Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Социальное обеспечение - Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению

Статья 1101. Способ и размер компенсации морального вреда

1. Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. 2. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Комментарий к ст.

1101 ГК РФ 1. Вопреки названию коммент.

ст., речь в ней идет о форме и размере компенсации морального вреда. В отличие от ранее действовавшего правила о допустимости различных материальных форм компенсации морального вреда (ст.

131 Основ гражданского законодательства) п.

1 коммент. ст. содержит императивную норму о денежной форме компенсации, которая не может быть изменена ни соглашением сторон, ни судом. С точки зрения здравого смысла действующая норма является едва ли оправданной и обоснованной. Почему нарушитель не может быть обязан к компенсации морального вреда в иной, неденежной материальной форме, когда это в большей степени отвечает интересам потерпевшего или тем более обеих сторон, остается совершенно неясным.

2. В случае недостижения соглашения между сторонами по вопросу о размере компенсации морального вреда данный размер определяется судом.

В п. 2 коммент. ст. содержатся критерии определения размера компенсации, которыми суд должен руководствоваться. Таковыми являются характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, индивидуальные особенности потерпевшего, степень вины причинителя вреда, требования разумности и справедливости.
Таковыми являются характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, индивидуальные особенности потерпевшего, степень вины причинителя вреда, требования разумности и справедливости.

Дополнительные правила оценки морального вреда выработаны Пленумом ВС, согласно разъяснениям которого размер компенсации морального вреда не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

При определении размера компенсации морального вреда следует также выяснить мнение потерпевшего относительно размера компенсации (п. 1, 8 Постановления ВС N 10). Судебная практика по статье 1101 ГК РФ Определение Верховного Суда РФ от 14.08.2018 N 78-КГ18-38 Разрешая спор по существу и удовлетворяя в части исковые требования Золотарева А.Е.

о взыскании с Министерства финансов Российской Федерации компенсации морального вреда, суд первой инстанции, ссылаясь на положения статьи 151 , пунктов 1 и 3 статьи 1070 , 1071 , статей 1100 и 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что моральный вред причинен истцу в результате незаконного уголовного преследования, что установлено вступившим в законную силу приговором суда, которым признано право Золотарева А.Е. на реабилитацию, в связи с чем пришел к выводу о доказанности причинения истцу нравственных страданий в результате такого преследования. Постановление ЕСПЧ от 27.06.2017 51.

Статьи 151 и 1099 — 1101 ГК РФ предусматривают компенсацию морального вреда.

Статья 1099 ГК РФ, в частности, указывает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. ПРАВО I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 02.02.2017 N 11-АПУ17-3 При новом рассмотрении гражданского иска необходимо руководствоваться требованиями ст.

ст. 151, 1064, 1094 и 1101 ГК РФ и установить размер компенсации морального вреда каждому потерпевшему, исходя из характера их нравственных страданий, требований разумности и справедливости. На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20 и 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23.03.2017 N 78-АПУ17-7 При этом, если вопрос о взыскании с осужденного Боссерта В.А.

денежной компенсации морального вреда, причиненного потерпевшим в результате причинения смерти обоим их родителям следует признать решенным в соответствии с положениями п. 2 ст. 1101 ГК РФ в зависимости от характера причиненных потерпевшим нравственных страданий, степени вины причинителя вреда и с учетом требований разумности и справедливости, то решение в части возмещения потерпевшим материального ущерба в размере 200 000 руб. каждому нельзя признать обоснованным.

В судебном заседании потерпевшими Д.

и Д. не были представлены документы, а также иные доказательства, подтверждающие понесенные ими расходы на указанную в исковом заявлении сумму.

Суд в приговоре свое решение об удовлетворении исковых требований в заявленном потерпевшими размере не мотивировал, он также не указал, как это предусмотрено ст.

