Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Началиник дознания не в праве

Началиник дознания не в праве

Принципы осуществления полномочий начальника подразделения дознания Текст научной статьи по специальности «Право»

И.А. Насонова, Т.А. Арепьева, доктор юридических наук, профессор кандидат юридических наук ПРИНЦИПЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПОЛНОМОЧИЙ НАЧАЛЬНИКА ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ДОЗНАНИЯ PRINCIPLES OF EXERCISE OF POWERS BY CHIEF OF DIVISION OF INQUIRY В статье ставится вопрос об основных началах осуществления полномочий начальника подразделения дознания. Представлена система принципов осуществления полномочий начальника подразделения дознания. Раскрыто содержание каждого элемента названной системы.

Выявлены некоторые проблемы реализации принципов осуществления полномочий начальника. The article raises the question about the main principles of realization ofpowers of chief of division of inquiry. Presents a system ofprinciples for the exercise ofpowers by chief of division of inquiry.

The content of each element of these systems.

Identified some problems ofrealization ofprinciples of realization ofpowers of the chief.

Принципы осуществления полномочий начальника подразделения дознания возможно выделить исходя из уголовно-процессуальных норм, которые образуют институт начальника подразделения дознания: 1) законность; 2) осуществление полномочий в условиях надзора прокурора за дознанием; 3) соблюдение процессуальных сроков; 4) предотвращение нарушений со стороны дознавателя, а также устранение уже допущенных им нарушений.

5) процессуальное подчинение дознавателя начальнику подразделения дознания; 6) всестороннее, полное и объективное расследование преступлений в форме дознания; 7) доминирование организационно-контрольного направления в деятельности начальника подразделения дознания над личным осуществлением им уголовного преследования; 8) обжалование начальнику органа дознания или прокурору указаний начальника подразделения дознания, данных дознавателю по уголовному делу в письменном виде.

Раскроем сущность вышеперечисленных принципов. Законность является основным принципом в работе каждого должностного лица или государственного органа.

В ходе осуществления начальником подразделения дознания своих полномочий законность выступает одной из наиболее определенных форм принципа уголовного судопроизводства, который закреплен в ст. 7 УПК РФ. Согласно данной статье все участники уголовного судопроизводства должны точно и неуклонно соблюдать законы. Нормы материального и процессуального права обязан соблюдать начальник подразделения дознания при исполнении своих полномочий, особенно это касается принятия решений и осуществления процессуальных действий.

Нарушение указанных требований может негативно повлиять на дальнейшее движение уголовного дела и на состояние защищенности лиц, которые вовлекаются в уголовное судопроизводство. В деятельности начальника подразделения дознания законность считается особым фактом законности в уголовном судопроизводстве.

Так, согласно ст. 7 УПК РФ начальник подразделения дознания не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК РФ, а нарушение им норм УПК РФ влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств. Осуществление полномочий в условиях надзора прокурора за дознанием определено особой ролью прокурора на предварительном расследовании. Так, А. Б. Соловьев и М. Е. Токарева отмечают, что

«прокурор является одним из важнейших гарантов законности в досудебном производстве»

[1].

Прокурор, надзирая за дознанием, распространяет свои контролирующие полномочия на дознавателя, начальника подразделения дознания и начальника органа дознания.

Область процессуального воздействия прокурора на предварительное следствие значительно уменьшилась в связи с изменениями и дополнениями, внесенными в УПК РФ Федеральным законом от 5 июня 2007 г. №87-ФЗ. Что касается дознания, то его полномочия претерпели несущественную корректировку.

Прокурор не имеет права возбуждать уголовное дело; поручать его расследование дознавателю; лично производить отдельные следственные и иные процессуальные действия; участвовать в производстве предварительного расследования; давать согласие дознавателю на возбуждение уголовного дела, за исключением случаев, предусмотренных ч.

4 ст. 20 УПК РФ, и др. Следовательно, роль прокуратуры как органа, который призван эффективно решать проблемы, возникающие в досудебном производстве, значительно ослабла. Однако законодатель оставил прокурору полномочия (ч. 4 ст. 20, ст. 37, ч. 4 ст. 225 УПК РФ и др.), с помощью которых он может обеспечивать законность в ходе дознания.

4 ст. 20, ст. 37, ч. 4 ст. 225 УПК РФ и др.), с помощью которых он может обеспечивать законность в ходе дознания.

Прокурор наделен большими властными полномочиями в отношении дознавателя, чем начальник подразделения дознания.

Именно прокурор имеет право санкционирования, утверждения, отмены решений дознавателя, поэтому, как точно подмечено в науке, полномочия прокурора являются надзором, а начальника подразделения дознания — контролем [2].

Отметим тенденции, которые обозначились применительно к последующему улучшению надзора прокурора за дознанием. Одна из них означает дальнейшее сокращение процессуальных полномочий прокурора по отношению к дознанию.

Так, А. А. Осипов предлагает

«уравнять начальника подразделения дознания в правах и обязанностях с руководителем следственного органа и исключить тем самым участие прокурора при принятии процессуальных решений, связанных с непосредственным расследованием уголовных дел»

[3]. Другая тенденция, наоборот, связана с возвращением прокурору всех властно-распорядительных полномочий в досудебных стадиях. Авторы объясняют это тем, что на предварительном следствии эффективность прокурорского надзора снижается.

Например, А. Б. Соловьев и М. Е. Токарева пишут о том, что прокурор устраняет нарушения несвоевременно, так как он не имеет права лично возбуждать уголовные дела или препятствовать их незаконному возбуждению путем отказа в даче согласия на это дознавателю; сама процедура устранения выявленных прокурором нарушений закона неоправданно усложнена [4].

