Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Уголовное право - Освобождение по удо условия в рб

Освобождение по удо условия в рб

Освобождение по удо условия в рб

Условно-досрочное освобождение: доступно о всей процедуре

ПодписатьсяНе сейчасАвтор публикации: Адвокат,Был(а) вчера, 20:15 адвокат, Мельчаев Александр Алексеевич Написать сообщение ПодписатьсяВОПРОСЫПУБЛИКАЦИИ5 252 просмотров 26 дочитываний 31 января 2021 в 11:56 Краткое содержание:УДО является основным механизмом, позволяющим осужденному выйти на свободу раньше отмеренного приговором срока.Вопросы условно-досрочного освобождения (как и все иные вопросы, связанные с исполнением приговора) фактически находятся за рамками права, потому что на 99% регулируются усмотрением суда, администрации исправительного учреждения (либо исполнительной инспекции).Формальные нормы, устанавливающие условия и процедуру, а именно 79, 80 УК, 175 УИК, на самом деле регулируют эту сферу только внешне. На практике же все в руках администрации, поскольку содержание характеристики на осужденного определяет она, обосновать же негативное мнение можно очень расплывчато (не оспоришь), и суд никогда не освободит при негативной характеристике.Таким образом, ключевое условие для УДО – это мнение администрации.

Если она против, то заставить сменить мнение нельзя (нет такого правового механизма). Ходатайство об условно-досрочном освобождении при негативной характеристике обречено на отказ.

Понятно, что при необходимости администрация может сделать какую угодно характеристику, организовать как поощрения, так и взыскания.Сама процедура УДО довольно проста, никаких таинственных юридических секрето в ней нет.

В условиях и документах для УДО вполне способен разобраться любой осужденный самостоятельно.При этом на самом деле является мифом утверждение, что для УДО обязательно нужен адвокат. Никаких особых бонусов участие адвоката не дает. Просто сама процедура так проста, что не требуют каких-то правовых знаний.Зачастую, пользуясь незнанием людей, услугу «сопровождение УДО» навязывают тому, кому она не очень-то и нужна.

И берут за это совершенно не сопоставимые проведенной работе суммы.Я имею ввиду, что исключительно с правовой стороны – любой осужденный с той же эффективностью способен подать на УДО самостоятельно. Я также не затрагиваю тему того, что «не заплатишь – ничего не получишь». Если исходить только из этой логики, то писать что-то или разбираться в своем деле вообще бессмысленно.Давайте исходить из того, что смысл защищаться самостоятельно всегда есть.Разберемся как это делать.Для УДО вред, причиненный преступлением, должен быть возмещен (причем не обязательно полностью).Фактически отбыть нужно 1/3 срока за преступления небольшой и средней тяжести, ½ за тяжкое преступление, 2/3 за особо тяжкое либо те же 2/3, если раньше нарушал УДО.

Но в любом случае отбыть нужно не менее шести месяцев.За особые категории преступлений нужно отбыть ¾ срока. Это преступления, связанные с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Если несовершеннолетнему не было 14-лет, то отбыть нужно 4/5 срока.Кстати, в Госдуме на рассмотрении находится законопроект № 29953-7, предлагающий вообще отменить возможность УДО и амнистии за ряд преступлений (преступления в сфере оборота наркотиков, «террористические» и «педофильские» преступления, коррупционные преступления).Процедура подачи ходатайства устанавливается ч.1 175 УИК.Само ходатайство об условно-досрочном освобождении – это очень простой документ (в поисковике наберите запрос «ходатайство об УДО москвабюро.

Рф» — и будет нужная ссылка).Как дополнение к ходатайству можно приложить в свободной письменной форме гарантию от работодателя о трудоустройстве, обязательство от собственника жилья предоставить жилое помещение для проживания, ходатайство от иных лиц с просьбой об условно-досрочном освобождении.Существует два варианта подачи ходатайства:а) Лично осужденным:ч.1 175 УИК ходатайство от осужденного подается — через администрацию.Администрация, получив ходатайство осужденного, готовит пакет документов и направляет в суд не позднее 15 дней после подачи ходатайства (ч.2 175 УИК).Администрация учреждения, исполняющего наказание, в котором осужденный отбывает наказание в соответствии с 81 УИК, не позднее чем через 15 дней после ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания направляет в суд указанное ходатайство вместе с характеристикой на осужденного. В характеристике должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе, его отношении к труду в течение всего периода отбывания наказания (ч.2 ст.175 УИК).б) Адвокатом: примечание: требуется именно адвокат (ни общественный защитник, ни родственник не имеют таких полномочий);

  1. ожидает поступления характеристики.
  2. суд направляет копию ходатайства в исправительное учреждение,
  3. ходатайство от адвоката подается напрямую в суд. О возможности такого прямого обращения указано в п.14 Пленума N 8. При поступлении такого ходатайства при нем отсутствует характеристика на осужденного. Поэтому происходит следующее:

Примечание: во втором варианте, ходатайство может быть подано вообще без ведома самого осужденного.