173 ГПК РФ, о принятии им признания иска ответчиком. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15.06.2017 N 82-АПУ17-6 Заявленный по делу гражданский иск рассмотрен правильно. Размер компенсации причиненного морального вреда определен в соответствии с положениями ст.

151, п. 2 ст. 1101 ГК РФ, с учетом характера причиненных гражданскому истцу В. физических и нравственных страданий, степени вины осужденного в причинении вреда, а также исходя из требований разумности и справедливости.

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 02.08.2017 N 16-АПУ17-7СП Размер компенсации морального вреда определен судом в соответствии с требованиями ст.

151, 1101 ГК РФ с учетом причиненных потерпевшей нравственных и физических страданий в результате убийства ее единственного сына, с учетом степени вины каждого из осужденных, с соблюдением принципа разумности, наличия у осужденных в силу их возраста и трудоспособности реальной возможности по исполнению приговора в данной части. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.12.2017 N 7-АПУ17-12сп Исковые требования потерпевшей А.

о компенсации морального вреда в связи со смертью Л., являвшегося для потерпевшей, как установлено судом, близким человеком, с которым она состояла в фактических брачных отношениях и длительное время совместно проживала, вела общее хозяйство, судом разрешены в соответствии с положениями ст.

ст. 151, 1101 ГК РФ. Выводы суда мотивированы в приговоре и являются правильными. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19.12.2017 N 48-АПУ17-27 Гражданский иск о взыскании компенсации морального вреда судом рассмотрен в соответствии с требованиями ст. ст. 151, 1101 ГК РФ. При этом размер компенсации морального вреда взысканного с осужденного в пользу Т.

определен с учетом нравственных страданий, перенесенных потерпевшим в связи с убийством его отца и деда, а также с учетом требований разумности и справедливости. Оснований для снижения размера взысканной с Чалкова компенсации морального вреда не имеется. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12.12.2017 N 75-АПУ17-7СП Размер компенсации морального вреда определен судом в соответствии с требованиями ст.

151, 1101 ГК РФ с учетом причиненных потерпевшим нравственных и физических страданий в результате убийства их близкого родственника, что явилось для них невосполнимой утратой. Индивидуализируя ответственность Востокова как одного из соучастников преступления суд принял во внимание его роль и степень вины в реализации преступного умысла, материальную состоятельность, руководствовался при этом также принципом разумности, учитывал наличие у осужденного в силу его возраста и трудоспособности реальной возможности по исполнению приговора в данной части.

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26.12.2017 N 37-АПУ17-3 Размер компенсации морального вреда определен судом в соответствии с положениями ст. 151, 1101 ГК РФ, на основе оценки степени страданий потерпевшей, ставшей вдовой в результате убийства мужа, с соблюдением в полной мере принципа разумности, с учетом наличия у осужденного в силу его возраста и трудоспособности реальной возможности по исполнению приговора в данной части.

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19.12.2017 N 14-АПУ17-14 Гражданский иск потерпевших разрешен правильно, в соответствии с требованиями ст. ст. 151, 1101 и ч. 1 ст. 1064 ГК РФ, его размер определен с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, на основе принципов разумности и справедливости, а также степени вины самого причинителя вреда, индивидуальных особенностей потерпевшей и характера причиненных ей физических и нравственных страданий.

Статья 1099. Общие положения

1.

Основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса.

2. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

3. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. 1. Комментируемая статья открывает § 4 гл. 59 ГК РФ, содержащий нормы, определяющие условия компенсации морального вреда. Институт компенсации морального вреда играет важную роль не только в регулировании гражданско-правовых отношений, но и в обеспечении гарантий конституционных прав и свобод личности.
Институт компенсации морального вреда играет важную роль не только в регулировании гражданско-правовых отношений, но и в обеспечении гарантий конституционных прав и свобод личности.

Действующим законодательством возможность компенсации морального вреда предусмотрена по общему правилу для случаев посягательств на нематериальные блага, принадлежащие личности. К числу таких благ относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, а также все иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона.

