Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Приёмный ребёнок в семье

Приёмный ребёнок в семье

7 рисков приемной семьи: почему детей возвращают в детские дома

  1. /

72386 11.01.2016 / К угрозе возврата, как к угрозе суицида, надо относиться серьезно, даже если тебе кажется, что это попытка привлечь внимание к себе, стеб или что-то еще. За время работы ресурсного центра для приемных семей с особыми детьми в фонде «Здесь и сейчас» туда обращались 23 семьи, истощенные до того, что мысль о возврате ребенка в детский дом стала реальным планом. Шесть семей в итоге вернули детей, остальным удалось помочь справиться с ситуацией.

Конечно, бывают случаи, когда родители уже не готовы принять помощь. Так, одна из семей обратилась с просьбой найти для их приемного ребенка новую семью. Они обращались уже не в первую организацию и ни к какому другому общению были не готовы. В любом случае, даже если специалисту кажется, что семья говорит о возврате ребенка в форме «воспитательной угрозы», пытаясь привлечь к себе внимание или даже шутя, к этому, считает руководитель ресурсного центра для приемных детей с особыми детьми Наталья Степина, нужно относиться серьезно.

В любом случае, даже если специалисту кажется, что семья говорит о возврате ребенка в форме «воспитательной угрозы», пытаясь привлечь к себе внимание или даже шутя, к этому, считает руководитель ресурсного центра для приемных детей с особыми детьми Наталья Степина, нужно относиться серьезно. Как и при угрозе суицида, нельзя делать вид, что так и надо и ничего не происходит, – сравнивает она.

Какие проблемы могут побудить приемных родителей отвести ребенка обратно в опеку и подписать отказ, если все они понимают, что это огромный стресс для него и в некотором роде жизненное фиаско для них? «Нехватка родительских воспитательных компетенций», проще говоря – непонимание, почему ребенок себя так или иначе ведет и как на это реагировать. Например, у ребенка СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности).

Пока он мал, родители думают, что справляются, но когда он попадает в школу и «ходит там по потолку», добавляется социальный прессинг. Учителя упрекают приемных родителей, что те плохо воспитали ребенка, а они искренне не знают, что с ним делать – не к парте же привязывать.

Постоянно сидеть рядом тоже невозможно.

В другом случае ребенок может в 8 или 10 лет хватать все руками, как младенец в три года.

«Хватает» – и считает своим, так что его уже называют вором.

«В том и другом случае не работают наказания, работает только помощь»

, – уверена Наталья Степина. Правда, помощь специалиста будет эффективной только в том случае, если родитель тоже будет потихоньку обрастать знаниями, а с ними и пониманием, что происходит с их ребенком, почему и что нужно делать.

Одна семья обратилась в ресурсный центр для приемных семей в феврале и сказала, что в сентябре вернет в детский дом ребенка, усыновленного с 2,5 лет и любимого, который на тот момент учился в первом классе. Ребенок с прекрасной речью, общительный, но его выход в школу превратила жизнь семьи в ад.

Кроме того, младшая кровная дочка в семье имела диагноз ДЦП и постоянно нуждалась в реабилитации. Дома каждый день школа обсуждалась со слезами и криками, родители начали срываться и могли ударить ребенка, так что им и самим казалось, что у них ему хуже, чем было бы в детском доме.

«Родители просто не знают, что делать, причем уже долго не знают, а также испытывают давление социальных институтов. На фоне нехватки ресурсов у них наступает истощение. Однако это перспективная ситуация, когда можно помочь», – говорит Наталья Степина.

Если приемная семья так истощена, что им не до освоения новых компетенций (в состоянии аффекта учиться почти невозможно), специалисты центра становятся их ресурсом. Часто бывает нужна социальная помощь – куратор едет в школу и говорит, чтобы теперь за поведение ребенка ругали не маму, а его; психолог центра работает с ребенком и с его приемными родителями, если они на это согласны. Если нужно, для ребенка найдут другую, более принимающую его особенности школу.

Всесторонняя диагностика особенностей ребенка происходит параллельно. «Постепенно мы начинаем рассказывать и показывать родителям, что можно сделать с их ребенком. Во взаимодействии с ребенком мы видим его поведенческие стратегии и отвечаем на них.

Когда родители видят, что хотя бы у нас ребенок может долго сидеть на одном месте и слушать, и плюс он ничего ни у кого не стащил, они видят свет в конце туннеля, начинают больше доверять нам, и мы можем помочь семье», – говорит Наталья Степина. Иногда родители, получившие новую стратегию взаимодействия с ребенком, через месяц-другой говорят:

«о, мы вам не верили, а оказывается, и от психологов есть польза»

.

Бывают, впрочем, и люди, не готовые или не способные учиться, им нельзя помочь. Нередко от опеки отказываются бабушки, оформившие ее над внуками после лишения детей родительских прав.

Когда дело доходит до подростковых кризисов, бабушки не знают, что делать, и уже не готовы перестраиваться, усваивая новые представления о воспитании. С подростками тяжело всегда, даже если с любовью и формированием привязанности у них все нормально. Это время, когда с ними даже должно быть тяжело: молодой человек формируется с помощью протеста, это «сепарация», отделение детей от родителей.

