Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Неисполнение законных требований прокурора

Неисполнение законных требований прокурора

Ответственность за невыполнение законных требований прокурора

Институт ответственности за невыполнение законных требований прокурора выходит за рамки сугубо административного преследования и в качестве наглядного примера можно привести ст. 7 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», согласно которой в случае, если в установленный в предупреждении прокурора срок общественным либо религиозным объединением не устранены допущенные нарушения, послужившие основанием для вынесения предупреждения, то по заявлению прокурора такие объединения подлежат ликвидации на основании судебного решения.

Отдельные авторы высказываются о возможности применения дисциплинарной ответственности за невыполнение законных требований прокурора, и такая точка зрения не лишена оснований. Если прокурор, к примеру, ставит перед конкретным должностным лицом вопрос о необходимости выполнения последним своих служебных обязанностей, закрепленных в законе, и требование прокурора не удовлетворяется, то при внесении в адрес руководителя (работодателя) данного должностного лица представления вполне правомерно вести речь о дисциплинарной ответственности чиновника за проявленную противоправную пассивность как подтверждение невыполнения им своих служебных обязанностей, что в соответствии с ТК является основанием для привлечения к рассматриваемому виду ответственности. Вместе с тем с точки зрения повседневной деятельности прокурора важное значение имеет институт административной ответственности за невыполнение его законных требований, который получил свое закрепление на федеральном уровне в 1995 г., когда Кодекс РСФСР об административных правонарушениях был дополнен ст.

165.10 и 165.11, признавшими административно наказуемыми умышленное невыполнение законных требований прокурора и неявку должностных лиц по вызову прокурора для дачи объяснений по поводу нарушения закона.

В настоящее время в действующем КоАП содержится ст. 17.7, предусматривающая административную ответственность граждан и должностных лиц (к которым относится согласно ст. 2.4 КоАП широкий круг субъектов) за умышленное невыполнение требований прокурора у вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом.

Необходимо в рамках вопроса о правосубъектности упомянуть и ч. 2 ст. 2.5 КоАП, в соответствии с которой военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, и имеющие специальные звания сотрудники органов внутренних дел, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов, несущие в обычных условиях за совершение административных проступков дисциплинарную ответственность, в случае нарушения ст.

17.7 КоАП должны привлекаться к административной ответственности. Сказанное позволяет сделать основной вывод – все поднадзорные прокурору должностные и иные лица, а равно граждане в установленных законом случаях (например, при неявке без уважительной причины по вызову прокурора для дачи объяснений по поводу нарушения закона) подлежат ответственности в случае умышленного невыполнения законных требований прокурора.
Сказанное позволяет сделать основной вывод – все поднадзорные прокурору должностные и иные лица, а равно граждане в установленных законом случаях (например, при неявке без уважительной причины по вызову прокурора для дачи объяснений по поводу нарушения закона) подлежат ответственности в случае умышленного невыполнения законных требований прокурора.

Безусловно, необходимо учитывать положения ч.

2 ст. 1.4 КоАП о том, что должностные лица, выполняющие определенные государственные функции, могут привлекаться к административной ответственности с соблюдением условий, установленных Конституцией и федеральными законами. Так, ст. 37 Федерального закона от 08.05.1994 № З-ФЗ

«О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»

устанавливает обязанность соответствующих органов (а прокурор выступает в этом качестве при вынесении постановления в порядке ст. 28.4 КоАП) незамедлительно информировать членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы о привлечении к административной ответственности помощников (в том числе работающих на общественных началах) названных лиц.

В соответствии со ст. 20 Федерального закона от 27.05.1996 № 57-ФЗ «О государственной охране» при исполнении сотрудником федеральных органов государственной охраны служебных обязанностей не допускается применение к нему административных взысканий без представителя соответствующего федерального органа государственной охраны или без решения суда. Пункты 18 и 18.1 ст. 29 Федерального закона от 12.06.2002 № 67-ФЗ

«Об основных гарантиях избирательных нрав и нрава на участие в референдуме граждан Российской Федерации»

устанавливают, что член избирательной комиссии с правом решающего голоса не может быть подвергнут административным наказаниям, налагаемым в судебном порядке, без согласия прокурора субъекта РФ, а член ЦИК России, председатель избирательной комиссии субъекта РФ – без согласия Генпрокурора РФ.

