Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Уголовное право - Критерии оценки доказательств в уголовном процессе

Критерии оценки доказательств в уголовном процессе

Критерии оценки доказательств в уголовном процессе

Способы собирания и правила оценки доказательств в ходе уголовного процесса

»

Оценка доказательств в уголовном процессе считается закономерным, мыслительным делом, которое позволяет определить роли вместе со значением доказательственных материалов, что было создано для установления правды.Многие из нас ежедневно сталкиваются с проблемой оценки материалов дела и с этим понятием в целом. По ней выносятся справедливые решения судьями и решаются судьбы.

Что же в неё входит?Какие существуют виды и какие есть в ней основные аспекты?

Любое заключение в суде опирается на доказательства. Поэтому оценка доказательств в уголовном процессе значима. Большое количество данных, которые обладают каким-то значением для него, следователь, адвокат вместе с судьёй устанавливают благодаря приобретению фактов, правдивой информации, которая считается неким связующим элементом события и процесса дела.

Факты получаются лишь из определённых законных источников. Их рассмотрение проходит при суде и считается некой самостоятельной окончательной его стадией. Благодаря ей принимаются по какому-то делу выводы и постановления.

Многие видные учёные и юристы спорят о понятии оценки.Тем не менее они сходны в том, что это логичное действие, которое требует строгости в соблюдении правил и прохождения к рациональному разрешению дела. Доказательства должны содержать в себе достаточные данные, чтобы принимались правильные решения, а также были сформулированы выводы по каким-либо вопросам. Нужно определить полноту и достоверность всех доказательственных материалов, их качество, возможность выяснить правду и сделать все правильно.

Оценка производится в суде, когда заканчивается предварительное следствие.

Затем суд выносит с помощью неё приговор, другой же суд выявляет, на каких основаниях был сделан приговор, оценивает легитимность его и обоснованность.

Оценка – это логический процесс, который позволяет установить наличие и характер связей у доказательств с местом, значением, нормативностью и способами применения их в целях узнать правду. Благодаря этому определению чётко устанавливается содержание и целью доказывания.

Оценка позволяет выяснить:

  • Значение доказывания.
  • Правду и обоснование виновности либо непричастности конкретной персоны в процессе судебного следствия.
  • Цель и характер доказывания.
  • Связь у одного конкретного доказательства с иными.
  • Способы возможного использования доказательств.

Роль и цель оценки материалов находится в зависимости от того, когда она производится.

Её роль определяет:

  1. характер и сложность тактики, которая принимается по итогам оценки, в особенности когда есть тактический риск;
  2. число оценивающихся доказательственных сведений (объём всей имеющейся информации);
  3. характер и важность каких-либо вынесенных решений, которые были приняты благодаря ей;
  4. полнота этих сведений;
  5. количество наступающей деятельности по следствию.

Оценка связывается с разрешением вопроса о вынесении приговора, выдвижении каких-то версий в адрес виновности или непричастности человека, расследовании дела, привлечении его к ответственности и выбора для него наказания, принятии мер, которые противодействуют ходу дела, о принятии итогов для принуждения действия следствия, остановки и назначения конца дела.

Для уяснения содержания косвенного доказательства, следует знать смысл иной доказательственной информации. Если перефразировать, то содержание иной информации познаётся благодаря всему объёму доказательств.

Для установки правильных выводов по делу, познать доказательства следует логическим способом. К ним относят правила, которые причисляют к тезису их, аргументам и к показу.Субъект доказывания обязан понимать, что доказывают благодаря этим доказательственным сведениям, и не делать ошибки путём подмены одного тезисного суждения иным. Аргументы должны быть правдивые, не требующие разъяснения, они обязаны быть достаточными для формирования тезисного суждения.Показ доказательств обязан обеспечивать рациональное тезисное следование из представленных аргументов по умозаключениям, причём логика должна здесь быть.Обратите внимание на собирание доказательств в уголовном процессе.

Законодательство гласит, что вся собранная информация обязана быть:

  1. легитимной;
  2. допустимой в рамках судебного разбирательства.
  3. достаточной для принятия решения;
  4. справедливой;
  5. логически обоснованной;

Главное условие оценки доказательств состоит в том, чтобы они помогли вынести верное решение по разбирательству на всех этапах работы с ним. Способы собирания доказательств в уголовном процессе при этом могут быть любые, не запрещённые законом. Сегодня закон выделяет некоторые обстоятельства, которые влияют на оценку доказательственной информации:

  • Суд даёт их оценку по суждениям, основанных на исследовании, которое есть в деле. Причём они отличаются всесторонностью, полнотой, объективностью и непосредственностью.
  • Когда же оцениваются копии конкретных документов, суд рассматривает их на предмет изменения информации в ходе копирования и даёт заключение по той или иной бумаге.
  • Итоги оценки материалов, сделанные в суде, отражаются в конкретном решении, где даются мотивы, по которым одни доказательства были приняты в ходе разрешения вопроса, другие нет. Даётся также конкретное разъяснение того, почему то или иное доказательство было принято, а другое отвергнуто по делу.
  • Суд не признаёт доказательством ту копию, которая была сделана с утерянного оригинала. Он не может проверить достоверность информации и её легитимность.
  • Ни одни факты не являются для суда неприкосновенными, пока они не будут оценены по всей строгости закона.
  • Суд делает оценку всей доступной информации, собранной для дела. При этом он рассматривает её в рамках закона, легитимности, достоверности и отношения её к делу.
  • При рассмотрении всей имеющейся документации по конкретному вопросу, суд обязан проверить все документы на их легитимность. Это значит, что суд обязан сделать проверку подписей, печатей и других данных о той или иной организации, которая сделала отметки в них.

Влияют на оценку доказательств легитимные документы, представленные оригиналами, копиями настоящих документов при наличии оригинала, все зафиксированные и проверенные судом факты.

Оценка доказательств относится к мыслительной, закономерной деятельности. Цель её состоит в заключении какого-то вывода, предложения об относительных, допустимых, достоверных, имеющих силу любых доказательств и необходимой их целостности. Делается для того, чтобы найти причины, которые идут как предмет доказывания в деле.
Делается для того, чтобы найти причины, которые идут как предмет доказывания в деле.

Для оценки доказательств применяется принцип свободы оценки доказательств по ст.

17 УПК РФ. Благодаря ему любой судья с присяжными и другими уполномоченными лицами оценивают приведённые доказательственные документы, отталкиваясь от своего мнения, которое основывается на целостном наличии всех документов и ответственности.

Он производится от принципа, говорящего о независимости суда, несмотря на то, что распространяет свою деятельность на представителей вынесения обвинения. Основные аспекты этого принципа:

  1. называет тех субъектов, которые имеют право совершать оценку приведённой информации, которые несут ответственность за судопроизводство и наделены привилегиями называть его итоги. При этом все участники процесса могут оценивать информацию, но легитимны суждения только у лиц, имеющих на это права;
  2. нацелен на то, чтобы обеспечивать самостоятельную работу суда по отношению к законодателю, который не может выносить законы, где одним доказательствам предписывается одна законная сила, а другим – иная;
  3. лица не могут принимать мнения участников судопроизводства, которые не подкреплены фактами и основываются на убеждениях;
  4. принцип доказывает обстоятельство, что ни одно доказательство не имеет силы заблаговременно;
  5. если информация, поступающая при разбирательстве, не подходит для следствия, тогда дознаватель вместе с другими наделёнными правами участниками делает её недопустимой. Они признают её недопустимость по просьбе самой обвиняемой в том или ином вопросе. Оно не включается в обвинение или акт, как показатель виновности или невиновности человека. Данный вопрос регулируется статьями 234 и 235 УПК РФ.
  6. вся совокупность рассмотренной судом документации является доводом для вынесения конкретного решения. Это говорится в статье 88 УПК РФ;
  7. лица не принимают во внимание мнения других лиц, которые не участвуют в судебном деле и не имеют основанных прав утверждать что-либо;

Вся документация тщательно проверяется всеми управомоченными участниками судопроизводства.

Если документация не несёт пользы для дела, незаконна или недостаточна для рассмотрения, она может быть не признана.

Оценке придаются только те доказательства, которые обладают силой перед судом. Какие имеют силу, а какие нет, решает суд.

Доказательства по юридическому научному справочнику являются отчётами о фактах, которые были получены в легитимном порядке. Благодаря им можно установить было или не было факторов, которые обладают значимостью для вынесения конкретного акта по делу и закрытия его.

Кратко: прямые доказательства говорят суду о виновности или невиновности подозреваемого. Также подробно описываются в соответствующей статье 73 УПК РФ рядом авторов по юриспруденции.

В косвенных доказательствах содержится информация о том, что было до события, сопровождало или шло за событием и по времени которых делают какой-то отчёт о том, могло быть преступление или нет, виновно или невиновно лицо.

По формам их делят на причинные, пространственно-временные, соответственные и иные. По методу их применения они различны. Когда применяются первые, ключевая задача заключается в оценке достоверности первоисточников и данных, которые в них содержатся.

Когда доказывают причастность лица путём только косвенных доказательств, оценки не бывает достаточно. Тут устанавливают причину и связь с конкретным правонарушением для исключения, к примеру, случайного стечения обстоятельств.

Косвенные доказательства дают правдивые выводы, только когда они представлены все вместе. При этом они обязаны давать обоснованный отчёт всех происшествий по делу так, чтобы не появились другие выводы по нему.
Таким образом, косвенные доказательственные материалы способны:

  • Привести к правильным выводам при их объективности.
  • Привести к правильному решению по компетенции дела только при всех достоверных данных.
  • Сделать обоснованные выводы при исключении другого разъяснения определённых факторов, исключения разумных сомнений в обстоятельствах дел.