Это время, когда с ними даже должно быть тяжело: молодой человек формируется с помощью протеста, это «сепарация», отделение детей от родителей.

Если подростковый кризис смазан, это значит, что он «догонит» человека в 30 лет. Кризис может казаться невыносимым, но чем он интенсивнее, тем короче, если это может утешить приемных родителей.

Иногда возрастной кризис ребенка настигает даже опытные приемные семьи, воспитавшие до того других детей. Родители часто не готовы к подростковым кризисам.

Есть прекрасные молодые приемные семьи, которые сначала ездят в детский дом помогать как волонтеры, потом берут под опеку детей, которые всего лет на 10-15 моложе их самих. У них выстроились детско-родительские отношения, пока ребенок был мал, но он «выскочил» из таких отношений, когда стал подростком.

Подросток, как и все дети, нуждается в зоне свободы (зоне уважения) и в зоне безопасности (нужен сильный взрослый рядом, который не пытается стать для ребенка другом, не возлагает на него ответственности за равноправные отношения). Присутствие в жизни приемного ребенка кровных родственников – тяжелый груз для приемных родителей. В школе приемных родителей все декларируют, что готовы принять ребенка со всем его прошлым.

Но на практике получается не у всех.

Кровные родители ребенка могут активизироваться в моменты, когда кто-то из них выходит из тюрьмы; могут появляться на пороге без предупреждения и пьяными. Они могут требовать отчета об условиях, в которых живет ребенок, или настраивать его против приемных родителей. «Чаще всего в этих ситуациях нет медиатора, хотя теоретически органы опеки должны включаться в интересах ребенка.

Другой вопрос, хотят ли и умеют ли они этим заниматься.

У сотрудников опеки часто нет навыка медиации», – говорит Наталья Степина. На ее памяти не хватило сил коллег, чтобы помочь многодетной, почти профессиональной приемной семье сохранить ребенка, которого они принимали в процессе лишения родителей их родительских прав. Ребенка полгода таскали по судам, что отражалось на его эмоциях и поведении, а приемная семья наслушалась о себе столько нелестного, что решила больше не иметь подобных ситуаций в своей жизни.

Несмотря на то, что ситуация не была неожиданной для приемных родителей (их предупреждали), ресурсов семьи не хватило, и они отказались от опеки. Изменение структуры семьи – развод, смерть одного из членов семьи, появление нового ребенка – стресс для любой семьи, в том числе такой, где приемных детей нет.

Перестраивается вся система взаимоотношений. Иногда даже потеря работы кормильцем семьи ведет в кризисных семьях к тому, что отказываются даже от кровных детей.

Бывает, что супруг может понять, что не справляется с приемным ребенком, после смерти второй половинки, либо ребенок сам начнет реагировать на стресс так, словно мечтает оказаться в детском доме.

По наблюдениям специалистов, есть семьи, где в ответ на любую проблему с уже имеющимися детьми берут нового ребенка.

Иногда хочется спросить: не хотите ли сначала наладить ситуацию с уже взятыми?

В итоге у семьи не хватает ресурса на всех детей.

Кровные дети часто реагируют на такую неугомонность родителей радикальным ухудшением поведения, чем возвращают взрослых, мечтающих об очередном приемном ребенке, на землю. Например, кровная девочка 12 лет прямо призналась психологу: если бы она стала лучше учиться, у нее вскоре появился бы седьмой братик. С появления в семье предыдущего приемного ребенка к тому времени прошло всего полгода.

Сначала хотя бы появлялись маленькие, которых девочка легко опекала как родных, но в конце появился ее сверстник – ребенок в конкурирующем возрасте. На глубокий стресс кровной дочери мама не обращала внимания: «как это сделать перерыв в опеке и дать дочке отдохнуть? Пока мы молодые, мы можем спасти из системы еще несколько», – рассуждала она.

Пожалуй, очевидно: если приемного ребенка берут, переживая горе по умершему кровному, или возлагая на него некие надежды (не обязательно огромные, ребенок не обязан оправдывать вообще никакие) – это рискованная ситуация. Специалисты школ приемных родителей и опек, по замыслу, должны распознавать такие ситуации «на входе», но получается не всегда. Например, если ребенка берут взамен умершего, приемный сначала помогает пережить горе, а затем попадает в ситуацию обвинения за то, что он живет, а родного ребенка нет на свете.

Даже если речь не идет о замещении умершего ребенка, приемный ребенок с инвалидностью может не оправдать надежд по реабилитации и развитию – и это приведет к риску возврата.

Риск возврата в детский дом любого ребенка, в том числе здорового, также повышается, если ему пытаются усвоить недетскую роль.

Если родители, в том числе приемные, относятся к ребенку именно как к ребенку, он может быть слабым, капризным, может ошибаться и т.п., и это не разрушит их картину мира.

