядка государства. Относится ли та или иная норма к числу сверхимперативных по этому критерию, определяют доктрина и судебная практика. В частности, сверхимперативными принято считать предписания п.

1 ст. 10 ГК о запрете злоупотребления правом, ст.

14 СК о препятствиях для вступления в брак, п.

1 ст. 12 СК о заключении брака между мужчиной и женщиной (и, следовательно, запрете регистрации брака между однополыми парами). Иногда перечень сверхимперативных норм формулируется весьма широко.

Так, Г.К. Дмитриева относит к их числу нормы, содержащиеся в следующих статьях ГК: ст. 166 (о праве суда применить последствия недействительной сделки по своей инициативе), ст. 205 (о восстановлении срока исковой давности), ст.

333 (предоставляющая право суду уменьшить неустойку, когда она явно несоразмерна убыткам), ст.

393 (о праве суда при определении размера убытков принять во внимание цены, существующие в день вынесения решения), ст.

395 (о праве суда определить день, на который принимается во внимание ставка банковского процента при взыскании процентов годовых), ст.

404 (о праве суда уменьшить размер ответственности должника по вине кредитора) и др. (Международное частное право / Под ред.

Г.К. Дмитриевой. 2-е изд. М., 2003.

С. 191 — 192). Такая чрезмерно широкая трактовка сверхимперативности в значительной степени умаляет значение коллизионных норм, содержащихся в разд.

VI ГК, и позволяет суду по многим вопросам игнорировать соглашение сторон спора о применимом праве. При определении перечня сверхимперативных норм следует вслед за зарубежным опытом прежде всего ориентироваться на предписания, обеспечивающие интересы несовершеннолетних детей, граждан, находящихся в беспомощном состоянии, потребителей, предписания, устанавливающие минимум ответственности перевозчика, и т.д. 4. В отличие от императивных норм национального права аналогичные нормы иностранного права не должны, но могут применяться судом, рассматривающим дело.

Основанием для такого применения является тесная связь права какой-либо страны со спорным отношением независимо от того, какое право применяется к этому отношению в силу коллизионной нормы или соглашения сторон. Для определения тесной связи может учитываться место исполнения договора, связь лица или предприятия с правом какого-либо государства и т.д.

Например, если российский заказчик и германский подрядчик заключили договор о ремонте оборудования, расположенного на территории Эстонии, то российский суд при рассмотрении спора между этими лицами наряду с правом Германии, применяемым в силу подп. 5 п. 3 ст. 1211 ГК, может на основании п.

2 коммент. ст. принять во внимание содержание сверхимперативных предписаний эстонского гражданского права.

5. Коммент. ст. распространяется лишь на применение императивных норм частного права.

Применимость норм публичного права (например, административного, процессуального и финансового права) она не затрагивает. Вместе с тем если сделка не соответствует публичным ограничениям или запретам какого-либо государства, то гражданско-правовое предписание о недействительности этой сделки может быть применено в качестве сверхимперативной нормы. Например, в соответствии с п.

4 ст. 26 Федерального закона от 8 декабря 2003 г.

N 164-ФЗ

«Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»

(СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4850) сделки по экспорту и (или) импорту отдельных видов товаров, совершенные без лицензии на осуществление исключительного права на экспорт и (или) импорт отдельных видов товаров, являются ничтожными, что означает необходимость применения к отношениям сторон предписаний ст. ст. 166 — 168 ГК. 1. В п. 1 комментируемой статьи речь идет о применении особых императивных норм российского права независимо от иностранного права, которым регулируется конкретное правоотношение.

Концепция сверхимперативных норм в МЧП была впервые разработана в середине 1950-х гг. во французской доктрине <*>, а впоследствии признана и зафиксирована в национальном законодательстве многих стран и в международных актах. Суть данной концепции заключается в следующем: в любом национальном законодательстве содержатся такие императивные нормы, которые в силу своей особой значимости должны применяться всегда, независимо от применимого права, определенного сторонами гражданского правоотношения (в силу автономии воли) или судом (в результате применения коллизионных норм).

Такие нормы получили название «сверхимперативных» (используются и иные термины — нормы непосредственного применения, императивные нормы в МЧП и др.) <**>.

——————————— <*> Franceskalis Ph. La theorie du renvoi et les conflits de systemes en droit international prive. Paris, 1958. <**> Проблеме императивных норм в МЧП посвящена обширная литература, например: Hartley Т.

Mandatory Rules in International Contracts: The Common Law Approach. Recueil des Cours 1997. T. 266, P.

337; Rooij R., Polak M. Private International Law in Netherlands 1987.

P. 129; Мосс Д. Автономия воли в практике международного коммерческого арбитража.

М., 1996. С. 73; Mayer P. Droit International Prive’. Paris, 1987. P. 78; Holleaux D., Foyer J., Pradelle G. de la. Droit International Prive’.