Сходна с этой тенденцией и позиция других ученых, которые предлагают возвратить прокурору права, дающие возможность полноценно выполнять уголовное преследование. Например, А. П. Кругли-ков пишет: «Сокращение полномочий прокурора по осуществлению уголовного преследования противоречит закрепленному в ч.

1 ст. 21 УПК РФ важному правилу, относящемуся к уголовному преследованию:

«Уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляет прокурор, а также следователь и дознаватель»

[5].

Существует еще и такая тенденция, которая по сравнению с двумя вышеуказанными является компромиссной. Согласно ей необходимо частично изменить процессуальный статус и субъектов дознания, и прокурора.

Именно так представляются выводы о разумности увеличения полномочий прокуроров по надзору за досудебным уголовным преследованием, выраженные в литературе. Так, высказываются мнения о нормативном закреплении полномочия прокуроров самостоятельно решать, по каким делам производить полную проверку законности деятельности должностных лиц органов дознания и собранных ими материалов, а по каким ограничиваться ознакомлением с копией постановления о возбуждении уголовного дела [11]; права прокурора на постановку в требовании об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания и предварительного следствия, вопроса о привлечении к дисциплинарной ответственности следователей и дознавателей, совершивших грубые либо неоднократные нарушения закона [12].

Так, высказываются мнения о нормативном закреплении полномочия прокуроров самостоятельно решать, по каким делам производить полную проверку законности деятельности должностных лиц органов дознания и собранных ими материалов, а по каким ограничиваться ознакомлением с копией постановления о возбуждении уголовного дела [11]; права прокурора на постановку в требовании об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания и предварительного следствия, вопроса о привлечении к дисциплинарной ответственности следователей и дознавателей, совершивших грубые либо неоднократные нарушения закона [12].

В таком случае несомненно и то, что, по какому бы курсу ни выполнялось реформирование прокурорского надзора за субъектами дознания, контроль за их деятельностью необходим. Иначе, как пишет В. Н. Махов, созданные подразделения обречены на превращение в дополнительное штатное число оперативников, дознавателей, следователей [8]. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . Важным требованием, которое обязательно для совершения всеми субъектами уголовного судопроизводства является соблюдение процессуальных сроков.

В частности, это касается лиц, которые наделены властными полномочиями. Сюда относится и начальник подразделения дознания.

Прежде всего возможно говорить о соблюдении начальником подразделения дознания процессуальных сроков на стадии возбуждения уголовного дела (например, соблюдение сроков при принятии решения по сообщению о преступлении (не позднее 3 суток со дня поступления сообщения; до 10 суток в случае продления срока начальником органа дознания; до 30 суток в случае продления срока прокурором)), и в ходе производства дознания (например, соблюдение общего срока дознания (30 суток со дня возбуждения уголовного дела; продленного прокурором срока)).

Соблюдение процессуальных сроков начальником подразделения дознания — это показатель законности его деятельности. Чтобы достичь этого показателя, необходимо выполнять требования разумности при установлении данных сроков. Так, Верховным Судом Российской Федерации неоднократно подчеркивалась значимость соблюдения разумного срока уголовного преследования и прекращения уголовного преследования публичными участниками уголовного судопроизводства.

В его решениях отмечается важность следования норме, которая предусмотрена ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ:

«При определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства»

[9, 10, 11].

Процессуальные полномочия начальника подразделения дознания направлены на предотвращение нарушений со стороны дознавателя, а также на устранение уже допущенных им нарушений. Обусловлено это тем, что начальник подразделения дознания отвечает за деятельность всего подразделения дознания. Организация дознания, руководство им, осуществление процессуального контроля над дознанием — все это обязанности начальника подразделения дознания как участника уголовного процесса.

Указанный принцип зафиксирован в п.п. 2, 3, 4 ч. 1 ст. 40.1 УПК РФ. В соответствии с данными нормами начальник подразделения дознания уполномочен отменять необоснованные постановления дознавателя о приостановлении производства дознания по уголовному делу; изымать уголовное дело у дознавателя и передавать его другому дознавателю с обязательным указанием оснований такой передачи; вносить прокурору ходатайство об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела.

Процессуальное подчинение дознавателя начальнику подразделения дознания вытекает из анализа норм, закрепленных в п.п. 1, 2 ч. 1, п. 1 ч. 3 ст. 40.1 УПК РФ. Оно обусловлено тем, что начальник подразделения дознания является субъектом ведомственного контроля.

На это справедливо обращается внимание в литературе [12].

Начальник подразделения дознания руководит специализированным подразделением, осуществляющим предварительное расследование в форме дознания.

Дознаватели, входящие в его состав, подчиняются начальнику подразделения дознания, который для них является административным и процессуальным руководителем. Все указания начальника подразделения, данные им по уголовному делу, они обязаны выполнять (ч. 4 ст. 40.1 УПК РФ), а также исполнять требования, которые связанны с поручением им проверки сообщения о преступлении, принятия по нему решения в порядке, установленном ст.

145 УПК РФ. Другими словами, начальник подразделения дознания помимо прокурора имеет по отношению к дознавателю конкретные властные полномочия. Это не раз отмечалось в литературе [13]. Дознаватель процессуально подчинен начальнику подразделения дознания и начальнику органа дознания, как, в свою очередь, начальник подразделения дознания процессуально подчинен начальнику органа дознания [14].

На наличие данных типов процессуального подчинения указывают несколько процессуальных норм: — письменные указания начальника подразделения дознания дознаватель имеет право обжаловать не только прокурору, но и начальнику органа дознания (ч. 4 ст. 40.1 УПК РФ); — начальник органа дознания по ходатайству дознавателя имеет право продлить срок проверки сообщения о преступлении до 10 суток (ч.