Ребенок требует защиты, любви, он еще не управляет своими эмоциями – это нормально. Однако случается то, что называется «партнерским замещением», ребенка берут не как ребенка, а как друга или товарища.

Например, сравнительно молодая мама берет в опеку подростка и не ждет, что он станет ей сыном, а хочет стать ему другом. «Боже упаси вас дружить с ребенком – он не может дружить! – предупреждает Наталья Степина.

– Дружба означает равенство и ответственность двух сторон. Он будет вас испытывать, бесконечно провоцировать, устраивать истерики “любишь-не любишь”.

Попытка выстроить партнерские отношения обречена на провал». Бывает «несовпадение языков любви»: ребенок выражает привязанность не теми способами, которых ожидают родители. Был случай, когда мама взяла двухлетнюю девочку (сейчас ей уже 14) и все годы говорила:

«Она меня не любит, она холодная, она не дает мне тепла»

.

При этом у ребенка сформировалась абсолютная привязанность к маме.

Но на открытку на английском языке с текстом «Я люблю свою маму» мама реагировала: «Сразу видно, что у тебя двойка по английскому». Ребенок не знал, как проявить тепло, и вряд ли специалисты в этом случае должны были помогать ребенку, а не маме. Бывает, что родители относятся к поступкам ребенка (каким-то словам или, например, воровству) как к разрушающим базовые ценности семьи (сам ребенок ничего разрушить не может, это вопрос отношения – в другой семье те же поступки не вызвали бы такой острой реакции).

Например, в семье трое приемных детей.

Старшего забрали из школы на экстернат и не отдали в спорт, хотя ему надо было тратить энергию и получать адреналин, зато поручили забирать из школы двух младших.

Сначала дети в школе стали выуживать, что плохо лежит (выудили как минимум семь сотовых телефонов), из дома увели внушительную сумму денег и проиграли их на автоматах.

Когда все это вскрылось, прекрасная, обладавшая значительными ресурсами для воспитания детей семья была в непередаваемом шоке. «Он все в нас растоптал, а мы так его любили и так ему доверяли. В нашей семье никогда не было воров, разное было – свои мальчики тоже были не ангелы, но никогда и никто среди близких ничего не украл», – плакали они.

Мама собрала чемоданы, собралась вести всех троих детей в опеку, но позвонила специалисту из ресурсного центра. Оперативная реакция психологов позволила не допустить импульсивного заявления в опеке (которое очень трудно вернуть назад), постепенно в семье произошло примирение.

Дело не в воровстве как таковом, а в реакции родителей. Часто возврат происходит в случае сексуализированного поведения ребенка. Например, ребенок неполных пяти лет, вышедший из семьи, где при нем мама занималась проституцией, не понимая, как окрашены эти действия, занимался публичной мастурбацией уже в первые месяцы после попадания в воцерковленную семью.

Мама не могла этого выносить: говорила, что он делает это специально, чтобы вывести ее из себя, зная, как ей противно и плохо от этого.

«Какой он подлый! – говорила она о ребенке в 4,5 года.

– Он меня этим оскорбляет как женщину, я все могу простить, а подлости не могу».

К счастью, эта семья часто обращалась к специалистам, и со временем они развернулись лицом к ребенку, полюбили его всей душой, сейчас уже взяли второго ребенка (старшему сейчас семь).

Наталья Степина не сторонник теории, что все приемные родители и помогающие детям специалисты – люди, пережившие детские травмы или «изживающие внутреннее сиротство». Однако риск, что травматики окажутся среди приемных родителей, не ниже, чем что они окажутся среди любой выборки людей. В таком случае важно, чтобы помогающие специалисты вовремя распознали родительскую травму и при угрозе возврата в детский дом работали не столько с ребенком, сколько со взрослыми.
В таком случае важно, чтобы помогающие специалисты вовремя распознали родительскую травму и при угрозе возврата в детский дом работали не столько с ребенком, сколько со взрослыми.

Категории: , , , ,

6 возрастов приемного ребенка: главные особенности усыновления

О разных возрастах приемных детей, воспитании и развитии рассказывает психолог фонда «Измени одну жизнь», приемная мама Ирина Гарбузенко. Ребенок в кровной семье появляется с нуля, поэтому отношения между приемным родителем и грудничком естественны. В них сразу вырабатывается привязанность.

Родители «донашивают» ребенка, у них есть время вырасти до мам и пап, научиться любить. Если будущая мама до принятия ребенка жила для себя, посвящала жизнь карьере, то ей надо быть готовой к кардинальным переменам. Младенца необходимо год, а лучше два, нянчить самостоятельно, не полагаясь на нянь.

Как правило, матери с грудными детьми быстро выгорают, ведь они должны целиком посвятить себя малышам.

Очень важно решить, кто будет помогать с малышом.

Ребенок до года – это «кот в мешке». В этом возрасте нельзя диагностировать ряд заболеваний, предсказать, как будет развиваться и выглядеть ребенок в будущем.

Беря младенца, мы как бы рожаем. Какого родила или приняла, такого и люблю. У детей в этом возрасте уже «определяется» внешность.