Родственники могут обратиться к адвокату, без какого-либо письменного разрешения от осужденного (разумеется, в последующем суд обязан выяснить, нет ли у самого человека возражений).Ходатайство подается в районный суд по месту отбывания наказания (ч.3 396 УПК и п.13 Постановления Пленума Верховного суда от 21.04.2009 г. N 8).Суд должен рассмотреть материал в «разумные сроки» (п.19 Пленума N 8, ранее, при рассмотрении этих вопросов суд руководствовался ч.3 227 УПК, но в настоящее время указание на эту норму убрали).Заседание проходит в открытом режиме (п.2 Пленума № 21):

  1. суд исследует представленные материалы.
  2. на нем вправе присутствовать любые лица, родственники и иные;
  3. выступает заявитель;

Ч.2.1 399 УПК: при рассмотрении ходатайства по УДО участвует потерпевший.Внимание: потерпевший участвует не автоматически, а только в том случае, если во время первого суда (который вынес приговор), потерпевший специально об этом просил (подал соответствующее ходатайство с ч.5 313 УПК).

Для потерпевшего это хорошая возможность мешать преступнику выйти по УДО.Далее:

  1. заслушивается мнение прокурора;
  2. выступает потерпевший и/или гражданский истец;
  3. выступает прокурор;
  4. выступает адвокат.

После заслушивания сторон судья удаляется в совещательную комнату для вынесения постановления.Участие самого осужденного обязательно, только если он сам ходатайствовал об этом. Все участники извещаются о дате заседания за 14 суток (ч.2 399 УПК)Форму участия (личное, конференц-связь) выбирает суд. Если само участие в судебном заседании – это безусловное право, то форма такого участия – на усмотрение суда (ч.2 399 УПК).Отношение к учебе.

Факт прохождения обучения осужденного – это положительный фактор в пользу условно-досрочного освобождения; учитывается получение общего образования (ч.4 112 УИК); учитывается получение профессионального образования (ч.3 108 УИК).Отношение к труду.

Любое участие в трудовой деятельности, включая бесплатные работы (106 УИК), – это позитивный фактор; по ч.4.1 ст. 79 УК труд – это одно из условий УДО:Внимание! В практике иногда приходится сталкиваться с такой ситуацией: осужденный не имеет взысканий, одни поощрения, а администрация – почему-то скупится на хорошую характеристику.

А причина бывает в том, что человек слишком нужен.

Например, он хороший электрик, и после его освобождения администрации придется довольствоваться работником похуже.Поощрения.Виды мер поощрения к осужденным указаны в статье 113 УИК. На практике встречаются такие ситуации: 30 поощрений в течение всего срока и вдруг одно взыскание в конце.

И суд отказывает, ссылаясь на наличие взысканий, поощрения же игнорирует. К сожалению, «сила» поощрений очень мала, по сравнению с «силой» взысканий.Взыскания.Этот фактор самый очевидный: то есть 100% подтверждаемый документами. Потому суд прежде всего обращает внимания именно на взыскания.Среди перечня нарушений найдите самые ничтожные (хранение продуктов в неположенном месте и т.п.), обратите внимание суда, что нарушения не свидетельствуют об антисоциальной направленности.Найдите среди перечня нарушений, те которые позволяют заявить о том, что они объясняются свойством эмоционального характера осужденного, но не имеют никого криминогенного характера (взыскания за невежливое обращение с другими осужденными, отказ убрать руки за спину и т.п.).Проверьте, погашено ли дисциплинарное взыскание, прошел ли 1 год с даты его наложения (117 УИК).

Постарайтесь найти устойчивую положительную динамику в поведении осужденного после последнего взыскания; обратите внимание суда, что нарушения не носят системный характер и потому не свидетельствуют об антисоциальной направленности.Суды при отказах в удовлетворении ходатайств по вопросам исполнения приговора часто применяют такую формулировку

«суд учитывает данные о поведении лица за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства»

. То есть, эта фраза используется как основание для отказа.

(Взята эта формулировка из п.5 Пленума N 8, который утратил силу). То есть, даже если человек хорошо себя вел в последнее время, то суд может отказать на том основании, что он ранее вел себя плохо.

Эта формулировка очень любима прокурорами (часто используется ими).

Но суд обязан также учитывать положительную динамику в поведении осужденного за время отбывания наказания.Внимание: Согласно п.6 Пленума N 8 само по себе наличие взысканий не препятствует УДО.Пункт п.27 Пленума N 9 (учет взысканий). Взыскания, наложенные на осужденного за весь период отбывания наказания, подлежат оценке судом в совокупности с другими характеризующими его данными.