3 ст. 144 УПК РФ); — начальник органа дознания утверждает обвинительный акт, составленный дознавателем или начальником подразделения дознания, когда последний лично осуществляет уголовное преследование (ч. 4 ст. 225 УПК РФ); — начальник органа дознания в отношении дознавателей, которых он уполномочил выполнять предварительное расследование в форме дознания, наделен полномочиями начальника подразделения дознания согласно ст. 40.1 УПК РФ (ч. 2 ст. 40 УПК РФ).

Кроме того, непосредственным руководителем начальника подразделения дознания является начальник органа дознания. Так, О. В. Мичурина пишет:

«По этой причине, отношения начальника органа дознания с начальником подразделения дознания построены на тех же началах, что и с дознавателем»

[15].

Всестороннее, полное и объективное расследование преступления в форме дознания — главное правило деятельности как начальника подразделения дознания, так и других участников дознания. Задачей данного принципа является обнаружение и раскрытие преступления, своевременное изобличение и привлечение к уголовной ответственности совершившего его лица.

Именно это определяется главным и принципиальным в назначении уголовного судопроизводства [16]. Всестороннее и полное расследование преступления в форме дознания — это установление всех факторов, которые значимы для постановления приговора. В Научно-практическом комментарии к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР была представлена полная характеристика данного правового явления.

Она содержала установление и оценку всех вероятных вариантов совершенного преступления, кропотливое изучение обстоятельств, которые как подтверждают данные варианты, так и устраняют их или подвергают сомнению [17].

Бесспорно, это предупреждает ограниченность и субъективизм участников дознания в ходе расследования уголовного дела. Следует подчеркнуть, что на протяжении длительного времени в истории уголовного процесса всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела рассматривалось в качестве главного принципа уголовного судопроизводства.

Статья 20 УПК РСФСР содержала правовую регламентацию данного принципа. Данная статья наделяла суд, прокурора, следователя, лицо, производящее дознание, обязанностью устанавливать уличающие и оправдывающие обвиняемого обстоятельства, а кроме того, обстоятельства смягчающие и отягчающие его ответственность. Без данного подхода определить истину по уголовному делу, к чему тяготело законодательство того времени, было бы нельзя (например, ч.

1 ст. 89 УПК РСФСР). УПК РФ не содержит категорию «истина», а также в главу 2 «Принципы уголовного судопроизводства» положение о всесторонности, полноте и объективности исследования обстоятельств уголовного дела не включено. Однако исключить полностью данное положение в УПК РФ не получилось.

Особенно это касается части регулирования деятельности по расследованию преступлений. Так, согласно ч. 4 ст. 152 УПК РФ целью предварительного расследования является его полнота и объективность, а ч. 2 ст. 154 УПК РФ говорит о значительности всесторонности, полноты и объективности для предварительного расследования.

В отличие от УПК РСФСР в УПК РФ статус указанного правового предписания значительно уменьшен.

Однако оно не прекращает быть основным в уголовно-процессуальной деятельности лиц, которые занимаются расследованием преступлений. На участников доказывания по-прежнему ложится необходимость установления всех обстоятельств уголовного дела, которые входят в предмет доказывания, а это виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, и др. (ч. 1 ст. 73 УПК РФ). Таким участником следует считать и начальника подразделения дознания.

Обеспечение данного требования составит значительные трудности при осуществлении дознания в сокращенной форме, так как оно содержит значительные исключения из единых правил производства расследования, которые именуются особенностями доказывания при указанной форме производства. Это в определенной мере вызвало критику со стороны ученых [18]. Например, дознаватель при сокращенной форме расследования уголовного дела имеет право не проверять доказательства, если они не были оспорены подозреваемым, его защитником, потерпевшим или его представителем; не допрашивать лиц, от которых в ходе проверки сообщения о преступлении были получены объяснения, за исключением случаев, когда необходимо установить дополнительные фактические данные, не содержащиеся в материалах проверки сообщения о преступлении, либо проверить доказательства, достоверность которых оспорена подозреваемым, его защитником, потерпевшим или его представителем, и т.д.

(ч. 3 ст. 226.5 УПК РФ). Исключения из единых правил производства расследования существовали еще ранее в протокольной форме досудебной подготовки материалов (глава 34 УПК РСФСР), на что уже обращалось внимание в научной литературе [19].

Однако это не явилось причиной для отмены требования о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, которое закреплено в ст. 20 УПК РСФСР. В связи с этим следует согласиться с З.

З. Зи-натуллиным, который предлагает дополнить систему принципов уголовного судопроизводства положением о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела [20]. Доминирование организационно-контрольного направления в деятельности начальника подразделения дознания проявляется в том, что указанным лицом осуществляются формы данного направления (процессуальное руководство работой дознавателя; процессуальная организация расследования преступления в форме дознания; процессуальный контроль над деятельностью дознавателя; устранение процессуальных нарушений, допущенных дознавателем).

Доминирование организационно-контрольного направления в деятельности начальника подразделения дознания проявляется в том, что указанным лицом осуществляются формы данного направления (процессуальное руководство работой дознавателя; процессуальная организация расследования преступления в форме дознания; процессуальный контроль над деятельностью дознавателя; устранение процессуальных нарушений, допущенных дознавателем).

Организационно-контрольная деятельность сопровождает начальника подразделения дознания всегда и в наибольшей мере характеризует его как участника уголовного судопроизводства, в то же время личное осуществление им расследования по уголовному делу [21] имеет факультативный характер.

Соотношение между главными направлениями деятельности начальника подразделения дознания отражается в специфике нормативной регламентации соответствующих его возможностей.

Так, например, организационно-контрольные полномочия начальник подразделения дознания осуществляет в основном с помощью понятия «уполномочен» (ч. 1 ст. 40.1 УПК РФ). Указанный термин подчеркивает, что данные возможности выступают единовременно и правами, и обязанностями. А если посмотреть текст нормы, согласно которой начальник подразделения дознания наделен возможностью возбудить уголовное дело, принять его к своему производству и произвести дознание в полном объеме, то используется иной термин — «вправе» (ч.