1987. P. 317. Etc. Основной смысл данной нормы, являющейся новеллой для российского права, заключается в том, что законодатель признает наличие в российском праве особых норм и обязывает суд применять их при рассмотрении соответствующих дел. Если с теоретической точки зрения эта концепция не вызывает особых сложностей, то с практической она приводит к немалым трудностям, с которыми может столкнуться суд в каждом конкретном случае.

Основная сложность заключается в нахождении таких норм среди всего массива императивных норм. Для облегчения поиска законодатель включил несколько критериев, которым должны отвечать такие нормы: — указание в самой норме; — обеспечение прав участников гражданского оборота; — обеспечение охраняемых законом интересов участников гражданского оборота.

Для облегчения поиска законодатель включил несколько критериев, которым должны отвечать такие нормы: — указание в самой норме; — обеспечение прав участников гражданского оборота; — обеспечение охраняемых законом интересов участников гражданского оборота. Примером такой нормы в российском праве может служить ст.

162 ГК

«Последствия несоблюдения простой письменной формы сделки»

, в п. 3 которой установлено, что несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки. Эта императивная норма российского законодательства, как свидетельствует обширная практика, не может быть изменена никаким соглашением сторон, включая соглашение о применимом праве.

Это означает, что независимо от выбранного сторонами или установленного судом применимого права положение о форме внешнеэкономической сделки применяется всегда. В качестве еще одного примера можно рассмотреть ст.

14 СК, устанавливающую обстоятельства, препятствующие заключению брака российскими гражданами и на территории РФ.

Хотя в самой статье нет указаний на ее особый характер, смысл статьи недвусмысленно указывает на обязательность ее применения независимо от того, какое иностранное право регулирует условия заключения конкретного брака.

Интересный вопрос может возникнуть в связи с применением норм акционерного законодательства. Некоторые его нормы, в частности о правах акционеров на участие в общем собрании акционеров, отчуждении акций, получении дивидендов, получении информации о деятельности общества, в определенной ситуации могут быть сочтены за сверхимперативные нормы, действие которых не затрагивается иностранным правом, применимым в конкретном случае. Иностранная практика, уже давно применяющая концепцию сверхимперативных норм, к таким нормам относит положения, регулирующие права потребителей, ответственность перевозчика, права и интересы детей.

2. Обращает на себя внимание схожесть концепции сверхимперативных норм и концепции позитивного публичного порядка (см.

коммент. к ст. 1193). И в том и в другом случае речь идет о наборе определенных норм, положений национального законодательства, применение которых сохраняется независимо от применимого права. Отличие заключается в том, что концепция публичного порядка (в позитивной и в негативной форме) включает в себя не только и не столько конкретные нормы законодательства, а основополагающие принципы определенной национальной системы права, что и делает ее столь сложной для толкования и практического применения.

В связи с этим уместно отметить, что соединение конкретных норм и общих принципов в концепции публичного порядка приводит к ее «рыхлости». В результате исключения из нее конкретных материально-правовых норм концепция публичного порядка приобрела, насколько это возможно, определенную стройность и логику.

3. Проблема сверхимперативных норм условно может быть подразделена на две: применение сверхимперативных норм страны суда; применение сверхимперативных норм третьей страны, с правом которой правоотношение имеет тесную связь. Для этих двух типов сверхимперативных норм мировая практика, нашедшая отражение в ГК, устанавливает различный режим применения: сверхимперативные нормы страны суда должны применяться в обязательном порядке, а сверхимперативные нормы третьей страны могут применяться или не применяться по усмотрению суда. Этому разделению полностью соответствует структура комментируемой статьи — в п.

1 речь идет о обязательности применения сверхимперативных норм российского права, а в п.

2 о возможности применения сверхимперативных норм третьей страны <*>. ——————————— <*> В российской литературе наиболее подробно эту проблему исследовал А.Н. Жильцов. См.: Жильцов А.Н. Проблемы применения императивных норм третьих стран в европейском международном частном праве // Законодательство и экономика.

1997. N 23 — 24. С. 37 — 48. См. также: Садиков О.Н. Императивные нормы в международном частном праве // Московский журнал международного права.

1992. N 2. С. 71 — 83. 4. Формулировка комментируемой статьи в большой степени базируется на аналогичной статье Римской конвенции 1980 г. (ст. 7). Основное различие заключается в том, что в Римской конвенции на первое место поставлена проблема применения императивных норм третьего государства, право которого тесно связано с правоотношением, а не императивных норм страны суда.

5. Использование механизма сверхимперативных норм страны суда позволит решить также проблему «обхода закона». В МЧП любой страны проблема «обхода закона» представляется весьма сложной.