В представленном ниже видео рассмотрены основные моменты, касающиеся прямого и косвенного доказательства в кодексе.

Первое, что нужно сделать, изучая уголовное дело – это ознакомиться с ним,личностями обвиняемого и потерпевшего. При этом если обвиняемый и защитник знакомятся с материалами по конкретному уголовному делу со всей ответственностью, то потерпевшие, как правило, не знакомятся с ним, надеясь на профессионализм и честность следователя или же по иным причинам.

При этом если обвиняемый и защитник знакомятся с материалами по конкретному уголовному делу со всей ответственностью, то потерпевшие, как правило, не знакомятся с ним, надеясь на профессионализм и честность следователя или же по иным причинам. Первое, что нужно отметить, это то, что на момент знакомства с делом все следствия по нему должны быть завершены и по этому вопросу обязаны быть все уведомлены.

Причём в законе прописано, что обвиняемый и защитник обязаны быть уведомлены по концу следствия с помощью протокола. При этом такой протокол необязательно составлять потерпевшему.

Второе, на что требуется обратить внимание, – дело должно быть прошито и пронумеровано. В нём должны находится все вещественные доказательства с фотографиями, аудио- и видеозаписями, иными приложениями к протоколам.

При этом с каждым материалом требуется ознакомиться подробно, чтобы во время следствия не возникло вопроса о нахождении нового материала, который не был указан в протоколе инстанции.

Когда изучается содержание дела, помимо разбора показаний свидетелей, протоколов об осмотре мест происшествия, конкретных доказательств, следует особое внимание уделить датам, времени следствия и вынесения решения, месту составления его.

Если были найдены не состыковки, ошибки и другие неточности, дело рассматривается заново в апелляционном суде по особым правилам оценки в уголовном процессе.

Постарайтесь также изучить понятых.

Если они участвуют в ходе дела, внимательно просмотрите все документы, свидетельствующие об их местонахождении в деле. Возможно они вообще непричастны к этому делу и включены в доказательственный документ по ошибке. При этом организуется полная проверка доказательств в уголовном процессе.
Анализируя представленный выше материал, тезисно перечисляем всё то, на что нужно обратить внимание:

  1. посмотрите показания свидетелей и понятых.
  2. все дела должны быть прошиты и пронумерованы. В докладе по ним должны быть перечисления всех доказательств;
  3. с делом нужно подробно ознакомиться. Ознакомление при этом должно быть и со стороны обвиняемого. Для него составляется по его итогам протокол;
  4. внимательно рассмотрите все даты, время и места составления – они должны быть правильными;

Изучая уголовное дело, будьте бдительны и рассматривайте все тщательно, изучая каждую деталь дела, для того чтобы посодействовать правильно вынесенному по нему решению.

Like this post? Please share to your friends: Термином «стадии уголовного процесса» в теории и практике криминального права принято обозначать комплекс независимых Уголовный процесс по сложным делам длится годами. На всём протяжении стороны стараются использовать все Судопроизводство включает правовую работу разных субъектов, которые осуществляют деятельность в конкретном направлении согласно поставленным Реабилитация в российском уголовном судопроизводстве понимается как ситуация, предусматривающая восстановление правомочий лица.

На всём протяжении стороны стараются использовать все Судопроизводство включает правовую работу разных субъектов, которые осуществляют деятельность в конкретном направлении согласно поставленным Реабилитация в российском уголовном судопроизводстве понимается как ситуация, предусматривающая восстановление правомочий лица.

Возмещение предполагает Search: © 2021

Критерии допустимости доказательств

Стр 2 из 9В целом, требования (критерии) допустимости доказательств, установленные уголовно-процессуальным законом или вытекающие из его содержания, следующие. 1. Надлежащий источник доказательств Источники доказательств — это лица, от которых исходят доказательственные сведения: обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, свидетель, эксперт, специа­лист, гражданский истец, ответчик и их представители; государственные органы, физические и юридические лица, от которых исходят документы; лица, участво­вавшие в составлении протокола следственного действия (следователь, дознава­тель, понятые и т.

д.); лица, представившие вещественные доказательства.

В про­цессуальной литературе была высказана и другая точка зрения, состоящая в том, что источниками доказательств являются не лица, а процессуальная форма, в ко­торой зафиксирована доказательственная информация: показания, заключения экспертов, протоколы следственных действий, иные документы, предметы, обла­дающие признаками вещественных доказательств.1 Однако такая позиция не со­ответствует закону.

Во первых закон понимает показания свидетеля, вещественные доказательства и так далее не как источники, а как виды доказательств.

Как сказано в п. 2 ч. 2 ст. 75, к недопустимым доказательствам относятся показания свидетеля, который не может указать источник своей осве­домленности.