Взыскания, наложенные на осужденного за весь период отбывания наказания, подлежат оценке судом в совокупности с другими характеризующими его данными. При этом следует иметь в виду: характер допущенных нарушений и их влияние на процесс исправления осужденного, время наложения взысканий, их число, периодичность, снятие и погашение, время, прошедшее после последнего взыскания.Отношение к содеянному.Термин «отношение к совершенному деянию» – это то же самое что и «раскаяние в содеянном».

Данный фактор предполагает любые позитивные действия после совершения преступления (например, принесение извинений потерпевшему).Сейчас в практике появилась интересная и полезная возможность добавить к любому уголовному делу такое смягчающее обстоятельство как взнос на благотворительность.

Это обстоятельство можно применить и при подаче ходатайства об УДО.

Обратите внимание, это особенно подходит для осужденных по статьям, которые вообще не предусматривают потерпевших (например, 228 УК).Возмещение ущерба. Осужденному не требуется полностью возмещать вред на дату судебного заседания, это следует из ч.1 79 УК и п.7 Пленума N 8; в случае частичного возмещение ущерба, требуется объяснить причины, по которым невозможно полное возмещение (приложить документы о материальном положении или документы подтверждающие наличие лиц на иждивении).Мнение потерпевшего.Суд обязан выслушать потерпевшего (если тот пожелал явиться в суд) и его мнение о том, возможно ли освобождение по УДО (п.19 Пленума N 8).

Но это мнение имеет для суда только рекомендательный характер, поскольку интересы лица, потерпевшего от преступления, уже в полной мере защищены вступившим в законную силу приговором.

То есть, позиция потерпевшего не имеет для суда обязательной силы (Определение Конституционного суда РФ N 110-О-П от 20.02.2007 г.): «То обстоятельство, что суд при разрешении возникающих при исполнении вступившего в законную силу приговора вопросов, в том числе об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания, будучи обязанным обеспечивать права участников судопроизводства по обоснованию своих позиций по делу, не связан этими позициями».Запрещено учитывать следующие обстоятельства:

  1. характер и степень опасности преступления, т. к. они уже учтены при вынесении приговора;
  2. судимость;
  3. отсутствие признания вины (п.6 Пленума N 8, Определение Конституционного суда N 110-О-П от 20.02.2007 г.).

Одна из допускаемых судами ошибок – указание в постановлении какого-либо обстоятельства, не предусмотренного законом как одной из причин отказа. Даже если суд всего лишь упомянул вскользь (среди прочих) такую причину – это уже его ошибка и хорошее основание для отмены.

Например, суд указал в постановлении на факт отсутствия гражданства.При отказе суда в условно-досрочном освобождении следующее обращение возможно только через полгода (ч.10 175 УИК). Что должно произойти за эти следующие полгода?

  1. Во-первых, увеличится отбытая часть срока.
  2. Во-вторых, должны появиться новые поощрения, а старые взыскания отдалятся по времени.

Уверен, что в комментариях будут утверждения, что если «не подмазал», то никуда и не поедешь хоть с десятой попытки.

Цель статьи в другом – показать процедуру, а не разводить риторику.Отказ в УДО не препятствует сразу же воспользоваться другим механизмом, в ч.11 ст.175 УИК указано, что можно обратиться в суд с ходатайством о замене наказания на более мягкое, не дожидаясь истечения 6-месячного срока.Все другие механизмы освобождения, в т.ч. и остальные нюансы УДО разложены по полочкам на сайте Всё об уголовных делах москвабюро.

Рфда 5 / -2 нетВаш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикацииОК Поделиться в социальных сетях: да 5 / -2 нет Автор: (1), Юристы: (4), (1), (1) Пользователи: (2), (2), (1), (1), (1), (1) показать всех обсуждающихПоказать ещё комментарии (23)

Юристов онлайн Вопросов за суткиВопросов безответовПодписаться на уведомленияМобильноеприложениеМы в соц.

сетях

© 2000-2021 Юридическая социальная сеть 9111.ru *Ответ на вопрос за 5 минут гарантируется авторам VIP-вопросов. МоскваКомсомольский пр., д. 7Санкт-Петербургнаб. р. Фонтанки, д. 59Екатеринбург:Нижний Новгород:Ростов-на-Дону:Казань:Челябинск:

К вопросу об инициации процедуры условно-досрочного освобождения от наказания в уголовном законодательстве Российской Федерации и Республики Беларусь Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 343.265 ББК 67.408 © 2017 г.

А. А. Тит, адъюнкт научно-педагогического факультета Академии МВД Республики Беларусь.