Для ее решения предлагались различные способы: ограничение автономии воли, введение запрета «обхода закона» и др. В настоящее время наиболее целесообразным способом борьбы с «обходом закона» признана концепция сверхимперативных норм, которая позволяет применить к правоотношениям важные с точки зрения конкретного государства нормы, независимо от избранного сторонами права.

6. В п. 2 комментируемой статьи предусматривается возможность применить императивные нормы другой страны, если суд придет к выводу, что отношение тесно связано с этой страной. Другими словами, для применения данного положения суд должен определить: 1) существует ли тесная связь отношения с правом другого государства, а не того, чье право применяется в силу автономии воли сторон или в соответствии с коллизионной нормой, и 2) какие императивные нормы этой правовой системы должны быть учтены. При определении наличия тесной связи (принцип тесной связи впервые включен в ГК — см.

ст. 1186 и 1211 и коммент. к ним) с правом другого государства необходимо учитывать, в частности, место исполнения договора или какой-либо его части, связь стороны правоотношения с правом другого государства и др. Законодатель, как и в п. 1 комментируемой статьи, предлагает некоторые критерии, которые должны помочь суду при ответе на второй вопрос, — необходимо учитывать назначение и характер таких норм, последствия их применения или неприменения.

Гибкий характер данной нормы предполагает, что ее применение зависит от конкретных обстоятельств и от оценки судом каждой ситуации.

Новизна данного положения для российского права возлагает на суды необходимость разрабатывать самостоятельно дополнительные критерии, тесты для его применения.

← → Получите консультации и комментарии юристов по статье 1192 ГК РФ бесплатно. Вопросы можно задать как по телефону так и с помощью формы на сайте.

Сервис доустпен с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени.

Вопросы, полученные в другое время, будут обработаны на следующий день.

Бесплатно оказываются только первичные консультации.

Диспозитивные и императивные нормы гражданского права.

Аналогия закона и права 1. Важнейшей чертой метода гражданского права является диспозитивность нормативно-правового регулирования, выражающаяся в том, что устанавливаемые гражданским законодательством правовые нормы зачастую представляют субъектам широкую свободу в определении и осуществлении их имущественных прав и содержат большое число диспозитивных правил.

Диспозитивная норма – это норма, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (ст.391 ГК). Сторонам предоставлено право определять характер взаимоотношений между ними полностью или в определенной мере по собственному усмотрению, а также предоставлена достаточно широкая возможность выбора между несколькими вариантами поведения, но в пределах, установленных законом.

В диспозитивной норме проявляется принцип, когда свобода каждого ограничивается аналогичной свободой других лиц. О диспозитивном характере правовых норм свидетельствуют содержащиеся в них оговорки типа «если иное не предусмотрено договором». Примерами диспозитивных норм, т.е.

норм, которые, устанавливая правило, дозволяют сторонам гражданского правоотношения по своему усмотрению в договоре изменять его, в частности, являются: ст.211, ст.212, п.1,2 ст.221, п.1 ст.224, п.1 ст.238, ст.251, п.1 ст.254, п.2 ст.257, ст.455, п.2 ст.713 и т.д.

Так, ст.259 ГК предусматривает, что имущество, нажитое супругами во время брака, находится в их совместной собственности, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Это диспозитивная норма, так как содержащееся в ней правило может быть изменено договором между супругами. В частности, они могут определить в договоре, что имущество, нажитое ми во время брака, будет находиться в раздельной собственности.

2. Императивные нормы гражданского права точно определяют права и обязанности субъектов; в них содержатся правила, которым субъекты правоотношения обязаны неукоснительно следовать, не имея возможности изменять их в соглашении.

Об императивном характере гражданско-правовых норм свидетельствует формулировка текста, она содержит выражение долженствования в категоричной форме либо категорический запрет. В частности, на императивный характер нормы указывают запреты типа «не допускается», «не могут», «недействительна» и др. Так, императивный характер имеет норма ст.21 ГК, в соответствии с которой «никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и порядке, установленных законом».

Так, императивный характер имеет норма ст.21 ГК, в соответствии с которой

«никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и порядке, установленных законом»

.

В данном случае законодатель прямо указывает на императивный характер правовой нормы, особо обращая внимание на недопустимость соглашения сторон по вопросу ограничения правоспособности и дееспособности граждан.

Императивными являются нормы п.3 ст.163, п.1 ст.166, ст.199, ст.550, п.2 ст.603, ст.638, ст.1040 ГК и др.

Существует значительное количество правовых норм, которые содержат определения правовых понятий, а также нормы отсылочного характера (бланкетные). Так, в ст.19 ГК определено понятие места жительства гражданина, которым признается тот населенный пункт, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. В соответствии со ст.390 ГК договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Нормы-понятия содержатся в ст.3, ст.11, ст.63, ст.424, ст.476, ст.554, ст.643 и др. К нормам отсылочного характера (бланкетным) можно отнести п.1 ст.218; ч.2 п.1 ст.578; п.2 ст.578; ст.642; п.4 ст.772 и др. В литературе отмечалось, что нормы, содержащие определения правовых понятий, отсылочные нормы не могут быть причислены ни к императивным, ни к диспозитивным[67].