Родители могут поговорить с ребенком, узнать, что болит: зуб, глаз, живот. Видно, что ребенок может ходить и разговаривать. Детям в этом возрасте снимают многие диагнозы, которые были поставлены при рождении.

Ребенка уже можно отдать в детский сад, но надо быть готовыми к тому, что он будет отставать от сверстников.

Этого не нужно бояться, дети в этом возрасте быстро нагоняют ровесников. Зато у малыша из детского дома к 3-м годам еще не будет кризиса трех лет: «Я сам», потому что он еще не привязан к родителям.

Перед усыновлением обязательно нужно узнать историю ребенка, и, исходя из нее, подойти к вопросам воспитания. Если малыш попрошайничал на улице – это одно, а если его воспитывала мама – другое. Ребенок, у которого в этом возрасте была привязанность к матери, легче поверит и пойдет на контакт с другим значимым взрослым.

Это «волшебный» возраст, когда ребенка буквально распирает от любви. Он верит в сказки, но и впервые узнает, что есть смерть. В это время малыша нельзя начинать готовить к школе.

Нужно его «напитать» максимальной любовью, потому что в будущем он будет много сил тратить на учебу. Это время игры, путешествий вдвоем, волшебных историй.

Родители должны как можно больше времени посвящать ребенку, потому что это очень важный для него период. У малыша впервые формируется представление о справедливости, добре и зле. Именно оно будет им двигать в будущем, когда он будет думать не головой, а сердцем.

Первое время с ребенком нужно обращаться, как с грудным, то есть говорить – ты есть, и это счастье. Дальше он должен пройти возраст «от года до трех», когда усваиваются правила поведения и безопасности.

Но ему нельзя прививать академические знания, любая учеба должна быть в формате игры.

В этом возрасте уже видно, что ребенок немного отстает в развитии. Он вряд ли сразу будет отличником, но отставание можно нагнать.

Главное понимать, что малышу предстоит еще многое узнать, например, как выражать любовь. В этом возрасте главное – не сломать ребенка.

Приемные родители берут на воспитание школьника, который не прошел предыдущие этапы взросления. С ним не нянчились, он не нагулялся, не получил достаточного количества любви, но ему уже предстоит отправиться на учебу.

Не нужно требовать от ребенка необыкновенных успехов.

Главное, к чему необходимо быть готовым, — это к диалогу со школой. Важно, чтобы родители всегда оставались на стороне ребенка и осознавали, что в первом классе нельзя многого требовать.

Малыш из детского дома вряд ли когда-нибудь будет отличником в школе, зато он будет ходить в кружки, играть в футбол, обнимать и целовать маму, с радостью проводить время вместе и с удовольствием помогать по хозяйству. Дети всегда хотят быть успешными, поэтому неудачи в учебе они компенсируют дома. В этом возрасте невозможно предугадать будущий характер ребенка.

Нельзя ставить штампы, если, например, он украл деньги.

Важно также не упустить здоровье: ребенок должен отдыхать, спать и хорошо кушать, а за ум можно взяться и в 10 классе.

Очень важно слушать своего сына или дочь, так можно избежать многих ошибок.

В подростковом возрасте дети пересматривают ценности: им пора отделяться от взрослых, с которыми они срослись, поэтому они ищут в них недостатки. Если ребенок не найдет недостатка в маме или папе, то просто не сможет от них «отлипнуть», ведь как от таких хороших можно уйти?

Прежде чем брать подростка, нужно узнать, как ребенок попал в детский дом.

Важно поговорить с работниками и волонтерами, потому что руководство может скрывать, что дети принимают наркотики и ездят домой, где видят, как родители употребляют алкоголь.

Будущим родителям необходимо понимать, с чем они могут столкнуться.

Детям в этом возрасте в детских домах ставят хорошие оценки на занятиях, чтобы у них не пропала мотивация.

Ребенок будет рассказывать потенциальным родителям те вещи, которые они хотят от него услышать. Если папа скажет, что любит читать, то подросток повторит. Но это не так, потому что чтение – это удовольствие, а в детских домах его получают иначе. Первое время дети хорошо себя ведут в приемной семье, но потом они начинают проверять «границы».
Первое время дети хорошо себя ведут в приемной семье, но потом они начинают проверять «границы».

Если мамы и папы взяли подростка, то не должны сразу «закручивать гайки». Наказания будут только ухудшать ситуацию, так как это унижение, а в прошлой жизни у сирот этого было слишком много. Принимающая семья становится профессиональной.

Приходится сдерживаться, следить за своими поступками, словами, повышать квалификацию.

Важно знать телефоны учителей и детских комнат милиции, контролировать, куда пошел ребенок и с кем он дружит.

Простроить теплые, уважительные отношения. У подростка обязательно должна быть своя комната, чтобы он мог почувствовать себя «в домике». Если отношения налажены и накладок нет, то нужно переходить к следующему этапу – посмотреть, в каких сферах лучше всего развивается ребенок и предложить ему записаться в секции.