В данной норме под источниками осведомленности подразумева­ются именно лица, от которых свидетель получил относящиеся к делу сведения. Определение лиц как источников доказательств позволяет предъявлять к ним соответствующие процессуальные требования допустимости, отличные от тех, которые установлены для процессуальной формы исходящей от этих лиц информа­ции (показаний, протоколов, заключений, документов и т.

д.). Первым из них явля­ется требование известности и проверяемости первоисточника сведений.

Под пер­воисточником следует понимать лицо, которое непосредственно воспринимало искомые события и обстоятельства. Если такое лицо неизвестно, то проверка досто­верности полученных от него сведений, как правило, невозможна либо представля­ет большую сложность. Именно поэтому закон, как было отмечено выше, требует отвергать показания свидетеля, не могущего указать источник своей осведомленно­сти.

Не могут служить доказательствами оперативно-розыскные данные (даже если они изложены в рапорте, подписанном сотрудником оперативно-розыскного орга­на), первоисточником которых является неназванное лицо, оказывающее содей­ствие правоохранительным органам на конфиденциальной (негласной) основе. Кроме того, нарушение данного требования можно констатировать в случаях, когда: — показания даны лицом, которое в силу своих физических или психических недостатков не способ­но правильно воспринимать обстоятельства, имею­щие значение для дела, и давать о них правильные показания; — давший заключение эксперт подлежал отво­ду ввиду обнаружившейся его некомпетентности или заключение эксперта выходит за пределы его специальных познаний; — источником сведений признается не чело­век, а животное, как, например, при обнаружении запаховых следов служебной собакой. — сведения получены не из установленных законом видов доказательств (например, из радиопередачи, или если вместо заключения эксперта приводится справка, данная по запросу органов расследования или суда) и др.

2. Надлежащий субъект собирания доказательств К числу субъектов, правомочных проводить действия по собиранию доказа­тельств, относятся: следователь, дознаватель, орган дознания, прокурор, защит­ник, суд (ч. 1 и 3 ст. 86). Все они вправе не только участвовать в исследовании дока­зательств, но и собирать их. Причем результатом этой деятельности являются именно доказательства, в то время как другие участники (подозреваемый, обви­няемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их предста­вители), принадлежащие к категории источников доказательств, в лучшем случае могут представлять лишь предметы и документы, которые становятся доказа­тельствами только после приобщения их к материалам дела органами предвари­тельного расследования или судом (ч.

2 ст. 86). Следователь может выполнять роль надлежащего субъекта действий по соби­ранию доказательств при соблюдении следующих условий: а) отсутствуют ос­нования для его отвода (ст. 61); б) соблюдены правила, касающиеся подследствен­ности (ч. 4 ст. 150, ст. 151); в) уголовное дело принято им к своему производству, о чем имеется запись в постановлении о возбуждении уголовного дела либо в отдельном постановлении (ст.

156), либо г) имеется отдельное поручение следо­вателя другой территориальной подследственности (ч. 1 ст. 152), или д) имеется решение прокурора о производстве предварительного следствия группой следо­вателей, в которую включен и данный следователь (ст. 163). Аналогичные усло­вия в основном предусмотрены и для дознавателя при производстве им дозна­ния как самостоятельной формы предварительного расследования (гл.

32). Однако, не допускается возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оператив­но-розыскные мероприятия (ч. 2 ст. 41). Иные сотрудники органа дознания могут быть надлежащими субъектами дей­ствий по собиранию доказательств, если: а) отсутствуют основания для их отвода (ст. 61); б) имеются основания для проведения неотложных следственных дей­ствий (ст.

157) либо в) имеется письменное поручение прокурора или следовате­ля о производстве органом дознания отдельных следственных действий (п.

11 ч. 2 ст. 37, п. 4 ч. 2 ст.

38), или г) имеется отметка в протоколе следственного действия о привлечении к участию в следственном действии должностного лица органа доз­нания, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (ч. 7 ст. 164). Прокурор является субъектом действий по собиранию доказательств, когда: а) отсутствуют основания для его отвода (ст.

61); б) он принимает уголовное дело к своему производству (п.

2 ч. 2 ст. 37); в) он участвует в производстве предваритель­ного расследования и лично производит отдельные следственные действия (п. 3 ч. 2 ст. 37). Защитник также вправе собирать доказательства путем: а) получения предме­тов, документов и иных сведений; б) опроса лиц с их согласия; в) истребования справок, характеристик, иных документов (ч.

3 ст. 86). Он приобретает соответ­ствующие полномочия сразу после своего назначения или заключения соглаше­ния о защите (ч. 1 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» от 31.05.02 г.).

Суд становится надлежащим субъектом действий по собиранию доказательств при соблюдении следующих условий: а) отсутствуют основания для отвода судьи или судей (ст.