По нашему мнению, указанные нормы являются императивными, поскольку стороны в договоре не могут установить иные положения; они являются обязательными для сторон правилами, установленными законодательством.

3. В правоприменительной практике иногда возникают ситуации, когда очевидно, что спорное отношение требует правового разрешения, однако, это не предусмотрено конкретной нормой права.

Возникает ситуация, когда правоприменитель обнаруживает пробел в законодательстве. Пробелы в законодательстве существуют в основном вследствие двух причин: во-первых, в результате появления новых общественных отношений, которые в момент принятия закона не существовали и не могли быть учтены законодателем; во-вторых, из-за упущений при разработке закона.

Очевидно, что до устранения обнаруженного пробела отношения не могут оставаться неурегулированными. В таких случаях обычно используются специальные приемы: аналогия закона и аналогия права.

Аналогия закона и аналогия права ранее предусматривались гражданско-процессуальным законодательством.

ГК 1998 года трансформировал это правило в норму материального права, установив универсальность его применения всеми участниками правоотношений и всеми правоприменительными органами.

Так, ст.5 ГК устанавливает, что в случаях, когда предусмотренные ст.1 ГК отношения прямо не урегулированы актами законодательства или соглашением сторон, к таким отношениям, поскольку это не противоречит их существу, применяется норма гражданского законодательства, регулирующая сходные отношения (аналогия закона). Аналогия закона может применяться при наличии следующих условий: 1) общественное отношение, которое требует урегулирования, по своим признакам входит в предмет гражданского права, т.е. является имущественным, либо личным неимущественным; 2) общественное отношение не урегулировано нормой гражданского права или соглашением сторон; 3) имеется гражданско-правовая норма, регулирующая сходное общественное отношение, и это не противоречит существу подлежащих урегулированию отношений.

Для применения аналогии закона необходимо наличие указанных условий в совокупности. С развитием и существенным обновлением гражданского законодательства сфера применения аналогии закона сужается, поскольку препятствием для применения аналогии закона, как уже было сказано, является наличие нормы гражданского права, регулирующей общественное отношение, либо соглашения сторон. В ряде случаев в самом законе предусматривается распространение норм, регулирующих определенные отношения, на другие отношения, упоминаемые в нем.

Так, в соответствии со ст.538 ГК Республики Беларусь к договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже (глава 30), если это не противоречит правилам главы 31 и существу мены. В этом случае речь не идет об аналогии закона, речь идет о правовом регулировании отношений, предусмотренных ГК, путем прямого распространения на них некоторых норм, относящихся к сходным отношениям, урегулированным в кодексе.

Такой прием использован законодателем с целью недопущения повторений в правовом регулировании при наличии в обоих отношениях совпадающих моментов, требующих единообразного правового регулирования[68]. Также не следует смешивать аналогию закона с расширительным толкованием.

Последнее предполагает наличие нормы, охватывающей по смыслу случай, прямо не оговоренный в тексте нормы.

4. При невозможности использования в указанных случаях аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из основных начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) (п.2 ст.5 ГК). Применение аналогии права обоснованно при наличии двух условий: при обнаружении пробела в законодательстве и при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения, что не дает возможности использовать аналогию закона.

Общие начала гражданского законодательства, т.е.

принципы гражданского права, сформулированы в ст.2 ГК. Под «смыслом гражданского законодательства» обычно понимают его характерные черты, закрепленные в предмете гражданского права.

Не допускается применение по аналогии норм, ограничивающих гражданские права и устанавливающих ответственность. Использование аналогии закона и аналогии права возможно не только правоохранительными органами, в частности, судами, но и иными субъектами правоприменения, что существенно расширяет круг их гражданских прав.

В любом случае применения нормы законодательства по аналогии правоприменительный орган обязан это обосновать.

§ 4. Действие гражданского законодательства во времени, в пространстве и по кругу лиц 1.

Основные положения о действии гражданского законодательства во времени закреплены в ст.4 ГК и в ст.66-67 Закона Республики Беларусь от 10 января 2000 г. «О нормативных правовых актах Республики Беларусь». Так, акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие, и к отношениям, существовавшим до введения их в действие, в части прав и обязанностей, возникших после введения их в действие.

Иное может быть предусмотрено Конституцией и принятыми в соответствии с ней иными законодательными актами (ГК, декретами и указами Президента Республики Беларусь, законами).

В соответствии со ст.67 Закона Республики Беларусь от 10 января 2000 г. «О нормативных правовых актах» возможно придание обратной силы нормативному акту, если он смягчает или отменяет ответственность гражданина, либо иным образом улучшает положение лиц, либо когда в самом нормативном акте прямо предусматривается, что он распространяет свое действие на отношения, возникшие до его вступления в силу.