Со временем детдомовские привычки начнут исчезать, сгладятся, ребенок станет похож на приемных родителей. Ребятам из детского дома необходимо привить понимание, что они не несчастные сиротки, которых нужно жалеть, и государство не вечно будет им помогать, а материальные блага появляются благодаря труду. Приемные родители также должны быть готовы к тому, что ребенок будет их сравнивать с кровными родственниками, тут хорошо бы с одной стороны не перехвалить кровных родственников, а с другой не обидеть подростка плохими словами о его семье.

Отношения с детьми старшего возраста — это своеобразное супружество. Ребенок думает, что уже сложился, на самом деле еще не осознал, кто он и что делать дальше. Родители, решившие взять юношу или девушку, обязательно должны для начала попробовать гостевой режим.

Желательно для этого выбрать период летних каникул.

Все подростки в это время – дети, которые долго спят, хорошо едят, веселятся и гуляют. Скорее всего, придется подыскать хороший колледж.

Подростку необходима своя комната, в которую он всегда сможет вернуться, а мамы и папы должны дать ему уверенность, что он больше не один, и у него есть семья.

Нужно вырабатывать в юношах и девушках самостоятельность, учить просить помощи, потому что наши дети этого не умеют. Мы как сторонние наблюдатели можем подсказать, прекратить правонарушение, но заставить не в силах. Любовь и терпение. И не забывать заботиться о себе и близких.

  1. Добавить в избранное 5
  2. Поделиться

Помогите детям и родителям найти друг друга и больше не потерять – поддержите работу нашего портала!

«Не могу, не выдерживаю, давай вернем обратно». Три истории о приемных семьях

/ Фото: Максим Блинов/РИА Новости +T — Воспитывает с мужем Мстиславом 9 детей — из них семь усыновленных и приемныхНам с мужем Мстиславом по 38 лет, и меня кто-то спросил: зачем, могла бы «жизнь просвистать скворцом». Скворцом, может, и здорово, но.

мечта усыновить ребенка родилась, видимо, еще в детстве. Мои родители инженеры, и я у них была одна.

Родители с утра до ночи пропадали на работе, а я маялась дома в одиночестве. Я очень хотела братьев и сестер. К тому же у меня были друзья, Паша и Наташа, брат с сестрой, у которых была кошмарно пьющая мать, и я их, как могла, опекала.

А потом их взяли и отдали в детдом — меня это потрясло. С тех пор я тем более бредила большой семьей — вот чтобы праздники вместе, в кино большой кучей, за столом на ужин собираться.

Еще помню момент, как я, уже мать двух своих детей, еду за рулем мимо детского дома (мы тогда еще в Пензе жили), и тут у меня слезы из глаз — так больно было смотреть в ту сторону и так хотелось помочь.

И мне нравится сейчас видеть, как наши дети строят мир нашей мечты — они одна команда, им совсем не скучно.На таких, как мы, люди часто смотрят как на сумасшедших либо как на героев.

А мы ни те, ни другие. Мы просто так живем — без мыслей о каком-то там «тяжком кресте», но с ответственностью и готовностью к трудностям, а их у нас полным-полно, как и в любой семье.Когда у нас с мужем было уже восемь детей — двое кровных и шесть приемных, мы решили взять еще одного.

Родить, думаем, как-то возраст уже не тот. А я до этого уже видела одного годовалого малыша в доме ребенка, но никак не могла представить, что он будет нашим сыном. У него был очень тяжелый диагноз — гидроцефалия.

Мне говорили: тяжелый, с инвалидностью, не будет ходить, не будет даже сидеть.

И когда мы с мужем заговорили о том, что нам хочется еще одного, то первый, о ком я подумала, — это наш Димка. Фото из личного архива От него отказались несколько семей, к нему вообще никто не ходил, шансы на семью были нулевые. И мы просто перестали думать о том, что Димка инвалид.

Это как будто вдохнуло в ребенка жизнь.

Диме сейчас 3 года, он такой крепенький голубоглазый мужичок, хохотун, красавец, как с картинки. Я не чувствую никакой разницы — сами мы его родили или усыновили, — а инвалидность мы сняли уже давно.

Это не чудо — так действует любовь.

Но врачи, конечно, в первую очередь.Полтора месяца назад мы взяли девочку с еще более серьезным, чем у нашего Димы, диагнозом — шунтированная гидроцефалия. Они с Димкой почти ровесники и очень похожи, только он повыше, а она махонькая, и голова у нее больше, чем положено, а говорит она даже лучше Димки. Леночка — большая умница, маленький философ-«рассуждалкин», но она инвалид на всю жизнь.

Ей надо еще отогреться, физически окрепнуть, и скоро она пойдет в садик, а потом в школу.

Мы уже много здоровых детишек воспитали, и теперь, когда у нас есть опыт, посвятим себя особым детям.Люди сморят на Лену с Димой и говорят: вы выбираете таких, здоровых и на вас похожих? А я думаю: видели бы вы этих одиноких деток-отказников раньше, с абсолютно пустым взглядом, вы бы так никогда не сказали… Дима очень боялся ехать домой, трясся и плакал. Просто не понимал, что происходит и куда его увозят из привычного места чужие люди.