2 ст. 40.1 УПК РФ). Обратимся к возможности обжалования действий (бездействия) начальника подразделения дознания. Такое обжалование существует в двух формах: 1) обжалование дознавателем письменных указаний начальника подразделения дознания начальнику органа дознания или прокурору (ч. 4 ст. 40.1 УПК РФ); 2) обжалование в судебном порядке заявителем действий (бездействия) начальника подразделения дознания (ст.

125 УПК РФ). В нормах права закреплена возможность обжалования дознавателем письменных указаний начальника подразделения дознания начальнику органа дознания или прокурору (ч.

4 ст. 40.1 УПК РФ). Это продиктовано признанием законодателем за участниками уголовного судопроизводства права обжалования (ч.

1 ст. 123 УПК РФ). Кроме того, право на обжалование является принципом уголовного судопроизводства, его сущность закреплена в ст. 19 УПК РФ. В соответствии с данной нормой обжалуются действия (бездействие) и решения суда и должностных лиц, куда включен и начальник подразделения дознания. Обжалованию подлежат не только указания начальника подразделения дознания, но и другие его действия (бездействие), а также решения в порядке ст.

123 УПК РФ. Однако не до конца определена процедура рассмотрения жалобы на указания начальника подразделения дознания, поступившей от дознавателя. Если в случае с рассмотрением жалоб прокурором все ясно и понятно (ст.

124 УПК РФ), то механизм рассмотрения жалобы начальником органа дознания не урегулирован. Ученые предлагают регламентировать указанный вопрос в уголовно-процессуальном законодательстве.

Высказывания касаются различных аспектов этой проблемы, в частности необходимости подавать возражение на указание начальника подразделения дознания начальнику органа дознания и прокурору в тот же день.

Для прокурора и органа дознания предлагается установить суточный срок для рассмотрения данных возражений и принятия по ним решения [22].

Кроме того, дознаватель, перед тем как обратиться с жалобой к прокурору или начальнику органа дознания, должен выразить свое несогласие начальнику подразделения дознания [23]. Согласно ст. 124 УПК РФ прокурор рассматривает жалобы дознавателя на указания начальника подразделения дознания в течение 3 суток со дня их получения. В некоторых случаях, если для проверки жалобы требуются дополнительные материалы или принятие иных мер, допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток.

Об этом должен быть извещен заявитель. По итогам рассмотрения жалобы прокурор должен вынести постановление о полном или частичном удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении.

Считаем, что такой порядок обжалования является более результативным для дознавателя, чем обращение к начальнику органа дознания. Ведь процессуальные полномочия начальника подразделения дознания, как правильно указывают ученые, аргументирующие рациональность обжалования указаний начальника подразделения дознания прокурору, уступает полномочиям начальника органа дознания [24]. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . В заключение отметим, что все рассмотренные принципы осуществления полномочий начальника подразделения дознания взаимосвязаны и образуют определенную целостность, единство. В этом смысле можно говорить о совокупности принципов осуществления полномочий начальника подразделения дознания как о системе.

ЛИТЕРАТУРА 1. Соловьев А., Токарева М.

Необходимо восстановить властно-распорядительные полномочия прокурора в досудебных стадиях российского уголовного судопроизводства // Уголовное право.

— 2011. — № 4. — С. 101. 2. Колесников И.

И., Одинцов В. Н. Организационно-правовые основы деятельности подразделений дознания органов внутренних дел : учебное пособие / под ред. И. И. Колесникова. — М. : Академия управления МВД России, 2008. — С. 125. 3. Осипов А. А. Правовой статус начальника подразделения дознания должен быть изменен // Право и образование.

— С. 125. 3. Осипов А. А. Правовой статус начальника подразделения дознания должен быть изменен // Право и образование. — 2009. — №3. — С. 113. 4. Соловьев А., Токарева М.

Необходимо восстановить властно-распорядительные полномочия прокурора в досудебных стадиях российского уголовного судопроизводства // Уголовное право. — 2011. — № 4. — С. 102. 5. Кругликов А. П. Изменения в УПК РФ и роль прокурора в уголовном преследовании и обвинении // Правовой аспект.

— 2008. — №1(4). — С. 51. 6. Терехин А.

А. Акты прокурорского реагирования в российском уголовном судопроизводстве : автореф. дисс. . канд. юрид. наук. — Челябинск, 2013.

— С. 7—8. 7. Каджая А. А. Проблемы реализации уголовного преследования в форме дознания : дис.

. канд. юрид. наук. — М, 2009. — С. 114. 8. Махов В. Н. Органы дознания должны повысить раскрываемость преступлений // Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве : материалы международной научно-практической конференции. — М. : МАЭП, 2011. — С. 315. 9.

Решение Верховного Суда Российской Федерации от 21 августа 2012 г. № АКПИ 12-973 // СПС «КонсультантПлюс».

10. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 31 июля 2012 г. № АПЛ12-416 // СПС «КонсультантПлюс».

11. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 23 августа 2012 г.

№ АПЛ12-478 // СПС «КонсультантПлюс». 12. Насонов А. А. Субъекты ведомственного контроля и их роль в обеспечении подозреваемому и обвиняемому права на защиту // Международная научно-практическая конференция

«Преступность в СНГ: проблемы предупреждения и раскрытия преступлений»

: сб. материалов. — Воронеж : Воронежский институт МВД России, 2013.

— Ч. 2. — С. 51—55. 13. Александров А.

С., Круглов И. В. Правовое положение начальника подразделения дознания в уголовном судопроизводстве // Российский следователь. — 2007. — №17. — С. 5, 6. 14.