Так, действие статей 938 и 939 ГК распространяется также на случаи, когда причинение вреда потерпевшему имело место до 1 июля 1999 года, но не ранее 1 июля 1996 года и причиненный вред остался невозмещенным (ст.1149 ГК).

Общее правило ч.1 ст.4 ГК не распространяется на отношения сторон по договору, который должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законодательством.

Если после заключения и до прекращения действия договора принят акт законодательства, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора должны быть приведены в соответствие с законодательством, если иное не предусмотрено законодательством (п.2 ст.392 ГК).

Таким образом, любой акт законодательства в отношении условий договора может иметь обратную силу. ГК 1998 г. применяется к отношениям, возникшим после 1 июля 1999 г.

По гражданским правоотношениям, возникшим до 1 июля 1999 г., Кодекс применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после вступления его в силу. По гражданским правоотношениям, возникшим до 1 июля 1999 г., но не урегулированным действовавшим в тот момент законодательством, применяются правила ГК 1998 г.
По гражданским правоотношениям, возникшим до 1 июля 1999 г., но не урегулированным действовавшим в тот момент законодательством, применяются правила ГК 1998 г. (ст.1139 ГК). 2. Общее правило о действии гражданского законодательства в пространстве состоит в том, что акты гражданского законодательства действуют на территории, подведомственной принявшему их органу.

Так, акты местных органов управления и самоуправления, изданные в случаях и пределах, предусмотренных законодательными актами, распоряжениями Президента Республики Беларусь и постановлениями Правительства Республики Беларусь, действуют на территории соответствующих административно-территориальных образований.

Законодательные акты, иные акты гражданского законодательства, за исключением актов местных органов, действуют на всей территории Республики Беларусь. Однако орган, издавший гражданско-правовой нормативный акт, может ограничить территорию действия данного акта. Например, действие нормативного акта может быть ограничено территориями, загрязненными радионуклидами, районами свободных экономических зон и т.д.

Кроме того, законодательство Республики Беларусь в отдельных случаях может применяться на территории другого государства. Так, участники внешнеторговой сделки могут в соглашении определить положение о рассмотрении возникших между ними споров по правилам материального права страны истца, т.е. по гражданскому законодательству другой – для одной из сторон – страны.

3. Правило о действии гражданского законодательства по кругу лиц состоит в том, что акты гражданского законодательства распространяются на всех лиц, находящихся на территории, в пределах которой действует гражданское законодательство. Если действие гражданско-правового нормативного акта ограничивается определенной территорией, то акт действует только в отношении лиц, которые находятся на данной территории. В ряде случаев в самом акте гражданского законодательства ограничивается круг субъектов, на которых он распространяется.

Примером может служить Закон Республики Беларусь от 9 января 2002 г. «О защите прав потребителей»[69].

§ 5. Толкование гражданско-правовых норм 1.

Толкование гражданско-правовой нормы – важный этап правоприменения. Прежде чем применить конкретную нормы права, необходимо уяснить ее подлинный смысл, а в некоторых случаях и разъяснить.

Уяснение содержания (смысла) гражданско-правовой нормы путем устранения обнаруженных в ней неясностей и достигается в процессе толкования. Причины неясностей могут быть как объективными, так и субъективными: сложность специфической терминологии, юридических конструкций, система отсылочных норм, абстрактный характер нормы и т.п.[70] В зависимости от субъекта толкования и юридических последствий, к которым приводит разъяснение, различают официальное и неофициальное толкование. Официальное толкование дается уполномоченными на то субъектами – государственными органами, должностными лицами.

Так, в соответствии со ст.70 Закона Республики Беларусь от 10 января 2000 г. «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» в случае обнаружения неясностей и различий в содержании нормативного правового акта, а также противоречий в практике его применения нормотворческий орган (должностное лицо), принявший (издавший) этот акт, или, если иное не предусмотрено Конституцией Республики Беларусь, уполномоченный им орган осуществляют официальное толкование этих норм путем принятия (издания) соответствующего нормативного правового акта.

Официальное толкование ориентирует правоприменителей на однозначное понимание правовых норм и их единообразное применение. Аутентическое толкование имеет место тогда, когда смысл правовой нормы разъясняется тем же органом, который принял правовой акт.

Казуальное толкование также является официальным, однако не имеет общеобязательного значения, сводится лишь к толкованию правовой нормы с учетом ее применения к конкретному случаю. Оно дается по поводу рассмотрения конкретного дела и обязательно лишь для него. Неофициальное толкование – это разъяснение норм права, не являющееся юридически значимым.
Неофициальное толкование – это разъяснение норм права, не являющееся юридически значимым. Оно может быть профессиональным, обыденным, доктринальным.