Но у маленьких быстро возникает привязанность. С детьми же, которых мы взяли из детдома уже подростками, нам было в тысячу раз сложнее.Вспоминаю наш с Ваней разговор, после того как я сказала всем, что скоро в нашей семье появится маленький Дима.

Он единственный не очень обрадовался, сказав, что не надо нам никого, всем не поможешь! Я говорю: «Вань, ну тебе же когда-то помогли? Ведь хорошо, что мы вместе? А тот совсем маленький, и у него никого нет.

Ну совсем никого». А теперь у них такие нежные отношения.

Чудеса! А если бы мы с мужем испугались тогда, если бы не поверили, что справимся?

Даже страшно подумать. В Новый год в нашу семью пришел еще один сын — Ваня-маленький. У Ванечки — синдром Дауна. Еще несколько лет назад я бы не поверила, что у нас будет «солнечный» ребенок, настолько велики были мои страхи.

Но я вижу, как ребенок оттаял буквально за пару недель.

В детдоме говорили, что Ваня часто убегает и прячется, но в семье он ни разу не прятался, наоборот, он раскрывается эмоционально — смеется и плачет, радуется или выражает недовольство. Жду, когда Ванечка скажет мне «мама», слово «папа» он произнес буквально сразу. Воспитывают с мужем Сергеем 5 детей, из них четверо приемных.

В семье все приемные дети появились в 2015 годуУ меня всегда была мысль взять ребенка из детдома.

Знаю, многие приемные мамы так говорят, но это правда. Я поздно вышла замуж, и мой муж Сергей старше меня на 13 лет.

Вот я и решила: если не будет своих детей, возьму приемного. Через год мы так и сделали. Но это была несчастливая история. Все мечтают взять маленького ребеночка, а мы, не раздумывая, взяли сразу 11-летнего парня.

Хотя в школе приемных родителей предупреждали, что взрослый приемыш, если он для тебя первый, — это сложно и тяжело. Мальчик жил с нами несколько месяцев, и с адаптацией мы — честно! — не справились. Я была в отчаянии: ничего не двигается, я не могу, не выдерживаю, давай вернем обратно.

Тяжесть ситуации облегчило только то, что мальчика у нас взяла знакомая семья, уже опытные приемные родители. Так что для него все сложилось наилучшим образом.

Но не для меня. Мой первенец, родившись вскоре после этой истории, прожил только 20 дней. И психологи запретили мне даже думать о приемном ребенке, пока не появится свой. Потом я все же родила Сашу и наконец все сложилось.

Я собрала документы — и в детдом. Нашли там с помощью фонда «Измени одну жизнь» 10-летнего Дениса. Его бы давно забрали, если бы не тот самый диагноз, которого многие боятся, — ВИЧ.

А мы решили, что потянем. Давать таблетки и ездить на анализы — с этим, и живя в селе, можно справиться. Муж, правда, сначала запаниковал, а потом смотрю — читает что-то в интернете.

За ночь разобрался с диагнозом, что да как, и успокоился. Когда я везла Дениса домой — а это было почти год назад, — он всю дорогу подпрыгивал: «Долго еще? Долго еще?» Постепенно в ребенке стали открываться новые стороны, но так и должно быть.

Денис попал в детдом в три года, что было до этого — никто не знает, сплошные скелеты в шкафу. Он помнит маму, скучает по ней. Мысль о том, что она от него отказалась, его ужасно мучит: «Что я, мусорная козявка разве?» Но мы не можем ее найти… Поэтому, может, нам сейчас сложно.

Влюбленность прошла, но спокойное отношение не наступило, адаптация затянулась. У него есть юмор, энергия, желание дружить и помогать (такой парник с папой отгрохал, да еще взял шефство над нашими курами), но в школе начались проблемы. Стал привирать, «косить под глупенького» и давить на жалость, чтобы спроса было меньше.

К тому же он у нас красивый ребенок, большие глаза, длиннющие ресницы — Денис понял, что и этим можно пользоваться. Работаем с психологом, конечно, и я постоянно учусь быть умной мамой.

Думаю перевести его на домашнее обучение, тогда я смогу больше с ним заниматься.Когда мы взяли к себе Мишу, у Дениса появилось нечто такое, что и ревностью-то не назовешь — между ними целый комплекс взаимодействия детей, перемолотых одной и той же системой. 7-летний Миша никого к себе никого не подпускал и только спустя несколько месяцев оттаял.

Поначалу ведь даже не знал, что такое мама — думал, что это имя.

Буквально копировал манеру Саши, моего кровного двухлетки, как обниматься. Научился. Он очень старается быть хорошим-хорошим.

Денису пока важнее свой имидж создать, а Миша старается быть таким, какой он есть. Да и всех хулиганств-то — обои новые разрисовал сверху донизу.Потом мы взяли 15-летнюю Олю. Тут инициатором был наш папа.

Говорит, ее надо спасать, куда она пойдет дальше?