Согласно п. 6 ст. 42 Федерального закона от 10.01.2003 № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации» и ч.

3 ст. 47 Федерального закона от 18.05.2005 № 51-ФЗ

«О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»

зарегистрированные соответственно кандидат в Президенты и кандидат в депутаты Государственной Думы без согласия Генпрокурора РФ нс могут быть подвергнуты в судебном порядке административному наказанию. При даче такого согласия Генпрокурор РФ немедленно извещает об этом ЦИК России.

В свою очередь, зарегистрированный кандидат в соответствии с п. 4 ст. 41 Федерального закона

«Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»

без согласия прокурора (соответственно уровню выборов) не может быть подвергнут в судебном порядке административному наказанию.

Упоминание в приведенных законодательных нормах судебного порядка привлечения к административной ответственности имеет важное значение, поскольку в соответствии со ст. 23.1 КоАП дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст.

17.7 Кодекса, рассматривают мировые судьи (за исключением случаев совершения таких проступков военнослужащими и гражданами, призванными на военные сборы, – правомерность их поведения оценивают судьи гарнизонных военных судов). Отправной точкой для прокурора в оценке им факта невыполнения его законных требований является ст.
Отправной точкой для прокурора в оценке им факта невыполнения его законных требований является ст.

6 Закона о прокуратуре, согласно которой требования прокурора, вытекающие из его полномочий, перечисленных в ст. 9.1, 22, 27, 30 и 33 Закона, подлежат безусловному исполнению в установленный срок, а неисполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, а также уклонение от явки к нему должны влечь за собой установленную законом (административную) ответственность. При этом следует отметить, что диспозиция ч.

1 ст. 17.7 КоАП не привязывает вопрос о наказуемости умышленного невыполнения требований прокурора к его полномочиям, закрепленным только в Законе о прокуратуре, поскольку термин «установленный федеральным законом» предполагает любой законодательный акт РФ (включая кодифицированный, например УИК), где регламентированы полномочия прокурора, из которых могут вытекать его требования.

В последние годы появился ряд публикаций, авторы которых озвучивают идею о том, что требования прокурора обязательны к рассмотрению, но не обязательны к исполнению. Исходя из содержания приведенной выше ст. 6 Закона о прокуратуре, а также установленной законодателем административной (и не только, как отмечено выше) наказуемости умышленного невыполнения законных требований прокурора, напрашивается совершенно противоположное умозаключение.

В этом смысле вопрос о рассмотрении (нерассмотрении) документа, содержащего прокурорские требования, когда об этом прямо указано в законе (например, срок рассмотрения требования, протеста или представления прокурора, установленный соответственно ст. 9.1, 23 и 24 Закона о прокуратуре), лежит в плоскости выполнения (невыполнения) требования законодателя, изложенного в соответствующей норме, а не самого прокурора (исключение составляет реализация прокурором предоставленного ему ст.

23 Закона о прокуратуре права при исключительных обстоятельствах, требующих немедленного устранения нарушения закона, устанавливать сокращенный срок рассмотрения протеста). При этом вполне понятно, что, не рассмотрев исходящий от прокурора документ, невозможно выполнить и требования, содержащиеся в нем, а это уже основание для постановки вопроса об административной ответственности. Вместе с тем, принимая во внимание далеко не однозначную практику, связанную с рассматриваемым вопросом, необходимо определиться с критериями, которым должно отвечать понятие «законность требований прокурора».