61 УПК), б) соблюдены правила подсудности (ст. 31), в) дело рас­пределено данному судье председателем суда, либо данные судьи назначены для рассмотрения дела коллегиальным составом. Нарушение требования относительно надлежащего субъекта собирания доказательств, констатируется, если: — материал получен лицом, не наделенным полномочием добывать доказательства процессуальным пу­тем (практикантом, дружинником, техническим сотрудником правоохранительного органа), кроме случаев, когда это лицо выполняло роль передаточ­ного звена (например, студент, находящийся на производственной практике, привез следователю по его просьбе справку о том, что обвиняемый состоит на учете в наркологическом диспансере); — материал получен лицом, имеющим право в некоторых случаях производить следственные дей­ствия, но с превышением полномочий (например, в ре­зультате самовольного, без поручения следователя, производства сотрудником органа дознания следст­венных действий после передачи дела следовате­лю либо продолжения органом дознания рассле­дования по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, после истечения 10 суток со дня возбуждения дела); — материал получен лицом, подлежащим отводу или с существенным его участием при производстве следственного или иного процессуального действия.

Под существенным участием следует пони­мать активное поведение, которое оказало или мог­ло оказать влияние на ход и результаты получения материала, а также его содержание. — материал получен незаконным составом су­да, например судьей, назначенным на должность в нарушение установленного Конституцией РФ и федеральным законом порядка, а также судом в составе, не предусмотренном зако­ном при нарушении норм о коллегиальности и по­рядке определения состава суда с учетом мнения обвиняемого, отсутствии кворума в заседаниях пре­зидиумов судов; при наличии в соответствующих случаях менее 12 комплектных присяжных заседателей; при участии коллегии присяжных заседателей, сформирован­ной незаконно или в целом не способной вынести объективный вердикт; — материал получен в нарушение правил о под­судности и месте расследования, а также на территории, не подпа­дающей под юрисдикцию судов и правоохранитель­ных органов РФ, в противоречии с международны­ми договорами об оказании правовой помощи; — материал получен следователем или прокурором, не принявшими дело к своему производству; — материал получен ненадлежащим судом или судьей с нарушением права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч 1 ст.

47 Конституции РФ); — произошло совмещение ролей (например, сле­дователь, прокурор или судья выступили в роли пе­реводчика или эксперта, или понятого, или статиста при опознании) и др. 3. Надлежащий способ собирания доказательств Для того, чтобы полученное доказательство могло быть допустимым, должен быть избран лишь тот способ собирания доказательств, который по своему содер­жаниюпредназначен законом для данной ситуации.

Так, недопустимо проведение допроса или очной ставки, если необходимо предъявление лица или предмета для опознания; осмотра вместо обыска; наложения ареста на имущество вместо выемки; производство допроса эксперта вместо проведения дополнитель­ной экспертизы и т.д. Каждое следственное действие построено таким образом, что в соответствующих условиях в максимальной степени обеспечивает достовер­ность информации данного вида.

Поэтому подмена его неприспособленным для этого действием может оставлять неустранимые сомнения в соответствии полу­ченных результатов действительности. Пригодность того или иного следственно­го действия для извлечения доказательственной информации определяется, прежде всего, целями, установленными для него законом. Так, некоторые обстоятельства могут быть установ­лены только в результате использования заключе­ния эксперта.

«Суды при рассмотрении дел о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами для определения вида средств и ве­ществ, их названий и свойств должны распо­лагать экспертным заключением»

(п.

2 Пост. ПВС РФ № 2 от 27 апреля 1993 г в ред.

Пост. Пленума № 11 от 21 декабря 1993 г). 4. Надлежащая процессуальная форма собирания доказательств Уголовно-процессуальный закон устанавливает определенные условия, проце­дуру и гарантии, т.е.

процессуальную форму проведения действий по собиранию доказательств. Если эти требования не соблюдены, полученное доказательство может вызывать неустранимые сомнения в своей достоверности, а права и закон­ные интересы участников таких процессуальных действий могут быть существен­но и необратимо нарушены.

Результатом этого часто является недопустимость полученных сведений в качестве доказательств даже при условии законности ис­точника и вида способа собирания доказательств. Так, например, проведение обыска до возбуждения уголовного дела, без вынесения соответствующего поста­новления и т.д.

влечет за собой недопустимость всех полученных в результате этого следственного действия сведений. В качестве примеров существенных нару­шений надлежащей правовой процедуры следует упо­мянуть, по крайней мере, материалы, полученные: — в виде ответа на наводящий вопрос, т е.

под­разумевающий желаемый ответ в форме вербаль­ной или невербальной постановки; — в результате неправильного производства след­ственного действия (например, когда при опознании в качестве статистов использовались непохожие на опо­знаваемого лица либо понятые; когда в положенных случаях отсутствовали понятые или один из них); — в результате нарушения судом требования о непосредственности исследования доказательств, когда, к примеру, были оглашены показания неявившегося без уважительных причин свидетеля без согласия на то сторон и др.