Нематериальные блага, принадлежащие личности, являются объектами соответствующих личных неимущественных прав. Значительная часть указанных неимущественных прав представляет собой конституционные права личности или производные от таких прав субъективные гражданские права. Необходимо признать, что в большинстве случаев практически единственным действенным способом защиты указанных благ является компенсация морального вреда — способ, применение которого позволяет хотя бы отчасти сгладить страдания, причиненные личности.

Так, например, восстановить положение, существовавшее до разглашения личной тайны, невозможно в принципе. Однако не исключено, что взыскание сумм компенсации морального вреда в пользу потерпевшего способно в некоторой степени облегчить его душевное состояние.

Во всяком случае потерпевший вправе воспользоваться предоставленной ему законом возможностью и обратиться с требованием о компенсации морального вреда. Кроме того, возможность привлечения правонарушителя к ответственности в форме компенсации морального вреда выполняет и превентивную функцию.

Сам факт закрепления в законе такой меры ответственности стимулирует участников гражданских правоотношений к тому, чтобы воздерживаться от посягательств на неимущественные права личности.

То обстоятельство, что наиболее эффективным инструментом защиты прав человека является способ защиты, предусмотренный гражданско-правовыми нормами, подчеркивает особую роль гражданского права в регулировании общественных отношений. Не случайно заявители, обращающиеся в Европейский суд по правам человека с жалобами на то, что они явились жертвами нарушения их прав, признанных в Римской конвенции 1950 г., в подавляющем большинстве случаев требуют присуждения им «справедливой компенсации» с опорой на ст.

41 названной Конвенции. Такого рода компенсация включает в себя и суммы компенсации морального (неимущественного) вреда.

2. Основы института компенсации морального вреда заложены в ст. 151 ГК РФ, часть первая которого введена в действие с 1 января 1995 г. Однако в современной истории отечественного права начало существования этого института связывают с Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г.

(далее — Основы 1991 г.), хотя справедливости ради необходимо заметить, что первое упоминание о моральном вреде было сделано в Законе СССР «О печати и других средствах массовой информации» 1990 г. Статья 131 Основ 1991 г. гласила: «Моральный вред (физические или нравственные страдания), причиненный гражданину неправомерными действиями, возмещается причинителем при наличии его вины. Моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемом судом, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда».

Таким образом, в названной статье было не только предложено определение понятия морального вреда, но и закреплен способ его компенсации (возмещения) — в денежной или иной материальной форме.

При этом размер компенсации определялся исключительно по усмотрению суда. Однако указанные нормы, по существу, предлагали возможность возмещения морального вреда во всех случаях его причинения, в том числе и тогда, когда страдания потерпевшего связаны с утратой его имущества или с нарушением иных имущественных прав.

С принятием ГК РФ институт компенсации морального вреда был окончательно оформлен в законодательстве. Однако его содержание некоторым образом изменилось. Действующие нормы Кодекса прежде всего установили особое основание для предъявления требования о компенсации морального вреда — по общему правилу такая компенсация возможна лишь в случаях нарушения личных неимущественных прав гражданина либо посягательства на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Действующие нормы Кодекса прежде всего установили особое основание для предъявления требования о компенсации морального вреда — по общему правилу такая компенсация возможна лишь в случаях нарушения личных неимущественных прав гражданина либо посягательства на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В современной отечественной правовой науке компенсация морального вреда длительное время отрицалась со ссылкой на то, что нематериальные блага не могут быть оценены, а сама компенсация морального вреда порождает не вполне добросовестное стремление потерпевших обогатиться . В настоящее время целесообразность этого института признана, а сам институт рассматривается как одно из достижений развития цивилизованной правовой системы.

Сформирована и практика применения законодательства о компенсации морального вреда. В 1994 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление N 10

«Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»

, в которое впоследствии вносились изменения (1996, 1998, 2007 гг.). ——————————— Об этом см.: Малеина М.Н.

Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2000. С. 45, 46. Нормы института компенсации морального вреда в настоящее время закреплены в ст. 151, § 4 гл. 59 ГК РФ, а также в ряде других законодательных актов.

3. Термин «компенсация» использован законодателем применительно к моральному вреду не случайно. Как принято считать в отечественной правовой науке, нематериальные блага, нарушение которых является основанием для компенсации морального вреда, не могут иметь стоимостной оценки. В силу ст. 150 ГК РФ личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

По этой причине вред, причиненный душевному состоянию личности, может лишь компенсироваться, но никак не возмещаться.

Будучи по своей природе не только способом защиты гражданских прав, но и мерой ответственности, компенсация морального вреда может быть применена при наличии следующих условий.

Первым условием является наличие самого вреда, который выражается в физических или нравственных страданиях человека.

Как отмечается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10, моральный вред может, в частности, заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью из-за причиненного увечья, иного повреждения здоровья, с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др. Так, М.Н. Малеина полагает, что моральный вред может заключаться в испытываемом страхе, унижении, беспомощности, стыде, разочаровании, в переживании иного дискомфортного состояния .

——————————— См.: Малеина М.Н.

Указ. соч. С. 48. При этом необходимо отметить, что физические или нравственные страдания способно претерпевать лишь физическое, но никак не юридическое лицо.

Юридическое лицо, будучи, по существу, обособленным имуществом, страдать не способно. Юридическому лицу может быть причинен имущественный вред, в том числе при нарушении его деловой репутации, однако это не создает предпосылок для компенсации морального вреда. В такого рода ситуациях защита гражданских прав осуществляется с помощью института возмещения убытков.

Между тем иное мнение по данному вопросу высказал Конституционный Суд РФ в своем Определении от 4 декабря 2003 г. N 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав «. По мнению Конституционного Суда, «применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица.
По мнению Конституционного Суда, «применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (пункт 2 статьи 150 ГК Российской Федерации)».

Конституционный Суд РФ счел необходимым в этом вопросе сослаться также на практику Европейского суда по правам человека, отметив, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод допускает взыскание с государства, виновного в нарушении ее положений, справедливой компенсации потерпевшей стороне, в том числе юридическому лицу, для обеспечения действенности права на справедливое судебное разбирательство (ст. 41). В названном Определении Конституционного Суда приведено решение Европейского суда по правам человека от 6 апреля 2000 г. по делу «Компания Комингерсол С.А.

против Португалии», в котором Суд пришел к выводу о том, что не может быть исключена возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки, которые «могут включать виды требований, являющиеся в большей или меньшей степени «объективными» или «субъективными». Среди них необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и, наконец, хотя и в меньшей степени, беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании».

Тем не менее, по нашему мнению, исходя именно из природы юридического лица применять положения о компенсации морального вреда к юридическим лицам нет никаких оснований.

Вторым условием применения такой меры, как компенсация морального вреда, является причинная связь между действиями (бездействием) причинителя вреда и физическими или нравственными страданиями потерпевшего. Обязанность доказывания наличия вреда и указанной причинно-следственной связи лежит на потерпевшем. Моральный вред может быть причинен как действиями (например, незаконное вмешательство органов государственной власти в частную жизнь), так и бездействием (например, неоказание необходимой медицинской помощи пациенту).

Третье условие — противоправность поведения причинителя.

Специфика института компенсации морального вреда заключается в этом отношении в том, что противоправным считается не всякое причинение морального вреда, а причинение вреда путем нарушения личных неимущественных прав потерпевшего либо посягательства на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (по общему правилу).

В то же время в качестве исключения действующее российское законодательство допускает возможность компенсации морального вреда, причиненного посягательством на имущественные права граждан.

Случаи компенсации морального вреда, причиненного нарушением имущественных прав, должны быть прямо предусмотрены законом.