Речь идет в первую очередь:

  1. • о правильной (грамотной, не допускающей двусмысленности, логически безупречной) формулировке прокурором своих требований;
  2. • о реальности (возможности к выполнению, разумности устанавливаемых сроков) адресуемых требований.
  3. • о надлежащем выборе адресата, которому предстоит исполнять требования прокурора;
  4. • о праве прокурора формулировать те или иные требования с учетом реально возложенных на него полномочий, что предопределяется статусом прокурора (руководитель или исполнитель) и компетенцией (кругом поднадзорных ему объектов и субъектов);
  5. • о требованиях, вытекающих из полномочий, предусмотренных ст. 9.1, 22, 27, 30 и 33 Закона о прокуратуре, а также нормами других законодательных актов;

В 2003 г. Генпрокуратурой РФ были подготовлены и направлены в нижестоящие прокуратуры методические рекомендации, в которых подробно освещались вопросы оценки фактов невыполнения законных требований прокурора, вытекающих из его полномочий, предусмотренных ст. 22, 27 и 33 Закона о прокуратуре.

Поскольку объем настоящего параграфа ограничен, имеет смысл рекомендовать названную работу в качестве объекта более углубленного изучения и остановиться на тех типичных в правоприменительной практике случаях, с которыми наиболее часто встречаются прокуроры в своей деятельности.

К таковым относятся:

  1. • воспрепятствование к допуску па проверяемые объекты. Здесь следует принимать во внимание то обстоятельство, что речь действительно идет о поднадзорном конкретному прокурору объекте, в силу чего посещение прокурором иных объектов может быть обусловлено необходимостью подчинения сложившемуся пропускному режиму. Кроме того, рекомендуется предварительно уведомлять (телефонограммой, факсимильной связью) руководителя проверяемого объекта о планируемом визите, чтобы при возникновении конфликтной ситуации вопрос о виновности не вызывал сомнений;
  2. • непредставление истребуемых прокурорами документов, материалов у сведений либо нарушение установленных прокурором сроков их представления. Необходимо отметить, что вопрос о направлении на регулярной (например, принятых нормативных правовых актов для изучения) или систематической (форм статистической отчетности) основе тех или иных документов решается прокурором путем установления надлежащего взаимодействия с руководителями поднадзорных ему органов и при должной организации такой работы проблем, как правило, не возникает. При проведении проверки следует иметь в виду, что в соответствии с п. 15 приказа Генпрокурора РФ от 07.12.2007 № 195 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» прокурорам предписано исключить случаи истребования излишних материалов, документов и сведений, которые могут быть получены непосредственно в ходе проверки с выходом на место. Прокуроры также не должны возлагать на контролирующие и иные органы (статистики и др.), а также организации и их должностных лиц обязанность по представлению в органы прокуратуры сведений, не относящихся к предмету проверки или выходящих за ее пределы, а также не предусмотренных законодательством статистических данных. Что касается соблюдения устанавливаемых прокурором сроков, то они должны быть разумными с учетом сложности поставленной задачи и наличия возможности у адресата имеющимися силами решить ее вовремя;
  3. • невыполнение требований, изложенных в актах прокурорского реагирования. Нельзя рассматривать как невыполнение требований прокурора ситуацию, когда лицо, которому адресованы требования, представило прокурору мотивированный ответ с изложением обоснования несогласия с позицией прокурора. Кроме того, необходимо иметь в виду, что непривлечение работодателем к дисциплинарной ответственности работника по требованию, изложенному в представлении об устранении нарушений закона, не является основанием для постановки вопроса о возбуждении прокурором дела но ст. 17.7 КоАП, поскольку ст. 192 ТК закрепляет право, а не обязанность работодателя применять дисциплинарные взыскания. На это обстоятельство обращалось внимание нижестоящих прокуроров со стороны руководства Генпрокуратуры РФ в информационном письме от 12.05.2008.
  4. • неявка по вызову прокурора для дачи объяснений по поводу нарушения закона и отказ от дачи объяснений. При оценке виновности неявки следует принимать во внимание, что вызванное в прокуратуру лицо было надлежащим образом уведомлено, а к назначенному времени посещения от него не было информации об уважительных причинах, препятствующих посещению прокуратуры. В то же время нужно учитывать, что согласно высказанной ВС РФ в постановлении от 06.06.2003 № 86-ВОЗ-9 позиции, основанной на ч. 1 ст. 51 Конституции, вызванное в прокуратуру лицо, которое совершило нарушение закона (на которое указано в рассматриваемой прокурором жалобе или ином обращении), вправе отказаться от дачи объяснений (не свидетельствовать против самого себя). Игнорировать требование о явке в прокуратуру такое лицо не может, если не уведомило предварительно о своей неявке (по мотиву отказа от дачи объяснений) и это подтверждается телефонограммой (факсограммой);