5. Надлежащее оформление полученного доказательства Ненадлежащее оформление доказательств констати­руется, если изложение или приобщение к делу полученного материала не соответствуют требовани­ям закона.

От нарушения процедуры собирания доказательств нарушения их оформления отличается тем, что не имеет содержательного характера и допускается не до и не в ходе, а уже после осуществления следственного (судебно-следственного) действия.

Нарушение требований закона относительно оформления доказательств, в частности, может со­стоять в том, что: 1) наименование материала не соответствует его характеру (например, название протокола следственного действия не со­ответствует его содержанию); 2) нарушены требования к составлению протокола следственного действия, порядку использования технических средств для закрепления результатов следственного действия, не оформлен факт отказа от подписания или невозможности подписания протокола следственного действия и т.п. 3) нарушены правила изложения за­ключения эксперта; 4) официальный документ не подписан надлежа­щими лицами и не заверен по существующим ве­домственным правилам, 5) частный документ подписан лицом без подтвер­ждения подлинности подписи.

Например, было признано недопустимым пись­мо, отрицательно характеризующее подсудимого, по­скольку подлинность подписей 32 лиц «надлежащим образом не заверена». Это

« .коллективное письмо. является внепроцессуальным действием, так как не соответствует требованиям закона относительно ис­точника сведений, способов их получения и фик­сации»

, — говорится в определении Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 7 февраля 1995 г. по делу С.М. Еськова. 6) приобщение документа или иного предмета к ма­териалам уголовного дела не соответствует закону.

Особое значение имеет вынесение постанов­ления о приобщении к делу вещественного дока­зательства (ч.

2 ст. 84 УПК) Без такого поста­новления документ (например, паспорт жертвы, обнаруженный у подозреваемого, или клеветни­ческое письмо) не приобретает статуса вещест­венного доказательства и может быть использо­ван исключительно для получения из него информации, выраженной в знаковой форме Так, по упомянутому паспорту можно будет установить личность покойного пострадавшего, но не факт соприкосновения его с подозреваемым. 5. Соблюдение гарантированных Конституцией, нормами международного права и УПК РФ прав и свобод участников уголовного процесса в ходе проведения следственных и др. процессуальных действий, направленных на получение доказательств Это требование вытекает как из назначения уголовного судопроизводства, так и из принципов охраны прав и свобод человека в уголовном процессе и уважения чести и достоинства личности.

Кроме того, любое нарушение процессуальной формы, процедур, призванных гарантировать такие конституционно значимые права личности как право на неприкосновенность жилища, личной и семейной тайны, право обвиняемого на защиту и др. также должно приводить к недопустимости полученных доказательств.

Это обусловлено не только необходимостью обоснования вывода о виновности на достоверных доказательствах, но в значительной мере имеет целью обеспечить конституционные права и свободы человека, нравственные начала судопроизводства. В этой связи Пленум Верховного Суда РФ отметил в своем Постановлении от 31 октября 1995 г.

№8

«О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»

, что «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина».

Случаи, когда при производстве по уголовному делу в целом или при получении какого-либо мате­риала допущены существенные нарушения прав и свобод гражданина, сводимы к трем основным разновидностям. Это получение материалов — путем насилия; — от лица, право на защиту которого сущест­венно нарушено; — в результате заблуждения лица. Получение материалов путем физического или психического насилия К таким нарушениям относятся не только физическое или психическое насилие, но и склонение к самоогово­ру или даче определенных свидетельских показаний путем угроз заключить под стражу, когда это не преду­смотрено законом, либо обещаний освободить челове­ка из-под стражи в обмен на угодные показания.

Следует обращать внимание также на то, что в России содержание подозреваемых и обвиняемых в нечеловеческих условиях следственных изоляторов входит в технологию получения признаний.

Исполня­ющий обязанности Генерального прокурора Россий­ской Федерации в абз.

3 п. 15 приказа № 10 от 21 февраля 1995 г. предписал подчиненным

«не до­пускать использования задержания и ареста как сред­ства получения от подозреваемого или обвиняемого признания вины в совершении преступления»

, что свидетельствует о распространенности данных нару­шений. Приемом психического насилия следует считать допрос лица в угрожающей обстановке (например, в подвальном помещении учреждения внутренних дел, при направлении в глаза яркого света, в при­сутствии посторонних лиц, внешность, поведение или сама многочисленность которых вызывают бес­покойство и эффект внушения).

Получение материалов от лица, право на за­щиту которого существенно нарушено Наиболее часто нарушаются следующие права обвиняемого: — знать, в чем он обвиняется; — иметь защитника; — знакомиться с материалами дела.