В настоящее время упоминание о компенсации морального вреда в связи с нарушением имущественных прав гражданина содержится в ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей», ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации».
N 132-ФЗ

«Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»

.

Кроме того, необходимо отметить, что несколько десятков других федеральных законов также содержат нормы, предоставляющие право на компенсацию морального вреда.

В большинстве случаев это нормы, дублирующие положения ГК РФ и предоставляющие право на компенсацию морального вреда в случаях посягательства на частную жизнь гражданина или его честь и достоинство. В то же время имеет место и упоминание о компенсации морального вреда в иных отраслевых правоотношениях.

Так, ст. 16 Федерального закона от 2 мая 2006 г.

N 59-ФЗ

«О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»

указывает, что гражданин имеет право на компенсацию морального вреда, причиненного незаконным действием (бездействием) государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица при рассмотрении обращения, по решению суда.

——————————— Собрание законодательства РФ.

2006. N 19. Ст. 2060. В соответствии со ст. 30 СК РФ добросовестный супруг (тот, который не знал или не должен был знать о недействительности заключенного брака) вправе требовать

«возмещения причиненного ему морального вреда по правилам, предусмотренным гражданским законодательством»

. В данном случае, по существу, нравственные или физические страдания добросовестного супруга презюмируются.

Вместе с тем открытым остается вопрос о возможности компенсации морального вреда иным членам семьи. Многие субъективные права, предусмотренные семейным законодательством, являются неимущественными (например, право ребенка на получение родительского воспитания, право на общение с ребенком дедушки, бабушки, братьев, сестер и других родственников).

В случае их нарушения вопрос о компенсации морального вреда должен решаться с учетом положений ст.

ст. 4 и 5 СК РФ, допускающих субсидиарное применение гражданского законодательства к семейным правоотношениям.

На основании ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного «ущерба». Приведенные положения трудового законодательства допускают компенсацию морального вреда при нарушении как личных неимущественных, так и имущественных прав работника.

Поскольку институт денежной компенсации морального вреда является гражданско-правовым, необходимо признать, что особые правила компенсации морального вреда, закрепленные в нормативных правовых актах иной отраслевой принадлежности (не относящихся к гражданскому законодательству), являются специальными нормами по отношению к общим нормам ст. 151 и § 4 гл. 59 ГК РФ. Проблема компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав граждан была предметом обсуждения Конституционного Суда РФ.

Решением Магаданского городского суда было отказано в удовлетворении иска гражданина В.И. Щигорца в части компенсации морального вреда при нарушении ответчиком обязательств по договору комиссии, поскольку в данном случае имел место имущественный спор.

Гражданин обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой, ссылаясь на то, что ст. 151 ГК РФ исключает возможность обращения в суд с требованием о компенсации за нанесенный моральный вред по любым имущественным искам и потому не соответствует требованиям ст.

ст. 19 (ч. 1), 46 (ч. 1), 52 и 55 (ч.

2) Конституции РФ. Рассматривая этот вопрос, Конституционный Суд отметил, что современное правовое регулирование не исключает возможности компенсации морального вреда, причиненного действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

При этом в качестве примера было приведено правоотношение, регулируемое законодательством о защите прав потребителей .

——————————— См.: Определение Конституционного Суда РФ от 16 октября 2001 г. N 252-О

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Щигорца Владимира Ивановича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации»

.

По нашему мнению, расширение круга случаев компенсации морального вреда в связи с нарушением имущественных прав граждан необоснованно и нецелесообразно.

Такого рода подход дезавуирует институт нематериальных благ и, по существу, смешивает такие способы защиты, как возмещение убытков и компенсация морального вреда. Как отмечал С.А. Беляцкин,

«моральный вред не заключает в себе никакого имущественного элемента, являясь страданием чисто физическим или чисто нравственным»

.

——————————— Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. М., 1997. С. 15. И наконец, четвертым условием компенсации морального вреда является вина причинителя. Случаи, в которых компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда, определены ст.