Девочка умная и красивая, а ее жизнь в детдоме — хуже некуда, там много чего было: и конфликты, и преследования.

Ситуацию усугублял тот же диагноз, что и у наших мальчиков. Она целых четыре года провела в инфекционной больнице, откуда выход был запрещен. Социализация у ребенка была нулевая.

Адаптация у меня с Олей была самая тяжелая: меня прямо тошнило, физически было плохо, таким сильным было отторжение. Я почти не спала, меня раздражал ее смех.

А смеялась она без причины. А потом все как рукой сняло, я справилась, и это было счастье. Перед Новым годом у Оли обнаружился кулинарный талант.

А еще она хочет стать звездой — знаменитой певицей или актрисой.Я не скрываю, что деньги, которые дают приемным семьям, — важный для меня фактор. Но не вижу в этом ничего предосудительного.

Все считают, что приемные родители должны быть ангелами без единой мысли о материальном.

Но если я умею растить детей и делаю это хорошо, то деньги — не корысть, это нормально.

Я сама из большой семьи — нас было восемь детей.

Я третья по старшинству. Для меня дети — это вовсе не караул.

Это мое. Со своими детьми ты больше на судьбу полагаешься, а с приемными детьми стараешься больше. Сейчас у нас появился Коля, он еще малыш, и у меня нет ощущения, что это все.

Я не знаю, что со мной не так.

Но я планирую еще взять детей. В семье Юлии и Артема Ставровых-Скрипник двое кровных детей и четверо приемныхЯ долго была одинокой мамой двоих сыновей. Когда-то мне сказали, что у меня не будет детей, и поэтому, узнав о беременности, я не задавалась вопросом, рожать или не рожать.

Второго сына я тоже родила вопреки всему.

Мои родители сильно сокрушались по этому поводу.

Папа кричал в трубку: ты что, крест решила на себе поставить, не понимаешь, что тебя, одинокую мать с двумя детьми, никто замуж не возьмет! А я этого «замуж» как раз и боялась как огня.

Развод моих собственных родителей стал для меня определяющей травмой. Как только мне предлагали руку и сердце, я сбегала.Когда у меня в коробочке скопилось пять бесполезных обручальных колец, мне пришлось пойти на тренинг, где до меня, уже тридцатилетней, дошло, что с мужчинами-то все в порядке и семья — это прекрасно. Я решила так: если до 35 не выйду замуж, то обязательно возьму девочку из детского дома.

Ангелину я нашла за месяц до своих 36. И при этом у меня уже был муж Артем.

Ну и, став приемной мамой, я, что называется, оторвалась. Я скупала платья принцесс, носочки, бантики и кукол, что для 10-летней девочки из челябинского детдома было, конечно, абсолютным шоком.

Плоды собственной безудержности мне пришлось пожинать где-то через год: дочь, почувствовав на голове корону, стала повелевать без тормозов. Пришлось учиться быть мудрой мамой.

Когда получается с одним, пропадает страх не справиться, и возникает желание вытащить из системы хотя бы еще одного ребенка.

Прошел год, и в московском детдоме мы нашли 14-летнего Максима. Решили забрать его в семью, да не тут-то было! Заведующая не отпускала его под предлогом, что он всю жизнь прожил в детдоме и может сорваться.

Мальчишке задурили голову, и он действительно остался. Да и я — тогда глупая и неопытная — была чересчур настойчива, горячо убеждая ребенка, что в семье лучше, а он, видя бьющуюся в истерике мамашу, замкнулся.

Я тогда ничего не знала про адаптацию подростков, когда они по несколько раз пишут заявление о приеме обратно в детский дом, а потом рвут его и бросаются тебе на шею: прости-прости. Словом, парень остался в детском доме, я это восприняла как трагедию и заболела.Фото из личного архива Многие приемные родители думают, что, взяв ребенка из детдома, они облагодетельствуют его, и «сиротка» будет им по гроб жизни обязан. Ничего подобного! Такой подход неминуемо приведет к драме.

Это ты служишь ребенку. И будь готов к тому, что в 20 или 30 лет твой приемыш может и не принести тебе воды, да и вообще не захочет тебя знать. Бывает, что в период адаптации парень может кинуться на приемного отца с кулаками.

Да, это сложно вытерпеть и принять.

И кстати, если семья, взяв ребенка из детдома, закрылась, не общается с такими же приемными семьями, ничего не рассказывает психологу — значит, там все плохо, жди беды.Когда я немного отошла от потрясения, муж сказал: давай найдем ту самую

«трехлетнюю маленькую девочку с синими глазами и золотыми волосами»

, о которой мечтают все начинающие приемные семьи. И мы нашли Вику. Ей, правда, скоро шесть, и ростом она с нашу 12-летнюю Ангелину — красавица с непростым характером.

Ситуация была на краю: или мы забираем Вику из соцприюта, или детдом. Но если ее кровная мама, которую отстранили от воспитания, восстановится в правах, девочку надо будет вернуть.

А если сердцем прикипишь, то с кровью придется отдирать. Но не оставлять же ребенка в приюте, пусть хоть на полгода.