Насонова И. А., Арепьева Т. А. Начальник подразделения дознания как участник уголовного судопроизводства: монография / под ред. О. А. Зайцева. — М. : Юрлитинформ, 2014.—С.

14—15. 15. Мичурина О. В. Концепция дознания в уголовном процессе Российской Федерации и проблемы ее реализации в органах внутренних дел : дис. . д-ра юрид. наук. — М., 2008. — С. 158. 16. Николюк В. В. Современные проблемы согласования уголовного, уголовно процессуального и оперативно-розыскного законодательства // Вопросы теории уголовного судопроизводства : избранные статьи.

— Омск, 2006. — С. 58. 17. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР.

— М. : СПАРК, 1996. — С. 37. 18. Зотова М.В. Дознание в сокращенной форме в российском уголовном процессе : дис. . канд. юрид. наук. — Воронеж, 2016.

— С. 27—28. 19. Хисамутдинов Ф. Р. Сокращенное дознание: быть или не быть // Вестник Московского университета МВД России.

— 2012. — №1. — С. 235. 20. Зинатуллин З. З. Основные вопросы современного российского уголовного процесса и их решение // Вестник Омского университета. Серия: Право. — Омск, 2008. — №1(4).

— С. 55—58. 21. Насонова И. А., Степанова Т. А. Полномочия начальника подразделения дознания в российском уголовном процессе : понятие и классификация // Вестник Воронежского института МВД России. — 2012. — №2. — С.112—113. 22.

Галиахметов М. Р. Начальник подразделения дознания, его полномочия // Вестник Оренбургского государственного университета. — 2010. — №3(109). — С. 25, 26. 23. Пруцкова Н. А. Начальник подразделения дознания: пробелы и проблемы // Организационно-правовые проблемы противодействия преступности : материалы итоговой научно-практической конференции молодых ученых.

— Саратов : СЮИ МВД России, 2011. — С. 105—109. 24. Хисматуллин И.Г.

Проблемные вопросы процессуальных отношений дознавателя с начальниками органа и подразделения дознания // Актуальные проблемы борьбы с преступностью на современном этапе : сборник материалов всероссийской научно-практической конференции, посвященной 90-летию образования Дальневосточного юридического института МВД России, 22—23 сентября 2011 г. — Хабаровск : Изд-во Дальневост.

юрид. ин-та МВД России, 2011. — С. 170. REFERENCES 1. Solovev A., Tokareva M. Neobhodimo vosstanovit vlastno-rasporyaditelnyie polnomochiya prokurora v dosudebnyih stadiyah rossiyskogo ugolovnogo sudoproizvodstva // Ugolovnoe pravo. iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . — 2011. — # 4.

Попробуйте сервис . — 2011. — # 4.

— S. 101. 2. Kolesnikov I. I., Odintsov V.

N. Organizatsionno-pravovyie osnovyi deyatelnosti podrazdeleniy doznaniya organov vnutrennih del : uchebnoe posobie / pod red.

I. I. Kolesnikova. — M. : Akademiya upravleniya MVD Rossii, 2008. — S. 125. 3. Osipov A. A. Pravovoy status nachalnika po-drazdeleniya doznaniya dolzhen byit izmenen // Pravo i obrazovanie. — 2009. — #3. — S. 113. 4. Solovev A., Tokareva M.

Neobhodimo vosstanovit vlastno-rasporyaditelnyie polnomochiya prokurora v dosudebnyih stadiyah rossiyskogo ugolovnogo sudoproizvodstva // Ugolovnoe pravo. — 2011. — # 4. — S. 102. 5. Kruglikov A.

P. Izmeneniya v UPK RF i rol prokurora v ugolovnom presledovanii i obvinenii // Pravovoy aspekt. — 2008. — #1(4). — S. 51. 6. Terehin A. A. Aktyi prokurorskogo reagiro-vaniya v rossiyskom ugolovnom sudoproizvodstve : avtoref.

diss. . kand. yurid. nauk. — Chelyabinsk, 2013.

— S. 7—8. 7. Kadzhaya A. A. Problemyi realizatsii ugolovnogo presledovaniya v forme doznaniya : dis. . kand. yurid. nauk. — M, 2009. — S. 114. 8. Mahov V. N. Organyi doznaniya dolzhnyi povyisit raskryivaemost prestupleniy // Ohrana prav i svobod cheloveka i grazhdanina v ugolovnom sudoproizvodstve : materialyi mezhdunarod-noy nauchno-prakticheskoy konferentsii.

— M. : MAEP, 2011. — S. 315. 9. Reshenie Verhovnogo Suda Rossiyskoy Fed-eratsii ot 21 avgusta 2012 g.

# AKPI 12-973 // SPS «KonsultantPlyus». 10. Opredelenie Verhovnogo Suda Rossiyskoy Federatsii ot 31 iyulya 2012 g. # APL12-416 // SPS «KonsultantPlyus».

11. Opredelenie Verhovnogo Suda Rossiyskoy Federatsii ot 23 avgusta 2012 g. # APL12-478 // SPS «KonsultantPlyus».

12. Nasonov A. A. Sub’ektyi vedomstvennogo kontrolya i ih rol v obespechenii podozrevaemomu i obvinyaemomu prava na zaschitu // Mezhdu-narod-naya nauchno-prakticheskaya konferentsiya

«Prestupnost v SNG: problemyi preduprezhdeniya i raskryitiya prestupleniy»

: sb. materialov. — Voronezh : Voronezhskiy institut MVD Rossii, 2013.

— Ch. 2. — S. 51—55. 13. Aleksandrov A. S., Kruglov I. V. Pravovoe polozhenie nachalnika podrazdeleniya doznaniya v ugolovnom sudoproizvodstve // Rossiyskiy sledovatel.