1100 ГК РФ. Поскольку понятие вины применительно к деликтным обязательствам законодательно не определено, в науке принято обращаться к положениям ст. 401 ГК РФ. В рамках ответственности за нарушение обязательства лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Бремя доказывания отсутствия противоправности (правомерности действий или бездействия), а также отсутствия вины причинителя ложится на самого причинителя морального вреда.

Завершая вопрос об условиях, при которых может быть применена компенсация морального вреда, отметим, что Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 20 декабря 1994 г.

рекомендовал судам устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора. 4. Поскольку компенсация морального вреда по общему правилу связана с посягательством на нематериальные блага, на требование о компенсации морального вреда в силу ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется.

При этом, как отмечается в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г., в случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные ст. 392 Трудового кодекса РФ сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда.

Навигация по записям © 2021—2021 Гражданский кодекс Российской Федерации со всеми изменениями и дополнениями. Комментарий к статьям ГК РФ.

Статья 1100. Основания компенсации морального вреда

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

Комментарий к ст. 1100 ГК РФ 1. Название коммент. ст. не соответствует ее содержанию, поскольку включенные в нее нормы не устанавливают общих оснований компенсации морального вреда, а предусматривают частные случаи компенсации морального вреда независимо от вины причинителя вреда.

2. По общему правилу для привлечения лица к имущественной ответственности в форме компенсации морального вреда вина требуется и предполагается. Данный вывод следует из нормы п. 2 ст. 1064 ГК, которая в силу п.

1 ст. 1099 ГК распространяется в том числе на отношения по компенсации морального вреда. В коммент. ст. установлены три исключительных случая, в которых моральный вред подлежит компенсации независимо от того, являлось ли поведение причинителя виновным или невиновным. Во-первых, вина не имеет юридического значения, если моральный вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Во-вторых, вина не принимается во внимание, если вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. В-третьих, моральный вред компенсируется независимо от вины, если вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина или деловую репутацию юридического лица. Данный перечень не является исчерпывающим и может быть дополнен специальными законами, однако на сегодняшний день таковые отсутствуют.

Судебная практика по статье 1100 ГК РФ Определение Верховного Суда РФ от 14.08.2018 N 78-КГ18-38 Разрешая спор по существу и удовлетворяя в части исковые требования Золотарева А.Е.

о взыскании с Министерства финансов Российской Федерации компенсации морального вреда, суд первой инстанции, ссылаясь на положения статьи 151 , пунктов 1 и 3 статьи 1070 , 1071 , статей 1100 и 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что моральный вред причинен истцу в результате незаконного уголовного преследования, что установлено вступившим в законную силу приговором суда, которым признано право Золотарева А.Е. на реабилитацию, в связи с чем пришел к выводу о доказанности причинения истцу нравственных страданий в результате такого преследования.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2018 N 63-О Статьи 151, 1100 и 1101 ГК Российской Федерации, устанавливая правила определения оснований и размера компенсации морального вреда, а также статьи 1064 и 1070 данного Кодекса, закрепляющие общие и специальные правила о возмещении вреда лицом, причинившим вред, направлены на защиту прав потерпевших в деликтных обязательствах (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2004 года N 276-О, от 4 октября 2012 года N 1833-О, от 28 марта 2017 года N 615-О и др.) и как сами по себе, так и во взаимосвязи с положениями статьи 208 ГК Российской Федерации, в силу которой исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом (абзацы первый и второй), не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, указанные в жалобе. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31.01.2018 N 13-АПУ17-10 Гражданские иски разрешены в соответствии со ст.

ст. 151, 1100, 1101 ГК РФ. Размер компенсации морального вреда определен судом с учетом требований разумности и справедливости. Правильно установив фактические обстоятельства совершенного преступления, верно квалифицировав действия Рогатина В.А. и назначив осужденному справедливое наказание, в резолютивной части обвинительного приговора, в нарушение требований п.