В частности, научное (доктринальное) толкование имеет место в том случае, когда смысл правовой нормы разъясняется учеными в литературных источниках, комментариях к законам и кодексам, на конференциях и т.д.

Научное толкование не является общеобязательным, но его значение велико, так как доктринальное толкование оказывает влияние на уяснение смысла нормативных правовых актов теми органами (должностными лицами), толкование которых имеет обязательную силу. 2. Выделяют основные способы толкования: грамматический, логический, систематический, исторический[71]. Грамматический (филологический, языковой) способ толкования представляет собой уяснение смысла гражданско-правовой нормы на основе анализа текста нормативно-правового акта с учетом правил грамматики, выявления терминологического смысла отдельных слов.

Так, согласно ст.203 ГК в качестве оснований приостановления течения срока исковой давности выступает непреодолимая сила – чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство.

Законодатель в данном случае использует соединительный союз «и», то есть признание конкретного юридического факта фактом действия непреодолимой силы зависит от того, характеризуется ли он как чрезвычайное, так одновременно и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство. При логическом способе толкования смысл норм гражданского законодательства выявляется с учетом положений формальной логики.

Так, в соответствии со ст.521 ГК договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами.

Возникает вопрос, необходимо ли нотариальное удостоверение договора продажи дома? Прямого ответа ст. ст. 521, 522 ГК, а также нормы о форме сделок (ст.ст.159–166 ГК) не содержат. Для ответа на поставленный вопрос необходимо прибегнуть к соответствующим логическим рассуждением.

Статья 1147 ГК предусматривает, что до вступления в силу акта законодательства о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним для договоров, предусмотренных ст.ст.522; 531; п.3 ст.545 ГК, сохраняют силу правила об обязательном нотариальном удостоверении таких договоров, установленные законодательством, действовавшим до вступления в силу ГК 1998 г. Следует отметить, что согласно ст.235 Гражданского кодекса Республики Беларусь, утвержденного Законом БССР от 11 июня 1964 г., с изменениями и дополнениями от 3 марта 1994 г.[72], сделка купли-продажи дома должна была быть нотариально удостоверенной. В настоящее время в связи с вступлением в силу законодательства о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним данная императивная норма фактически утратила свое значение.[73] При систематическом толковании смысл нормы устанавливается посредством ее сопоставления с другими нормами; выявления общего и особенного в отдельных нормах по одному и тому же вопросу.

Наиболее четко этот способ проявляется при сопоставлении норм общей и особенной части гражданского права. Например, возмещение убытков в случае неисполнения обязательства и уплата неустойки за его неисполнение по общему правилу п.2 ст.367 ГК освобождает должника от исполнения обязательства в натуре.

Однако при решении вопроса об ответственности продавца в случае неисполнения им обязательства по договору розничной купли-продажи следует руководствоваться специальной нормой ст.475 ГК, в которой содержится императив, в силу которого возмещение убытков и уплата неустойки не освобождает продавца от исполнения обязательства в натуре.

Однако при решении вопроса об ответственности продавца в случае неисполнения им обязательства по договору розничной купли-продажи следует руководствоваться специальной нормой ст.475 ГК, в которой содержится императив, в силу которого возмещение убытков и уплата неустойки не освобождает продавца от исполнения обязательства в натуре. Историческое (историко-политическое) толкование преследует цель установить смысл норм права исходя из условий их возникновения.

С помощью этого способа толкования выясняются исторические условия издания нормативного акта, социально-политические цели, которые преследовал законодатель. Данный способ помогает выявить такие правовые нормы, которые хотя формально, и не отменены, но фактически уже не действуют; то есть общественные отношения, которые норма регулировала, утратили свое значение либо значительно изменились.

В примере, который был проанализирован ранее и касался ответа на вопрос об обязательности нотариального удостоверения сделки купли-продажи дома, в частности, также использовано историческое толкование.

3. В зависимости от результата толкования нормы различают буквальное, ограничительное и расширительное (распространительное) толкование.

Буквальное толкование – наиболее типичный и часто встречающийся вид толкования, когда «дух» и «буква» закона совпадают, т.е.

словесное выражение нормы и ее действительный смысл идентичны. В отдельных случаях такое совпадение отсутствует, тогда как исключение могут применяться расширительное и ограничительное толкование. При расширительном – смысл и содержание нормы шире, чем ее словесное выражение.

Так, в соответствии со ст.154 ГК сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Однако участником сделок может быть и государство, что следует из п.1 ст.124 ГК, в соответствии с которым:

«Республика Беларусь, административно-территориальные единицы участвуют в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных с иными участниками этих отношений – физическими и юридическими лицами»

. Таким образом, систематическое толкование приводит в данном случае к расширительному пониманию ст.154 ГК. Расширительное толкование не допускается, если речь идет об исключении из общего правила, а также тогда, когда в гражданско-правовой норме дается исчерпывающий перечень обстоятельств, при которых она применяется.