E-mail: к вопросу об инициации процедуры условно-досрочного освобождения от наказания в уголовном законодательстве российской федерации и республики беларусь В статье анализируется уголовное законодательство Российской Федерации и Республики Беларусь об условно-досрочном освобождении. Рассматривается круг субъектов, имеющих право инициировать начало процедуры этого вида освобождения от наказания.

Высказаны предложения по совершенствованию данной процедуры. Ключевые слова: условно-досрочное освобождение, исправление, субъект инициации процедуры условно-досрочного освобождения, освобождение от наказания, право осужденного, исправление осужденного.

A. A. Tit — Adjunct, Scientific and Pedagogical Faculty, the Academy of the Ministry of Internal Affairs of the Republic of Belarus. TO THE QUESTION ABOUT INITIATION OF THE CONDITIONAL RELEASE PROCEDURE FROM PUNISHMENT IN THE CRIMINAL LEGISLATION OFTHE RUSSIAN FEDERATION AND THE REPUBLIC OF BELARUS The article analyzes the criminal legislation of the Russian Federation and the Republic of Belarus on parole.

Examines the circle of subjects entitled to initiate the procedure, this type of exemption from punishment. Suggestions for improving this procedure.

Key words: parole, correction, the subject of the initiation of the procedure of release on parole, release from punishment, the right of a convict, correction of the convict.

Условно-досрочное освобождение от наказания (далее — УДО) — это процесс, состоящий из ряда последовательных этапов, одним из которых является принятие решения уполномоченным органом об освобождении осужденного условно-досрочно. Характерная черта уголовного законодательства России и Беларуси заключается в том, что решение об условно-досрочном освобождении принимается судом.
Характерная черта уголовного законодательства России и Беларуси заключается в том, что решение об условно-досрочном освобождении принимается судом.

Вместе с тем в уголовных законодательствах союзного государства существуют и определенные отличия, в частности субъекты имеют право инициировать начало процедуры подобного освобождения. Правильное установление и закрепление в законе субъекта этого инициирования оказывает существенное влияние как на поведение осужденного в процессе отбытия наказания, так и на достижение целей наказания, установленных в уголовном законодательстве.

В настоящее время в соответствии с частью 1 статьи 175 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации инициировать процедуру УДО может осужденный, который после отбытия срока наказания, указанного в части 3, 5 статьи 79 Уголовного кодекса РФ, вправе обратиться в суд с таким ходатайством. Роль администрации исправительного учреждения сводится в данном случае к доведению до осужденного информации о сроке наказания, который необходимо ему отбыть для получения права обратиться в суд с ходатайством о применении данного вида освобождения от отбывания наказания, а в случае подачи ходатайства — составить характеристику на осужденного и вместе с ходатайством направить эти документы в суд.

Следует отметить, что право осужденного ходатайствовать об УДО вытекает из провозглашенного ч.

3 ст. 50 Конституции Российской Федерации положения: «Каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания». Для разъяснения вышеуказанного конституционного положения вынесено постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26.11.2002 № 16-П «По делу о проверке конституционности положений статей 77.1, 77.2, частей первой и десятой статьи 175 Уголовно-ис- полнительного кодекса Российской Федерации и статьи 363 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина А.
Для разъяснения вышеуказанного конституционного положения вынесено постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26.11.2002 № 16-П «По делу о проверке конституционности положений статей 77.1, 77.2, частей первой и десятой статьи 175 Уголовно-ис- полнительного кодекса Российской Федерации и статьи 363 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина А.

А. Кизимова» [1], в соответствие с которым «реализация конституционного права осужденного просить о смягчении наказания, охватывающая и решение вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, в том числе в отношении лица, находящегося в следственном изоляторе в связи с привлечением к уголовной ответственности по другому делу, предполагает обязанность государства обеспечить рассмотрение судом соответствующего обращения осужденного на основе состязательности и равноправия сторон. При этом законодатель вправе предусмотреть особенности процедуры решения вопроса о применении условно-досрочного освобождения в отношении таких осужденных, обеспечивая с учетом настоящего Постановления их конституционное право просить о смягчении назначенного наказания» [1].

Таким образом, мы видим сформированную позицию Конституционного Суда РФ о закреплении права осужденного ходатайствовать об УДО напрямую в суд для смягчения наказания. В данном случае интерес представляет оговорка о возможности установления законодателем особенности процедуры решения вопроса о применении УДО. В законодательстве Республики Беларусь не предусмотрено право осужденного в процессе отбывания наказания просить о его смягчении.

В соответствии с частью 1 статьи 187 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь процедуру УДО инициирует администрация исправительного учреждения или органа, в котором отбывает на- ^ Г) ^ _ казание осужденный.