— 2007. — #17. — S. 5, 6. 14. Nasonova I. A., Arepeva T. A. Nachalnik podrazdeleniya doznaniya kak uchastnik ugolovnogo sudoproizvodstva: monografiya / pod red.

O. A. Zaytseva. — M. : Yurlitinform, 2014. — S. 14—15. 15. Michurina O. V. Kontseptsiya doznaniya v ugolovnom protsesse Rossiyskoy Federatsii i problemyi ee realizatsii v organah vnutrennih del : dis.

. d-ra yurid. nauk. — M., 2008.

— S. 158. 16. Nikolyuk V. V. Sovremennyie problemyi soglasovaniya ugolovnogo, ugolovno protsessual-nogo i operativno-rozyisknogo zakonodatelstva // Voprosyi teorii ugolovnogo sudoproizvodstva : iz-brannyie stati. — Omsk, 2006. — S. 58. 17. Nauchno-prakticheskiy kommentariy k Ugolovno-protsessualnomu kodeksu RSFSR.

— M. : SPARK, 1996. — S. 37. 18.

Zotova M.V. Doznanie v sokraschennoy forme v rossiyskom ugolovnom protsesse : dis.

. kand. yurid. nauk. — Voronezh, 2016. — S. 27—28. 19. Hisamutdinov F. R. Sokraschennoe doznanie: byit ili ne byit // Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii.

— 2012. — #1. — S. 235. 20. Zinatullin Z.

Z. Osnovnyie voprosyi sov-remennogo rossiyskogo ugolovnogo protsessa i ih reshenie // Vestnik Omskogo universiteta. Seriya: Pravo. — Omsk, 2008. — #1(4). — S. 55—58. 21. Nasonova I. A., Stepanova T.

A. Polnomochiya nachalnika pod-razdeleniya doznaniya v rossiyskom ugolovnom protsesse : ponyatie i klas-si-fikatsiya // Vestnik Voronezhskogo instituta MVD Rossii. — 2012. — #2. — C.112—113. 22. Galiahmetov M. R. Nachalnik podrazdeleniya doznaniya, ego polnomochiya // Vestnik Oren-burgskogo gosudarstvennogo universiteta.

— 2010. — #3(109). — S. 25, 26. 23. Prutskova N. A. Nachalnik podrazdeleniya doznaniya: probelyi i problemyi // Organizatsionno-pravovyie problemyi protivodeystviya prestupnosti : materialyi itogovoy nauchno-prakticheskoy konfer-entsii molodyih uchenyih.

— Saratov : SYuI MVD Rossii, 2011. — S. 105—109. 24. Hismatullin I.G.

Problemnyie voprosyi protsessualnyih otnosheniy doznavatelya s nachalni- kami organa i podrazdeleniya doznaniya // Aktual-nyie problemyi borbyi s prestupnostyu na sovremen-nom etape : sbornik materialov vserossiyskoy nauchno-prakticheskoy konferentsii, posvyaschen-noy 90-letiyu obrazovaniya Dalnevostochnogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii, 22—23 sentyabrya 2011 g.

— Habarovsk : Izd-vo Dalnevost.

yurid. in-ta MVD Rossii, 2011.

— S. 170. СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ Насонова Ирина Александровна. Профессор кафедры уголовного процесса. Доктор юридических наук, профессор.

Воронежский институт МВД России. E-mail: Россия, 394065, Воронеж, проспект Патриотов, 53. Тел. (473) 247-67-07. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . Арепьева Татьяна Александровна. Преподаватель кафедры административного права.

Кандидат юридических наук. Воронежский институт МВД России. E-mail: Россия, 394065, Воронеж, проспект Патриотов, 53.

Nasonova Irina Aleksandrovna. Professor of the chair of Criminal Proceeding. Doctor of Law, Professor. Voronezh Institute of the Ministry of the Interior of Russia.

Work address: Russia, 394065, Voronezh, Prospect Patriotov, 53. Tel. (473) 247-67-07. Arepieva Tatiana Aleksandrovna.

Lekturer of the chair of Administrative Law. Candidate of Law. Voronezh Institute of the Ministry of the Interior of Russia.

E-mail: Work address: Russia, 394065, Voronezh, Prospect Patriotov, 53. Ключевые слова: начальник подразделения дознания; принципы; полномочия; прокурор; начальник органа дознания; суд; законность; всесторонность. Key words: chief of division of inquiry; principles; powers; рrosecutor; chief of the inquiry body; court; legality; comprehensiveness.

УДК 343.13

Статья 40.1. Начальник подразделения дознания

СТ 40.1 УПК РФ 1.

Начальник подразделения дознания по отношению к находящимся в его подчинении дознавателям уполномочен: 1) поручать дознавателю проверку сообщения о преступлении, принятие по нему решения в порядке, установленном , выполнение неотложных следственных действий либо производство дознания по уголовному делу; 2) изымать уголовное дело у дознавателя и передавать его другому дознавателю с обязательным указанием оснований такой передачи; 3) отменять необоснованные постановления дознавателя о приостановлении производства дознания по уголовному делу; 4) вносить прокурору ходатайство об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела. 2. Начальник подразделения дознания вправе возбудить уголовное дело в порядке, установленном настоящим Кодексом, принять уголовное дело к своему производству и произвести дознание в полном объеме, обладая при этом полномочиями дознавателя, а в случаях, если для расследования уголовного дела была создана группа дознавателей, — полномочиями руководителя этой группы.

3. При осуществлении полномочий, предусмотренных настоящей статьей, начальник подразделения дознания вправе: 1) проверять материалы проверки сообщения о преступлении и материалы уголовного дела, находящиеся в производстве дознавателя; 2) давать дознавателю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения. 4. Указания начальника подразделения дознания по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения дознавателем, но могут быть обжалованы им начальнику органа дознания или прокурору. Обжалование указаний не приостанавливает их исполнения.