В ряде случаев словесная формулировка правовой нормы оказывается шире ее подлинного смысла. В этом случае используется ограничительное толкование.

Например, п.3 ст.226 ГК регламентирует порядок приема на учет бесхозяйных недвижимых вещей, условия признания права коммунальной собственности на эти вещи. И хотя в соответствии с п.1 ст.130 ГК к недвижимым вещам относятся, в том числе, и земельные участки, норма п.3 ст.226 ГК неприменима к земле, так как земля не может находиться в коммунальной собственности в соответствии с земельным законодательством.

Прекращение права собственности на землю в случае добровольного отказа от нее, а также в случаях ее не использования (нерационального использования) регулируется земельным законодательством. Использование различных способов толкования норм гражданского законодательства способствует точному установлению смысла правовой нормы и более эффективному ее применению на практике. § 6. Значение судебной практики в применении и совершенствовании гражданского законодательства.

Обычай как источник гражданского права. Взаимодействие гражданского законодательства и моральных принципов в практике применения норм гражданского права 1. В широком смысле в понятие судебной практики входят единообразные решения и определения судов общей компетенции и хозяйственных судов, вынесенные при разрешении по существу конкретных гражданских дел, а также постановления и разъяснения Пленумов Верховного Суда и Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь.

Судья при рассмотрении дела, по которому сложилась судебная практика, может вынести иное решение, если придет к выводу, что сложившаяся практика не соответствует закону. В таком понимании судебная практика не является источником гражданского права. Вместе с тем судебная практика имеет большое значение для выработки единообразного понимания и применения гражданского законодательства судебными органами, без чего невозможно обеспечить правопорядок в обществе.

С одной стороны, судебная практика тесно взаимодействует с наукой гражданского права. Она воспринимает теории, идеи, вырабатываемые наукой. С другой стороны, практика является исходной базой для совершенствования гражданского законодательства.

В частности, положение о продлении сроков исковой давности, пропущенных по уважительным причинам, сложилось на практике, и только потом было закреплено в гражданском законодательстве[74].

Положения ст.970 ГК о способе и размерах компенсации морального вреда были внесены в ГК после обобщения судебной практики рассмотрения подобной категории дел в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 сентября 1996 г.

«О применении законодательства, регулирующего материальное возмещение морального вреда»

[75] и т.д.

Применение гражданско-правовых норм к разрешению конкретных споров в судебной практике дает возможность судить о полноте и эффективности действующих норм права, обнаруживать пробелы и ставить вопрос об их устранении. Подобные обобщения судебной практики содержатся в постановлениях высших судебных инстанций. Так, Пленум Верховного Суда Республики Беларусь и Пленум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь рассматривают материалы изучения и обобщения практики разрешения споров, судебной статистики и дают судам в порядке судебного толкования разъяснения по вопросам применения законодательства Республики Беларусь, возникающим при рассмотрении судебных дел.

В теории права высказана точка зрения об актах толкования высших судебных инстанций, как об интерпретационных актах[76]. Следует отметить, что данные акты являются правовыми.

Они издаются компетентными государственными органами (высшими судебными инстанциями), имеют обязательный характер, формально закреплены. В этом состоит их сходство с иными правовыми актами (нормативными и правоприменительными).

Но имеются и различия. Так, нормативный акт содержит нормы права, а интерпретационный лишь толкует, объясняет эти нормы. Не имея норм права, интерпретационный акт неотделим от толкуемого нормативного акта. Соответственно, при утрате нормативным актом юридической силы утрачивает значение и интерпретационный акт.

От правоприменительного акта интерпетационный отличается тем, что первый связан с решением конкретного дела, а последний имеет общий характер.

Эти предписания общего характера, содержащиеся в актах официального толкования, считают правоположениями.

Суды при решении конкретных вопросов должны учитывать содержание правоположений, однако, правоположения не могут составлять основу правоприменительных решений. Правотворческие органы в свою очередь должны следить за правоприменительной практикой и оперативно вносить изменения в действующее законодательство, базируясь на сформировавшихся правоположениях. Гражданское законодательство и судебная практика в процессе взаимодействия динамично развиваются и обогащают друг друга.

Поэтому при изучении гражданского права необходимо не только учитывать содержание и тенденции развития законодательства, но и судебной практики. 2. Одним из источников гражданского и торгового права во многих странах, играющим второстепенную роль по сравнению с другими источниками, является обычай.

В качестве основных признаков, которыми, как правило, характеризуется обычай, указываются следующие: продолжительность существования, постоянство соблюдения, определенность, непротиворечие публичному порядку и законодательству[77]. По очередности применения обычаи стоят после гражданского законодательства и договоров.

Они применяются при обнаружении в гражданском законодательстве пробела, который не восполняется соглашением сторон.