В этой ситуации на администрации органа, исполняющего наказание, лежит обязанность при наступлении сроков, указанных в части 3 статьи 90 Уголовного кодекса РБ, в месячный срок провести аттестационную комиссию на предмет соответствия осужденного достижению необходимой степени исправления для решения вопроса об УДО. В отличие от Российской Федерации, уголовное законодательство Республики Беларусь не предусматривает самостоятельного обращения осужденного не только в суд, но и в администрацию исправительного учреждения для инициирования рассмотрения вопроса об УДО. Более того, при решении данного вопроса осужденный не имеет права давать свое согласие или, наоборот, несогласие на применение в отношении него данной меры досрочного освобождения от отбывания наказания.

Как показывает анализ, в уголовном законодательстве Беларуси сделан акцент на доминирующей роли органов, исполняющих наказание, в определении правового статуса осужденных. В этом случае правовое положение осужденного можно обозначить как «правовую несамостоятельность», обусловленную таким положением администрации органа, исполняющего наказание.

Безусловно, интерес с научной точки зрения представляет выяснение того, какой из данных подходов эффективнее как элемент уголовной политики государства.

Как представляется, вопрос о приоритете компетенции инициирования УДО выступает важным элементом его реализации, обеспечивающим эффективное дости- »-» П _____ ^ жение целей наказания. С одной стороны, право осужденного самому принимать решение о направлении в суд ходатайства об условно-досрочном освобождении позволяет ему нести ответственность за свой правовой статус, выражающийся в возможности самостоятельно определять время нахождения в исправительном учреждении при наступлении минимально необходимых сроков для УДО. С другой стороны, право самому определять момент подачи ходатайства нивелирует авторитет и педагогическое влияние администрации мест лишения свободы [5, с.

31; 6, с. 31; 7, с. 94-95], давая возможность осуществлять подачу ходатайства об УДО любому осужденному независимо от его поведения в исправительном учреждение, наличия непогашенных взысканий, а также достижения целей наказания. Представленная позиция находит отражение и в научном сообществе, в котором обоснованно поднимается проблема правового положения администрации исправительного учреждения в процессе разрешения вопроса об условно-досрочном освобождении, когда она не имеет возможности повлиять на вовлечение осужденного в исправительный процесс, а также воздействовать на него дисциплинарными методами и независимо от вовлеченности последнего в исправительный процесс обязана направить его ходатайство в суд. В контексте вышесказанного дискуссионными являются внесенные 17 ноября 2015 года изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.04.2009 № 8

«О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части более мягким видом наказания»

, устанавливающие, что наличие у осужденного взысканий не является препят- ствием для вынесения судом в отношении него положительного решения об УДО [2].

Не вдаваясь в полемику относительно подрыва авторитета администрации исправительного учреждения данными положениями, обратим внимание на следующее обстоятельство: наличие взысканий у осужденного свидетельствует также и о том, что процесс его психофизической коррекции не достиг завершения и нуждается в дальнейшем формировании.

Кроме того, кажущаяся самостоятельность в определении момента подачи ходатайства об условно-досрочном освобождении наряду с относительно небольшими сроками наказания, которые необходимо фактически отбыть осужденному для подачи ходатайства об УДО, вызывает у него мнимое чувство «легкости освобождения».

Так, проведенный нами опрос среди осужденных к лишению свободы в исправительных учреждениях Московской и Смоленской областей свидетельствует о том, что 73 % респондентов рассчитывают на положительное решение вопроса при разрешении ходатайства об УДО даже при наличии у них незначительного количества совершенных нарушений режима отбывания наказания. Примерно такое же количество ответов отмечается и среди осужденных, отбывающих наказание в УИС Беларуси, — 76 % из них рассчитывают освободиться условно-досрочно.

Однако в данной выборке ответов превалирующее место занимает мнение о том, что для УДО необходимо полное отсутствие взысканий либо как исключение — не более одного.

По данным опроса, большая часть осужденных рассчитывают на УДО и готовы выстраивать для этого соответствующую линию поведения для того, чтобы избежать совершения нарушений режима содержания. Вместе с тем в проведенном Институтом проблем современного общества исследовании отмечается тот факт, что отказ в условно-досрочном освобождении для осужденного является тяжелым психологическим ударом и осужденные в своей массе, «цепляясь» за любую возможность снижения срока наказания, назначенного по приговору суда, пытаются обжаловать его решение в случае отказа в предоставлении УДО, создавая при этом высокую нагрузку на судебную систему [4, с.

6-7]. Согласно опросу, проведенному среди сотрудников ФСИН России, 97,9 % респондентов считают, что законодательное закрепление инициирования процесса УДО со стороны администрации исправительных учреждений позволит наиболее эффективно и качествен- но проводить воспитательную работу среди осужденных. Это позволит мотивировать их на самостоятельную личностную психокоррекцию, обусловленную правом администрации исправительного учреждения определять готовность осужденного к освобождению.