Следовательно, ущербны материалы: а) полученные от лица, которому — не объявлен характер подозрения; — обвинение не было предъявлено своевремен­но, хотя оно (это лицо) задержано или в отношении его избрана мера пресечения; — обвинение предъявлено с нарушением тре­бований Закона; — предъявлено неконкретное обвинение, когда, например, если

«обвиняемому вменяется совершение нескольких преступлений, подпадающих под дей­ствие разных статей уголовного закона, однако в постановлении о привлечении в качестве обвиняе­мого не указано, какие конкретные действия вме­няются обвиняемому по каждой из статей уголов­ного закона либо не разграничены действия участников преступления»

(абз. 3 п. 2 Пост ПВС РСФСР № 1 от 21 апреля 1987 г в ред. Пост Пле­нума № 11 от 21 декабря 1993 г.); б) полученные от подозреваемого и обвиняе­мого, когда, в частности — нарушено их право иметь защитника, в особенности требования об обязательном участии защитника при проведении предварительного рас­следования; — при нарушении права задержанного и заключенного под стражу пользоваться помощью адвоката (защитни­ка) с момента фактического задержания а равно права обвиняемого пользоваться помощью адвоката (за­щитника) с момента предъявления обвинения; — защитник не предоставлен несовершеннолет­нему или взрослому лицу, обвиняемому в совер­шении преступления до достижения им 18-летнего возраста; — защиту интересов подозреваемого (обвиняе­мого) осуществляло ненадлежащее лицо (например, в ходе предварительного расследования защитни­ком выступал не адвокат, а работник юридической фирмы, не являющейся адвокатским образованием); — нарушено право защитника иметь свидания с подозреваемым и обвиняемым наедине без ог­раничения их количества и продолжительности, участвовать при производстве следственных дей­ствий с участием клиента; — защитник не имел достаточно времени для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки защиты в суде.

Получение информации в результате заблуждения лица Чаще всего заблуждение возникает вследствие: а) недостаточного понимания допрашиваемым и другими участниками следственного действия языка судопроизводства; самым грубым нарушением, ведущими к признанию полученных доказательств недопустимыми, является непредоставление переводчика обвиняе­мому, не владеющему языком, на котором ведется производство по делу, а также невручение обвиняе­мому копии обвинительного заключения или акта на понят­ном ему языке.

б) пребывания лица в состоянии наркотического или алкогольного опьянения, а также испытывания им (данным лицом) страданий от болезни, временно или постоянно исключающей трудоспособность; в) дезориентирующей обстановки производства следственного действия, например, при допросе об­виняемого в ночное время без установления безот­лагательности ситуации; г) получение материалов в результате заблуж­дения лица, участвующего в уголовном судопроиз­водстве, относительно своих прав и обязанностей вследствие их неразъяснения, неполного или неправильного разъяснения. Например, можно поставить под сомнение допустимость таких доказательств, как заключение эксперта, пока­зания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, которым не разъяснялись или выбо­рочно разъяснялись их права, обязанности и от­ветственность.

Также противоречит закону допрос подозревае­мого в качестве свидетеля.

Весьма спорным представляется вопрос о том, любые ли нарушения указанных требований должны непременно вести к недопустимости доказательств или такие нарушения должны быть существенными.

Определение существенных нарушений уголовно-процессуального закона содержится в ч.

1 ст. 381 УПК: ими признаются такие нарушения уголовно-процессуального закона,

«которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора»

.

Это определение действительно для целей решения вопроса об отмене приговора. Надо учитывать, что, во-первых, по недосмот­ру законодателя, ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ст.

75 УПК не содержат критерия «существенно­сти» нарушения, а, во-вторых, оценка значения на­рушений закона для целей определения юриди­ческой судьбы материалов допускает более выгодные для обвиняемого правила, нежели ч.

1 ст. 381 УПК. Правомерность е ис­пользования материалов обвинения в качестве до­казательств зависит не от их возможного значения для восстановления картины происшествия, а от соблюдения закона при их получении; процессуальной судьбой доказа­тельств, как верно отметил С.А. Пашин, «управляет» ст. 75 УПК.

Вместе с тем нельзя проигнорировать то обстоятельство, что не все процессуальные нарушения (даже неустранимые), допу­щенные в ходе производства по делу, являются существенными для получения доказательств. Так, присутствие в зале, где происходит судебное следствие, лица, в возрасте до 16 лет, есть процессуальное нарушение (ч. 6 ст. 241), но оно является несущественным для получения в судебном заседании доказательств, а потому не должно приводить к их недопустимости.

То же самое можно сказать о нарушении порядка вызова свидетеля (ст. 188), когда свидетель вызван на допрос не повест­кой, а, например, по телефону; военнослужащий (офицер) — не через командова­ние воинской части, а повесткой, доставленной по месту его жительства и т. д. Это, конечно, не означает, что подобные нарушения не влекут никаких юридических последствий.

Однако санкцией за них является не признание полученных доказа­тельств недопустимыми, а применение других правовых средств: например, выне­сение судами частных постановлений или определений, принятие мер дисципли­нарного воздействия со стороны вышестоящих органов и должностных лиц.