При этом дознаватель вправе представить начальнику органа дознания или прокурору материалы уголовного дела и письменные возражения на указания начальника подразделения дознания. 1. Начальник подразделения дознания осуществляет в уголовном судопроизводстве функцию уголовного преследования, выступает при этом в качестве участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения.

Реализуя функцию уголовного преследования, он обладает теми же полномочиями, что и дознаватель на досудебной части уголовного судопроизводства. (Более подробно см. комментарий к ст.

41 УПК РФ.) Но при этом в рамках реализации функции уголовного преследования основная задача полномочий начальника подразделения дознания связана с осуществлением ведомственного процессуального контроля за процессуальной деятельностью дознавателя. Речь идет о процессуальном контроле за принимаемыми процессуальными решениями и совершаемыми процессуальными действиями дознавателя при осуществлении им уголовно-процессуальной деятельности в ходе производства по уголовному делу предварительного расследования в форме дознания, возбуждения уголовного дела и т.д. Для этого он наделен рядом полномочий: по проверке сообщений о преступлении и принятии по нему решения в порядке, установленном ; по выполнению неотложных следственных действий; по производству дознания по уголовному делу; даче иных указаний, обязательных для исполнения дознавателем; и др.

2. К основным полномочиям, которые связаны с осуществлением процессуального контроля, действующее законодательство относит: 1) изъятие уголовного дела у дознавателя и передача данного уголовного дела другому дознавателю.

Основания изъятия уголовного дела у дознавателя могут быть всевозможные. Но в первую очередь они связаны с положениями УПК РФ. К таким основаниям относятся случаи, когда уголовное дело подследственно другому дознавателю, в силу того что предварительное расследование в форме дознания должно производиться на территории юрисдикции другого территориального органа дознания (); предварительное расследование в форме дознания должно производиться другим дознавателем в силу ее предметной (родовой) подследственности (); имеются указания прокурора, что данное уголовное дело должно расследоваться не в форме дознания, а в форме предварительного следствия; и т.д.

Процессуальное решение и действие начальника подразделения дознания должны быть обоснованы.

Свое процессуальное решение начальник подразделения дознания оформляет в форме постановления. Начальник подразделения дознания в соответствии с ч.

6 ст. 152 УПК РФ должен письменно уведомить прокурора о принятом процессуальном решении и совершенном процессуальном действии.

Кроме того, данное процессуальное решение и действие дознавателем в соответствии с ч.

4 комментируемой статьи может быть обжаловано начальнику органа дознания либо прокурору; 2) отмену необоснованного постановления дознавателя о приостановлении производства дознания по уголовному делу. Речь идет о том, что если постановление вынесено дознавателем необоснованно, то начальник подразделения дознания обладает полномочиями об отмене данного постановления. Такое же процессуальное решение начальник подразделение дознания должен принять и в случае незаконного приостановления дознавателем производства дознания; 3) внесение прокурору ходатайств об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела.

В случаях если дознаватель действовал по поручению начальника подразделения дознания (либо действовал без его поручения) в соответствии с п. 1 ч. 1 комментируемой статьи (действовал в соответствии со ст. 145 УПК РФ) по сообщению о совершенном преступлении и принял процессуальное решение об отказе в возбуждении уголовного дела, а, по мнению начальника подразделения дознания, принятое процессуальное решение незаконно или необоснованно и отменить его в силу ст.

148 УПК РФ он не может, то вносится ходатайство прокурору об отмене принятого дознавателем постановления. При этом данное положение, в силу реализации процессуального контроля за процессуальной деятельностью дознавателя, должно касаться и других незаконных или необоснованных постановлений дознавателя, которые самостоятельно начальник подразделения дознания не может отменить.

3. Одновременно начальник подразделения дознания осуществляет функцию уголовного преследования, в связи с этим он в соответствии с ч. 2 комментируемой статьи вправе: возбудить уголовное дело, принять уголовное дело к своему производству, производить предварительное расследование в форме дознания в полном объеме, обладая при этом полномочиями дознавателя и (или) руководителя группы дознавателей; и т.д. (Более подробно см. комментарий к ст.

41 УПК РФ.) 4. Некоторые полномочия начальника подразделения дознания не связаны с осуществлением уголовного преследования при производстве по уголовному делу и осуществлением процессуального контроля.

Речь о том, что начальник подразделения дознания, осуществляя уголовно-процессуальную деятельность при производстве по уголовному делу, выполняет функции по административно-процессуальному руководству предварительного расследования в форме дознания.

В связи с этим начальник подразделения дознания в соответствии с ч. 3 комментируемой статьи: 1) проверяет материалы уголовного дела. Как правило, это заключается в самостоятельной проверке материалов уголовного дела посредством рассмотрения постановлений, которые находятся в контрольном производстве в отделе дознания, и т.д.; 2) дает дознавателю указания о направлении расследования.

Реализация данного полномочия заключается в совместной с дознавателем выработке следственных версий, которые формируются в зависимости от следственной ситуации, и в выработке дальнейшего плана расследования уголовного дела в форме дознания.

(Более подробно см. ). Кроме того, в данное понятие представленного указания входит и дача указаний по составлению обвинительного акта (обвинительного постановления), о составлении уведомления о подозрении, и т.д.; 3) дает дознавателю указания о производстве отдельных следственных действий. Речь идет о необходимости провести следственные и иные процессуальные действия при производстве дознания, которые не вошли в план расследования, но их необходимо произвести в связи с возникшей ситуацией, либо их производство целесообразно произвести в данный момент; 4) дает дознавателю указания об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения. Избрание меры пресечения должно быть произведено в соответствии с требованиями УПК РФ.