Таким образом, условия инициации разрешения вопроса об условно-досрочном освобождении вместе с конкретизацией термина «исправление» осужденного будут способствовать повышению действенности института УДО по мотивации как правопослушно-го поведения осужденного, так и стимула в его психофизической коррекции. Однако уголовное законодательство в действующей редакции не позволит этого сделать без соответствующих законодательных изменений.

Справедливости ради следует отметить, что, несмотря на «расплывчатость» терминологии уголовного законодательства Российской Федерации относительно требований к осужденному, ходатайствующему об УДО, суды в целом довольно строго подходят к разрешению этих вопросов. Так, выборочное изучение решений судов по ходатайствам осужденных о досрочном освобождении показало, что, как правило, суды не принимают положительное решение об УДО, если ходатайство от осужденного поступило сразу при наступлении минимальных сроков наказания, предусмотренных в ч.

3 ст. 79 УК РФ. В решении данного вопроса суды занимают выжидательную позицию, обусловленную необходимостью подтверждения в течение более длительного срока сведений о положительных изменениях в личности осужденного. Более детальное изучение материалов правоприменительной практики по УДО показывает, что сроки реального освобождения, превышая минимально установленные в ч.

3 ст. 79 УК РФ, фактически составляют в общей массе проанализированных судебных решений не менее половины срока наказания, установленного за преступления небольшой или средней тяжести; не менее двух третей срока наказания, назначенного за тяжкое преступление; не менее трех четвертей за совершение особо тяжкого преступления.

К некоторым категориям осужденных применение УДО на практике является скорее исключением, чем правилом, например к осужденным за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, а также к осужденным за преступления террористической направленности.

То есть позиция законодателя, закрепленная в виде малых сроков наказания, которые необходимо отбыть осужденному, не находит понимания среди правоприменителя, в частности у судов. Изучение судебной практики условно-досрочного освобождения также показало, что при решении вопроса о досрочном освобождении заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности применения УДО для суда учитывалось, но не являлось превалирующим критерием.

Изучение судебной практики условно-досрочного освобождения также показало, что при решении вопроса о досрочном освобождении заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности применения УДО для суда учитывалось, но не являлось превалирующим критерием. Не является для суда доминирующим и мнение потерпевшего.

Конечно, оно порой учитывается, но все же суд принимает решение исходя из личности осужденного и динамики его правопослушного поведения.

Суды, как правило, практически всегда учитывают мнение прокурора. Безусловно, в практике имеются и исключения, когда суд не соглашается с мнением прокурора, а поддерживает мнение администрации исправительного учреждения. Так, судом Октябрьского района г.

Тамбова от 17 мая 2017 года принято решение об удовлетворении ходатайства об УДО в отношении осужденного Я. вопреки мнению прокурора, который возражал против удовлетворения его ходатайства.

Свое несогласие с ходатайством прокурор мотивировал тем, что потерпевший Ф.

возражал против освобождения по УДО осужденного Я. ввиду малой суммы, уплаченной им по иску.

Представитель администрации ходатайство осужденного об УДО поддержал, пояснив, что последний характеризуется только с положительной стороны и, по мнению администрации исправительного учреждения, не нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания. Он просил учесть, что из заработной платы осужденного в установленном законом порядке происходят взыскания по исполнительному листу, однако заработная плата осужденных является невысокой и нерегулярной, а бригада, где осужденный работает, имеет сдельную оплату труда, соответственно, Я. получает ее только при наличии заказов.

Суд, приняв во внимание мнение всех сторон и изучив характеристику осужденного, согласно которой он зарекомендовал себя с положительной стороны, сделал все зависящее от него для возмещения ущерба, принял решение удовлетворить ходатайство Я.

[8]. Несмотря на это, исходя из рассмотренных судебных решений следует признать, что такие случаи несогласия суда с мнением прокурора имеют несистемный (исключительный) характер. Таким образом, анализ условий инициирования осужденным процедуры УДО в отношении себя напрямую в суд свидетельствует о том, что количество положительных решений по делам об УДО в Российской Федерации составляет примерно 40 % [4, с.

5-6] от общего числа рассмотренных судами ходатайств.

Помимо этого, нарушается принцип процессуальной экономии, когда много средств и времени в судах расходуется на разрешение заведомо «проигрышных» для осужденного дел. И самое главное — за администрацией исправительного учреждения в данном случае закрепляется функция всего лишь своеобразного «протоколиста» поведения осужденного. По законодательству Республики Беларусь право инициировать УДО в отношении осужденного закреплено за администрацией учреждения или органа, где отбывает наказание осужденный.

Относительно права инициации процесса УДО следует отметить, что в соответствии с законодательством оно же подразумевает и обязанность это сделать.