Оценивая тяжесть допущенных нарушений и их влияние на судьбу материалов, претендующих на статус доказательств, надо иметь в виду, что в оте­чественной юриспруденции до сих пор сохраняется учение о нарушениях, которые могут быть впоследствии заглажены.

Действительно, закон предусматривает в ряде случаев средства и способы, с помо­щью которых можно нейтрализовать последствия нарушения отдельных его предписаний, доказав, что они не повлияли на соблюдение основных начал уго­ловного судопроизводства (прежде всего, принципов равенства сторон и незави­симости суда как основополагающих принципов состязательного процес­са).

При успешном применении таких средств и способов уже нельзя сказать, что такое доказательство использовано для доказывания в нару­шение закона.

Так, например, непредупреждение свидетеля о его праве не давать показания против себя и своих близких, несомненно, является весьма серьезным процессуальным нарушением. Однако, если будет доказано (в том числе, и объяс­нениями самого свидетеля), что это никак не повлияло на добровольность данных им показаний, а значит, и на сохранение равенства сторон, суд, как нам представ­ляется, вправе признать полученные показания допустимыми.

Нельзя утверж­дать, что такое доказательство использовано судом в нарушение закона, так как именно с помощью средств и способов, предусмотренных законом, процессуаль­ного нарушения было нейтрализовано. Нарушения, поддающиеся подобному «из­лечению», следует считать опровержимыми, или устранимыми.

Напротив, если установлено, что искажение процедуры привело к реальному ущербу для принципов состязательного судопроизводства, ее результаты в любом случае должны считаться юридически ничтожными, а допущенные нарушения неустранимыми.

Нельзя устранить, например, такое нарушение, как получение от обвиняемого признательных показаний путем применения к нему пыток или жестоких, бес­человечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения. В результате такого нарушения процесс перестал отвечать требованиям спра­ведливой судебной процедуры, где стороны должны находиться в равном поло­жении. При решении вопроса об «устранимости» нарушений необходим дифференцированный подход в зависимости от того, какие критерии допустимости нарушены.

Так, С.А. Пашин предлагает решать этот вопрос следующим образом. Нарушение требований относительно надлежащего источника и субъекта получения доказательстве являются неустранимыми, делают ма­териал совершенно непригодным в качестве доказа­тельства ни при каких условиях.

Существенность нарушений требований относительно процедуры получения доказательств может быть оспорена, если при этом не были попраны субъективные права сторон, поль­зуясь двумя приемами: объявлением нарушения тех­ническим и ссылкой на безвыходность ситуации. Техническим может считаться такое наруше­ние процедуры получения доказательства, кото­рое само по себе существенно не снижает его дос­товерности. Здесь существенность потери достоверности определяется по шкале внутреннего судейского убеждения, без заранее установленных законом критериев.

Например, показания, не содер­жащие «свободного рассказа», по-видимому, нельзя считать страдающими существенным пороком, кро­ме случаев, когда вопросы следователем задава­лись явно тенденциозно либо когда свидетель хо­тел сообщить все ему известное в повествовательной манере, но был остановлен доп­рашивающим. Безвыходной может считаться ситуация, в которой действует губительный для материа­ла и непреодолимый в разумный срок природный фактор (временной, погодный, пространствен­ный), угрожающий уничтожить, значительно по­вредить или исказить материал до его преобразования в доказательство.

Действие че­ловеческого фактора (например, невозможность для защитника принять участие в допросе обви­няемого, нехватка следователей) безвыходной ситуации в процессуальном смысле не образует. Нарушение ни при каких условиях не может считаться тех­ническим или оправдываться безвыходностью си­туации, если получение материала сопровожда­лось нарушением прав участников процесса, в особенности права обвиняемого на защиту.

Нарушение требований относительно оформления доказательств, как правило, должно считаться техническим нарушением.

Непра­вильное оформление доказательств во многих случаях не влечет сколько-нибудь существенных нарушений, либо такие нарушения являются восполнимыми. Технические нарушения, допущенные при оформлении документов, могут, вообще говоря, быть исправлены в ходе дальнейшего производства по делу.

Так, отсутствие подписи следователя под про­токолом осмотра в некоторых случаях, когда следо­ватель допрашивался в качестве свидетеля и под­твердил, что протокол составлен им, может быть сочтено нарушением, недостаточным для устране­ния этого материала из разбирательства; данные о понятом, подписавшем протокол следственного дей­ствия, могут быть получены при допросе понятого в качестве свидетеля; отсутствие указания на время начала и окончания следственного действия рассмат­ривается как существенное нарушение лишь в том случае, когда защита выдвигает версию об изнури­тельных многочасовых допросах обвиняемого в качестве средства психологического давления на него. Тем не менее надлежащее оформление материалов служит гарантией от всякого рода фальсификаций.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+