6 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, суд не указал вид исправительного учреждения, в котором осужденный должен отбывать наказание. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 05.02.2018 N 12-КГ17-6 Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г.

N 1

«О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина»

, по общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, вред возмещается независимо от вины причинителя вреда (пункт 1 статьи 1070, статья 1079, пункт 1 статьи 1095, статья 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда (статьи 1069, 1070, 1073, 1074, 1079 и 1095 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Установленная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21.02.2018 N 47-АПУ18-3 Гражданские иски потерпевших судом разрешены правильно, в соответствии с требованиями статей 151, 1099, 1100 Гражданского кодекса РФ, решение об этом мотивировано в приговоре. Руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия определила: Определение Конституционного Суда РФ от 27.03.2018 N 636-О Взаимосвязанные положения статей 15, 151, 1064, 1070 и 1100 ГК Российской Федерации направлены на реализацию положений Конституции Российской Федерации, в том числе ее статей 52 и 53, и, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, не препятствуют возмещению вреда, в том числе морального, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, при наличии общих и специальных условий, необходимых для наступления деликтной ответственности данного вида (определения от 20 февраля 2002 года N 22-О, от 4 июня 2009 года N 1005-О-О, от 2 ноября 2011 года N 1463-О-О, от 24 декабря 2012 года N 2361-О, от 24 октября 2013 года N 1663-О, от 20 марта 2014 года N 540-О, от 20 ноября 2014 года N 2587-О, от 22 декабря 2015 года N 2794-О, от 29 сентября 2016 года N 2065-О и др.). Определение Конституционного Суда РФ от 27.03.2018 N 660-О СТАТЬЕЙ 1100 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д.

Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева, Определение Конституционного Суда РФ от 27.03.2018 N 681-О Таким образом, данные законоположения, в том числе во взаимосвязи с абзацем третьим статьи 1100 ГК Российской Федерации, закрепляющим основания компенсации морального вреда, также не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы в указанном в жалобе аспекте.

2.3. Статья 56 ГПК Российской Федерации, закрепляющая, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть первая), и наделяющая суд полномочиями определять, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносить обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть вторая), во взаимосвязи с другими предписаниями этого же Кодекса, в том числе с его статьями 2 и 195, не предполагает произвольного применения содержащихся в ней норм, являясь одной из процессуальных гарантий права на судебную защиту, направлена на обеспечение осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации) и на обеспечение принятия судом законного и обоснованного решения (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2018 года N 118-О и др.) и, следовательно, также не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы, указанные в жалобе. Определение Конституционного Суда РФ от 29.05.2018 N 1198-О Оспариваемые положения статей 150, 151, пункта 1 статьи 323, статьи 1064, пункта 3 статьи 1079, статей 1100 и 1101 ГК Российской Федерации направлены на защиту и обеспечение восстановления нарушенных прав граждан, реализацию положений Конституции Российской Федерации, в том числе ее статей 52 и 53, и — с учетом предусмотренного законом права обратного требования (регресса) к лицу, причинившему вред (статья 1081 ГК Российской Федерации), — не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя, указанные в жалобе. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20.06.2018 N 78-АПУ18-11 Так, суд первой инстанции обоснованно взыскал с осужденных в пользу потерпевших М.

К. и В. компенсацию морального вреда, при этом учел степень физических и нравственных страданий каждого потерпевшего, связанных с эмоциональными переживаниями в результате обнаружения и осознания факта использования взрывных устройств, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред и индивидуальные особенности потерпевших, объем понесенных ими страданий, требования разумности и справедливости, а также материальное положение осужденных и состава их семей, в полном соответствии со статьями 151, 1064, 1099, 1100, 1101 ГК РФ. Определение Конституционного Суда РФ от 28.06.2018 N 1531-О ПРАВ СТАТЬЕЙ 1100 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И.

Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М.

Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П.

Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д.

Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+