Статья 2.9 КоАП, предусматривающая возможность освобождения виновного лица от административной ответственности по причине малозначительности с вынесением ему устного замечания, имеет неединичные случаи применения судьями. В качестве основных причин ее применения в соответствующих решениях фигурируют:

  1. • устранение нарушений к моменту рассмотрения дела судьей; исполнение нарушителем требований прокурора после возбуждения дела об административном правонарушении;
  2. • отсутствие последствий в результате несвоевременного предоставления прокурору сведений, информации;
  3. • характер правонарушения;
  4. • малозначительность в незначительном нарушении сроков представления ответов на запросы прокуроров об истребовании документов;
  5. • отсутствие отягчающих вину обстоятельств;
  6. • отсутствие тяжких последствий в результате невыполнения законных требований прокурора;
  7. • наличие у виновного на иждивении детей.
  8. • совершение административного правонарушения впервые;

Подобные решения с точки зрения закона нельзя в буквальном смысле рассматривать как отказ в удовлетворении требования прокурора о привлечении соответствующих лиц к административной ответственности.

Ведь сам факт умышленного невыполнения законных требований прокурора судьями признается, однако по причине малозначительности они ограничиваются устными замечаниями. Другое дело, когда налицо наметившаяся определенная тенденциозность в вынесении решений.

В подобных случаях необходимо корректировать судебную практику путем опротестования заведомо «мягких» решений. Среди причин вынесения судьями постановлений о прекращении производства по делу об административном правонарушении по основаниям, предусмотренным ст.

24.5 КоАП, отмечаются:

  1. • установление прокурором нереальных сроков для представления документов, сведений, статистической информации;
  2. • возбуждение прокурором дела об административном правонарушении в отношении ненадлежащего субъекта;
  3. • отсутствие состава правонарушения в действиях лица, направившего ответ на представление, но не согласившегося с требованиями прокурора.
  4. • отсутствие умысла у лица, в отношении которого велось производство по делу;
  5. • истечение сроков привлечения лица к административной ответственности;

Следует отметить, что факты невыполнения законных требований прокурора, если они носят системный и (или) массовый характер, являются симптоматичными и свидетельствуют не только о наличии низкой правовой культуры соответствующих должностных и иных лиц, но и об уровне авторитета прокуратуры в целом и ее конкретного органа в отдельности.

Поэтому наличие устойчивой на протяжении длительного периода практики реагирования прокурора, пусть даже и поддерживаемой соответствующими судебными решениями, – не повод для победных реляций в борьбе с правовым нигилизмом, а основание для глубокого анализа складывающейся ситуации.

  1. Аналогичные гарантии на депутатов, избранных после 24.02.2014, распространяются согласно ч. 3 ст. 54 Федерального закона от 22.02.2014 № 20-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации».
  2. См.: Основания наступления административной ответственности за неисполнение законных требований прокурора: методич. рекомендации. М.: Генпрокуратура РФ, 2003.

Статья 17.7 КоАП РФ.

Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении

Новая редакция Ст.

17.7 КоАП РФ Умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц — от двух тысяч до трех тысяч рублей либо дисквалификацию на срок от шести месяцев до одного года; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей либо административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

17.7 КоАП РФ Умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц — от двух тысяч до трех тысяч рублей либо дисквалификацию на срок от шести месяцев до одного года; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей либо административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Примечание. Положения настоящей статьи не распространяются на урегулированные уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации отношения, связанные с осуществлением прокурором надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия. В соответствии с и подчиненные ему прокуроры, их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре.