В Республике Беларусь обычай признается источником права в области регулирования гражданско-правовых отношений, осложненных иностранным элементом. Так, в соответствии со ст.1093 ГК право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо осложненным иным иностранным элементом, определяется на основании Конституции Республики Беларусь, ГК, иных законодательных актов, международных договоров Республики Беларусь и не противоречащих законодательству Республики Беларусь международных обычаев. Такого рода обычаи распространены в сфере международной торговли.

Они применяются при условии, что эти правила известны сторонам и нашли отражение в сделке в виде прямой отсылки. Многие из них, наиболее употребительные в той или иной отрасли торговли, нашли отражение в ряде документов различных международных организаций, например, в международных правилах толкования торговых терминов «Инкотермс» 1980, 1990 и 2000 гг.[78].

Что касается гражданско-правовых отношений, не осложненных иностранным элементом, то сфера применения обычая, обыкновения весьма ограничена в Республике Беларусь.

В ГК содержатся отдельные упоминания об учете местных обычаев при обращении в собственность общедоступных для сбора вещей (ст.222 ГК), о необходимости соблюдать «обычно предъявляемые требования» при исполнении обязательств (ст.290, 293 ГК) и т.д. Иной подход закреплен в ГК Российской Федерации, где обычаи делового оборота, применяемые исключительно в сфере предпринимательских отношений, выделены в числе источников гражданского права и освещен порядок их применения (см., например, ст.ст.5, 6, 309, 311, 314, 315, 421, 427 ГК Российской Федерации).

3. Правила морали и нравственности сами по себе не являются источниками гражданского права. Вместе с тем, будучи видами социальных норм, право и мораль тесно взаимодействуют.

Моральные нормы и принципы опираются на складывающиеся в сознании общества представления о добре и зле, чести, достоинстве, справедливости и т.п., которые вырабатываются философией, религией, искусством в процессе этического осмысления мира.

В современном обществе право поддерживается общественным сознанием, следование праву входит в число его моральных ценностей. Принято говорить об общечеловеческих ценностях (жизнь, свобода, равенство, справедливость и т.д.), которые закреплены как нравственные принципы и представлены в международных и национальных юридических актах как права человека.

Значительное влияние моральные принципы оказывают на формирование гражданского законодательства, а также на практику его применения. Так, к основным началам гражданского законодательства относится положение о презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений (ст.2 ГК). В последующих статьях ГК законодатель последовательно проводит эту идею.

Например, п.4 ст.9 ГК устанавливает презумпцию разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений при осуществлении защиты гражданских прав. Подобные формулировки о необходимости соблюдения принципов «добросовестности», «разумности и справедливости», «гуманного отношения», «обычно предъявляемых требований» присутствуют во многих статьях ГК (ст.ст.

49, 221, 242, 290, 970 и т.п.). Это свидетельствует о том, что, с одной стороны, моральные нормы могут выполнять функции оснований юридической оценки фактов, а с другой – нарушение моральных принципов является в некоторых случаях достаточным для наступления правовых последствий. Доказывать недобросовестность или неразумность действий должен тот, кто с таким поведением связывает правовые последствия.

Так, при предъявлении требований к лицу, которое в силу закона или учредительных документов выступает от имени юридического лица, предъявившие их учредители должны доказать, что убытки вызваны недобросовестными или неразумными действиями этого лица (ст.49 ГК). Дополнительная литература: 1. Василевич Г. А. Источники белорусского права: принципы, нормативные акты, обычаи, прецеденты, доктрина.

Мн.: Тесей. – 2005. 2. Гражданский кодекс России.

Проблемы. Теория. Практика. – М., 1998. 3. Гусев С.И. Руководящие разъяснения Пленумов Верховных Судов – важное средство укрпеления законности // Советское государство и право. – 1995. – № 10. 4. Ершов В. Гражданское законодательство и иные акты, содержащие нормы гражданского права // Российская юстиция.

– 1995. – № 6. 5. Калмыков Ю.Х. Структура советского гражданского права и перспектива его развития // Советское государство и право. – 1988. – № 7. 6. Каравай А.В.

Действие гражданско-правовых норм во времени. – Минск, 1999. 7. Новицкий И.Б.

Источники советского гражданского права.

– М., 1959. 8. Поленина С.В. Аналогия в гражданском праве // Советское государство и право.

– 1969. – № 5. 9. Суханов Е.А. Гражданский кодекс в хозяйственной практике // Хозяйство и право.

— 1997. — №5. 10. Толстой Ю.К. Что такое гражданское законодательство // Правоведение. – 1995. – № 3. 11. Черданцев А.Ф.

Толкование советского права. – М., 1979.

12. Чигир В.Ф. Новый Гражданский кодекс Республики Беларусь //Юстыцыя Беларуси.

– 1999. – № 1. 13. Щенникова Л.В.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+