Данная обязанность вытекает из комплекса требований к осужденному, включающих в себя как отбытие минимально необходимых сроков наказания, достижение степени исправления «доказавший свое исправление», возмещение ущерба, причиненного преступлением. Причем независимо от поведения осужденного в процессе исполнения наказания, а также его отношения к проводимым мероприятиям воспитательного характера администрация места отбывания наказания обязана при фактическом отбытии осужденным срока наказания, после которого к нему может быть применено условно-досрочное освобождение, в месячный срок провести аттестацию данного лица на предмет соответствия критериям, предъявляемым к нему для освобождения по УДО.

Порядок проведения аттестации в Уголовном и Уголовно-исполнительном кодексах Российской Федерации не предусмотрен.

Эта процедура регулируется подзаконными актами МВД Республики Беларусь, причем каждый вид наказания предусматривается отдельным постановлением.

Однако, в отличие от положений, регламентирующих исполнение наказания в виде лишения свободы, Уголовно-исполнительный кодекс Республики Беларусь не закрепляет требований, предъявляемых к осужденным, отбывающим наказания, не связанные с лишением свободы, при наступлении которых они могут быть признаны достигшими той или иной степени исправления. Данные требования содержатся в постановлении МВД РБ от 15.01.2014 № 13

«Об утверждении Инструкции о порядке деятельности территориальных органов внутренних дел по исполнению наказаний и иных мер уголовной ответственности»

. На основе проведенного анализа можно обозначить общие требования, которым должен соответствовать осужденный для признания его достигшим вышеуказанных степеней исправления: 1) добросовестное отношение к труду; 2) принятие всех зависящих от осужденного мер по возмещению ущерба, причиненного преступлением; 3) в отношении таких наказаний, как исправительные работы и ограничение свободы без направления в ИУОТ, предусмотрено также требование об отсутствии взысканий.

При этом закрепление критериев соответствия степени исправления в подзаконных актах представляется не совсем верным. В данном случае мы считаем правильной точку зрения С.

В. Казак, считающей, что эти нормы необходимо закрепить в Уголовно-исполнительном кодексе РБ, как и сроки, по достижении которых осужденный может быть признан «твердо вставшим на путь исправления», а в ряде случаев — «доказавшим свое исправление» [9, с.

107-110]. iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . Как уже отмечалось, правом инициирования в соответствии со ст. 187 УИК РБ обладают органы и учреждения уголовно-исполнительной системы, где отбывает наказание осужденный.

При этом в ч. 3 ст. 187 кодекса предусмотрено, что в представлении к УДО должны содержаться данные, характеризующие личность осужденного, его поведение, отношение к труду и обучению во время отбывания наказания, отношение к совершенному деянию, свидетельствующие о признании вины в совершенном преступлении, излагаемые им гарантии правопос-лушного образа жизни после освобождения, а также другие заслуживающие внимания обстоятельства. Также ч. 9 ст. 187 УИК РБ закрепляет положение, обязывающее администрацию органа или учреждения, исполняющего наказание, рассмотреть вопрос о представлении осужденного к УДО в месячный срок по отбытии им срока наказания, предусмотренного ч.

3 ст. 90 УК РБ. Безусловно, данные о динамике психофизической коррекции осужденного демонстрируют его готовность к правопослушному поведению.

Вместе с тем, как представляется, в практику применения УДО необходимо включить и действия осужденного по реализации планов в период неотбытой части на- казания. По нашему мнению, доводы, изложенные в качестве обязательств, позволят подтвердить серьезность намерений осужденного и в то же время будут являться для суда ориентиром в установлении обязательств для осужденного в период неотбытой части наказания.
По нашему мнению, доводы, изложенные в качестве обязательств, позволят подтвердить серьезность намерений осужденного и в то же время будут являться для суда ориентиром в установлении обязательств для осужденного в период неотбытой части наказания.

Данные судебной практики подтверждают целесообразность нашего предложения об увеличении срока фактически отбытого наказания, после отбытия которого осужденный имеет право на применение в отношении него условно-досрочного освобождения. Вместе с тем исходя из практики применения УДО администрация исправительного учреждения имеет незначительное влияние на решения, принимаемые судом.

Изучение практики инициирования УДО в уголовных законодательствах стран союзного государства позволяет отметить, что право осужденного просить о смягчении наказания является обоснованным. Однако необходимо признать, что в процессе исполнения наказания лучше знает осужденного и способен проследить динамику его психофизической коррекции тот субъект, который напрямую с ним работает, проводит воспитательные мероприятия, а также контролирует его поведение.

К этому субъекту, а в данном случае — органу, где отбывает наказание осужденный, по нашему мнению, и должен обращаться осужденный для смягчения наказания. В свою очередь, если использовать в качестве примера опыт применения условно-досрочного освобождения в Беларуси, то орган исполнения наказания и направляет в суд представление о применении в отношении осужденного УДО.