Следователь — это должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ (п.

41 ст. 5). Дознаватель — это должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ (п. 7 ст. 5). Что касается должностных лиц, осуществляющих производство по делам об административных правонарушениях, то в соответствии со ст.

22.1 и 22.2 КоАП дела об административных правонарушениях рассматриваются в пределах компетенции, установленной главой 23 КоАП: 1) судьями (мировыми судьями); 2) комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав; 3) федеральными органами исполнительной власти, их учреждениями, структурными подразделениями и территориальными органами, а также иными государственными органами, уполномоченными на то исходя из задач и функций, возложенных на них федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации. Дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, рассматриваются в пределах полномочий, установленных этими законами: 1) мировыми судьями; 2) комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав; 3) уполномоченными органами и учреждениями органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации; 4) административными комиссиями, иными коллегиальными органами, создаваемыми в соответствии с законами субъектов Российской Федерации.

Дела об административных правонарушениях рассматривают в пределах своих полномочий должностные лица, указанные в главе 23 КоАП, от имени органов, указанных в п.

3 ч. 1 ст. 22.1 КоАП. Дела об административных правонарушениях от имени соответствующих органов уполномочены рассматривать: 1) руководители соответствующих федеральных органов исполнительной власти, их учреждений, их заместители; 2) руководители структурных подразделений и территориальных органов соответствующих федеральных органов исполнительной власти, их заместители; 3) иные должностные лица, осуществляющие в соответствии с федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации надзорные или контрольные функции.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, от имени органов, указанных в п.

3 ч. 2 ст. 22.1 КоАП, рассматривают уполномоченные должностные лица органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Как указал Верховный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 6 июня 2003 г. по делу N 86-В03-9, административная ответственность налагается за умышленное неисполнение законных требований прокурора, т.е. требований, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом.

Данное разъяснение верно и для других должностных лиц, указанных в комментируемой статье.

Полномочия прокурора установлены различными законодательными актами, прежде всего Федеральным законом от 17 ноября 1995 г. N 168-ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» (с послед. изм.), а также уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным законодательством; полномочия следователя и дознавателя — различными статьями УПК; полномочия должностных лиц, осуществляющих производство по делам об административных правонарушениях, — соответственно, различными статьями КоАП.

изм.), а также уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным законодательством; полномочия следователя и дознавателя — различными статьями УПК; полномочия должностных лиц, осуществляющих производство по делам об административных правонарушениях, — соответственно, различными статьями КоАП. Объективная сторона рассматриваемого правонарушения состоит в невыполнении требований, вытекающих из данных полномочий. Субъектом рассматриваемого правонарушения являются граждане и должностные лица, к которым обращены данные требования.

С субъективной стороны непредставление информации может быть совершено только умышленно в силу прямого указания КоАП. 1. Законные требования прокурора вытекают из его полномочий, определенных Федеральным законом от 17 января 1992 г.

«О прокуратуре Российской Федерации» и подлежат безусловному исполнению в установленный срок. Прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе требовать от должностных лиц поднадзорных органов представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений. Должностные лица указанных органов обязаны приступить к выполнению требований прокурора или его заместителя о проведении проверок и ревизий незамедлительно.

2. Объектом административного правонарушения, предусмотренного ст.17.7 КоАП РФ, являются общественные отношения, возникающие в связи с исполнением прокурором своих полномочий, установленных Федеральным законом, а следователем, дознавателем или иным должностным лицом — полномочий, связанных с производством по делу об административном правонарушении.

3. Объективная сторона, как правило, выражается в бездействии, т.е. гражданин или должностное лицо не исполняет законных требований прокурора, а также следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении. 4. Субъектами данного правонарушения, по смыслу статьи, являются граждане и должностные лица.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+