Кроме того, избрание мер пресечения — это уголовно-процессуальная деятельность по обеспечению производства предварительного расследования в форме дознания; 5) дает дознавателю указания о квалификации преступления и об объеме обвинения. 5. Все вышеназванные указания начальника подразделения дознания в случае их реализации в соответствии с ч. 4 комментируемой статьи могут быть обжалованы прокурору или начальнику органа дознания и не приостанавливают их исполнение.

Кроме того, целесообразнее обжаловать указания начальника подразделения дознания сразу прокурору, а не начальнику органа дознания, в силу большего процессуального объема полномочий по реализации процессуального контроля прокурором за полномочиями начальника подразделения дознания. В некоторых случаях процессуальный статус начальника органа дознания может быть совмещен с процессуальным статусом начальника подразделения дознания.

Статья 40.2. Начальник органа дознания

СТ 40.2 УПК РФ 1.

Начальник органа дознания уполномочен: 1) поручать проверку сообщения о преступлении, принятие по нему решения в порядке, установленном настоящим Кодексом, а также производство дознания и неотложных следственных действий по уголовному делу, лично рассматривать сообщения о преступлении и участвовать в их проверке; 2) продлевать в порядке, установленном настоящим Кодексом, срок проверки сообщения о преступлении; 3) проверять материалы проверки сообщения о преступлении и материалы уголовного дела, находящиеся в производстве органа дознания, дознавателя; 4) давать дознавателю письменные указания о направлении расследования и производстве процессуальных действий; 5) рассматривать материалы уголовного дела и письменные возражения дознавателя на указания начальника подразделения дознания и принимать по ним решение; 6) поручать должностным лицам органа дознания исполнение письменных поручений следователя, дознавателя о проведении оперативно-розыскных мероприятий, о производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, заключении под стражу и о производстве иных процессуальных действий, а также об оказании содействия при их осуществлении; 7) принимать решение о производстве дознания группой дознавателей и об изменении ее состава; 8) выносить постановление о восстановлении дознавателем утраченного уголовного дела либо его материалов; 9) возвращать уголовное дело дознавателю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного дознания, производстве дознания в общем порядке, пересоставлении обвинительного акта или обвинительного постановления; 10) утверждать обвинительный акт или обвинительное постановление по уголовному делу; 11) осуществлять иные полномочия, предоставленные начальнику органа дознания настоящим Кодексом. 2. Начальник органа дознания по отношению к дознавателям, уполномоченным им осуществлять предварительное расследование в форме дознания, обладает полномочиями начальника подразделения дознания, предусмотренными статьей 40.1 настоящего Кодекса.

3. В органах внутренних дел Российской Федерации полномочия начальника органа дознания осуществляют также заместители начальника полиции. 1. В положениях комментируемой статьи установлен определенный перечень полномочий, которым наделен начальник органа дознания в уголовном судопроизводстве при осуществлении им уголовно-процессуальной деятельности по осуществлению уголовного преследования (обвинения). Все полномочия начальника органа дознания, которые указаны в нормах комментируемой статьи, определены и в других статьях УПК РФ.

2. Начальник органа дознания при осуществлении им уголовно-процессуальной деятельности при производстве по уголовному делу выступает в качестве должностного лица органа дознания, который руководит органом дознания. Поэтому полномочия, осуществляемые органами дознания при производстве по уголовному делу, автоматически «накладываются» на начальника органа дознания.

При этом уголовно-процессуальная деятельность органа дознания при производстве по уголовному делу не может быть реализована без ведома самого начальника (руководителя), поскольку в ином случае она не будет иметь юридической силы.

В этой связи вся уголовно-процессуальная деятельность, регламентируемая органом дознания, в первую очередь будет делегироваться начальником органа дознания начальнику подразделения дознания, дознавателю и другим должностным лицам органа дознания.

Однако действующее уголовно-процессуальное законодательство РФ, возлагая полномочия начальника органа дознания на начальника органов военной полиции Вооруженных Сил Российской Федерации, командиров воинских частей, соединений, начальников военных учреждений и гарнизонов, а также на начальников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, не позволяют им делегировать свои уголовно-процессуальные полномочия начальнику подразделения дознания, дознавателю, в силу того что в данных органах государственной власти в соответствии со ст.

151 УПК РФ не предусмотрено производство дознания. В данной ситуации вышеназванные должностные лица, являясь органом дознания, выступают как начальники органа дознания и самостоятельно обладают уголовно-процессуальными полномочиями по возбуждению уголовного дела, производству неотложных следственных действий и выполнению поручений следователя, дознавателя по уголовным делам.

3. В органах внутренних дел в качестве начальника органа дознания выступает не только сам руководитель соответствующего государственного органа (объединения, организации), обладающего полномочиями по делегированию уголовно-процессуальных полномочий, но и его заместитель.

Так, в системе МВД РФ применительно к территориальному органу МВД РФ на районном (на низшем) уровне полномочия начальника органа дознания принадлежат начальнику управления (отдела, отделения, пункта), а также его заместителям. В качестве одного из заместителей начальника управления (отдела, отделения, пункта) является руководитель оперативного подразделения МВД России на уровне района, который обладает полномочиями на производство оперативно-разыскных мероприятий. 4. В качестве полномочий, которыми наделен начальник органа дознания при производстве по уголовному делу, является дача поручений на проверку сообщения о преступлении.

При этом в соответствии с нормами проверка сообщения о преступлении начальником органа дознания может быть поручена дознавателю, а также другим должностным лицам органа дознания, в том числе и сотрудникам органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность. Начальник органа дознания вправе самостоятельно осуществлять уголовно-процессуальную деятельность по проверке сообщения о преступлении. 5. В качестве следующего полномочия начальника органа дознания является принятие процессуального решения по результатам проверки сообщения о преступлении.

Все виды процессуальных решений, которые должен принять начальник органа дознания, указаны в нормах .

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+