Здесь следует сделать уточнение относительно того, что в суд направляются документы не на каждого осужденного, а только на того, кто признан администрацией исправительного учреждения достигшим определенной степени исправления, которая доказывает, что у него сформирована привычка достижения своих целей правомерными способами.

В дополнение к вышесказанному необходимо отметить, что в процедуре инициирования УДО в уголовных законодательствах как России, так и Беларуси отсутствует элемент, предусматривающий оценку намерений осужденного относительно своих планов после освобождения. Конечно, в процессе отбывания наказания осужденный излагает свои жизненные планы, которые он надеется осуществить после освобождения. В этом смысле превалирующее значение для суда имеют гарантии того, что осужденный после освобождения будет трудоустроен.

Вместе с тем суд при рассмотрении материалов об УДО должен акцентировать внимание на изложенных самим осужденным планах, касающихся его жизни после освобождения.

Тем са- Литература 1. По делу о проверке конституционности U XJ ГГ ГГ Л r-J ГГ А U U положении статен 77.1, 77.2, частей первой и десятой статьи 175 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и статьи 363 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина А. А. Кизимова: постановление Конституционного Суда Рос.

Федерации от 26.11.2002 № 16-П // Рос.

газ. 2002. № 231. 2. О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части более мягким видом наказания: текст постановления Пленума Верховного Суда Рос. Федерации от 21.04.2009 № 8. URL: http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_87192/ 3. Об утверждении инструкции о порядке деятельности территориальных органов внутренних дел по исполнению наказаний и иных мер уголовной ответственности: текст постановления МВД Республики Беларусь от 15.01.2014 № 13.

URL: http://kodeksy-by.com/ погт_ак^оигсе-МВД%20РБЛуре-Постановле-ние/13-15.01.2014.Ыт 4.

Практика рассмотрения ходатайств о досрочном освобождении в российских судах // Аналитический отчет (версия для контролирующих органов) / под ред. О. М. Кию-циной. СПб., 2016. 5. Ашин А. А., Симагина Н. А. Институт условно-досрочного освобождения: правовые и социально-психологические аспекты: мо-ногр.

Владимир, 2015. 6. Воронин О.

В. Производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с условно-досрочным освобождением.

Томск, 2004. 7. Пилипенко О. А. Условно-досрочное освобождение от наказания: проблемы теории и практики: дис.

. канд. юрид. наук. М., 2009. 8. Архив Октябрьского районного суда г. Тамбова за 2017 год. Дело № 4/1-92/2017.

URL: http://consultant.ru 9. Казак С.

В. Основные направления совершенствования воспитательных мер воздействия, применяемых к осужденным к исправительным работам // Вестн.

Акад. МВД Республики Беларусь.

2015. № 2 (30). мым суд может оценить серьезность намерений осужденного и поставить его в рамки, выход за которые повлечет за собой применение в отношении этого лица дисциплинарных санкций вплоть до отмены освобождения. Bibliography 1. In the case of check of constitutionality of provisions of articles 77.1, 77.2, parts first and tenth article 175 of the Criminal Executive code of the Russian Federation and article 363 of the Criminal procedure code of the RSFSR in connection with the complaint of citizen A. A. Kizimova: the constitutional Court ruling of Russian Federation of 26.11.2002 № 16-P // Russian newspaper.

2002. № 231. 2. On judicial practice of parole from serving a sentence, the replacement of the unserved part of softer punishment: the text of the resolution of Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation of 21.04.2009 № 8. URL: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_87192/ 3. About approval of the instruction on the procedure of activity of territorial bodies of internal Affairs on execution of punishments and other measures of criminal liability: the text of the decree of the Ministry of internal Affairs of the Republic of Belarus dated 15.01.2014 № 13.

URL: http://kode-ksy-by.com/norm_akt/source-МВД%20РБ/type-Постановление/13-15.01.2014.htm 4. The practice of considering applications for early release in Russian courts // Analytical report (version control authorities) / ed.by O. M. Kiyuthi-na. St. Petersburg, 2016.

5. Ashin A. A., Simagina N. A. The institution of parole: legal and socio-psychological aspects: monograph.

Vladimir, 2015. 6. Voronin O.

V. Procedure for consideration and resolution of issues related to parole.

Tomsk, 2004. 7. Pilipenko O. A. Conditionally-early release from punishment: problems of theory and practice: dis. . PhD in Law. Moscow, 2009. 8.

Archive of the October district court of Tambov for the 2017 Case № 4/1-92/2017. URL: http:// consultant.ru 9.

Kazak S. V. The Main directions of improvement of educational measures applied to convicted to correctional labor // Bulletin of the Academy of the Interior Ministry of the Republic of Belarus.

2015. № 2 (30). iНе можете найти то, что вам нужно?

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+