А там видно будет. Но Вика просто не хотела с нами идти.

Я для нее была врагом, который ее забирает от родной мамы. Пока мы ее просто навещали, привозили подарки, все было нормально, а тут уперлась и ни в какую — поехала, только когда мы клятвенно пообещали, что в выходные привезем ее повидаться с мамой. Так мы и возили полгода Вику на эти встречи, а после них у нас в семье все начиналось заново.

Неделю Вика привыкала, потом виделась с мамой, и после этого случался неизбежный коллапс. Свежий отголосок этой истории был на Новый год, когда Дед Мороз вытащил подарки.

Вика устроила истерику: она не хочет девчачий подарок, а хочет железную дорогу, как у мальчиков. В результате воспитания родной мамой Вике просто не хотелось быть девочкой.

Когда мы ее забирали, она хотела носить только шорты. Дело в том, что все мамины пьяные загулы Вика пережидала у соседки. И видя, как соседка заботится о своем сыне, она решила, что мальчиком быть в этой жизни, конечно, лучше.

Когда Вику отпустило, она стала наконец смеяться и надевать розовую «балеринскую» пачку на хореографии. Как-то идем с занятий, и я ее спрашиваю: ты скучаешь, хочешь к маме? Она мне с испугом: а что, уже было решение суда?

Нет, говорит, не хочу туда. Тогда у нее проскользнуло первое «мама»!

Но сейчас нас всех снова трясет нешуточно, потому что под Новый год в семье появились одновременно Федя и Наташа. А в феврале придет Ваня. И абсолютно у всех приемных детей есть страх: вот сейчас этого возьмут, а меня вернут обратно. Федя, Наташа и Ваня у нас слабослышащие и все из одного детдома.

Федя сегодня выложил фото в фейсбуке:

«А это мой родной дом, где я жил с мамой и с бабушкой»

. Кто-то на моем месте мог бы обидеться — ах, ты неблагодарный. Но для меня это сигнал о том, что ребенок начал оттаивать и принимать свою историю.

Раньше ему было проще думать, что его родная мама умерла.

Наташа с Федей дружили — разлучать их было бы жестоко. Наташа била в детдоме буквально всех, выбрав для себя агрессивную браваду как защиту от мира. Сейчас она спокойнее и нежнее.

Но у нас еще «медовый месяц» (так называются первые два месяца в приемной семье), страшное и сложное, адаптация, будет позже.

Мне 38, и я мама, страшно представить, семерых детей! Спасибо мужу — он делит со мной всю ответственность за них. Теги: , , 4 Читайте также

  1. Яна Соколова, взявшая в семью нескольких приемных детей, продолжает рассказ о своем опыте
  2. Имейте смелость задуматься: в сюжетной линии жизни ни родителям, ни взрослым детям места нет. Разве что роли в эпизодах.…
  3. Как детство влияет на жизнь взрослого человека, какие ошибки допускают родители при воспитании ребенка, откуда берутся злость, агрессия и желание обмануть? На…

Как взять ребенка в приемную семью?

1 мая 2018Количество родителей, лишенных своих прав не уменьшается, а значит, проблема детей, оказывающихся в трагической ситуации, остается одной из острейших.

Из сотен программ, которые ориентированы на защиту прав ребенка, спасательным кругом является приемная семья.Она также призвана помочь воспитать сироту или ребенка, родителей которого лишили прав. Однако имеет свои особенности.

От опеки такая семья отличается специальным правовым статусом, который получает приемный ребёнок.При усыновлении формируется полноценная семья как юридически, так и социально. Приемный ребенок получает фамилию усыновителей, а те, в свою очередь, становятся его полноправными родителями. А приемная семья воспитывает ребенка, сохраняя его фамилию и связи с родственниками.

Переданные на попечение несовершеннолетние называются приемными детьми. Усыновление, опека и попечительство требуют особого внимания со стороны контролирующих органов. Государство ведет строгий надзор за такими семьями, следя за тем, чтобы права и интересы таких детей не нарушались, а условия их жизни были достойными и удовлетворяли все их жизненные потребности.

Семья, приемный ребенок, органы опеки и попечительства, их взаимные права и обязанности, ответственность за их нарушение и неисполнение — все это входит в юрисдикцию семейного права.

Кроме того, приемных родителей часто интересует вопрос, , если он усыновлен.

Любые спорные вопросы, касающиеся этой сферы можно решить с помощью грамотного юриста. Специалисты нашей компании ответят на любые вопросы абсолютно бесплатно в режиме онлайн общения.Для того чтобы взять приемного ребенка в семью заключается соглашение (договор о передаче ребенка в приемную семью), которое оформляется между родителями-попечителями и представителями ребенка (органами опеки).

В данном документе прописываются права и обязанности приемных родителей и детей, а также:

  1. Обязанности органов опеки. Данному органу необходимо контролировать воспитание и содержание опекаемого ребёнка. Обеспечивать выплаты (пособие на приемного ребенка, которое выплачивается опекуну по факту опекунства), а затем своевременность ежемесячных выплат, назначаемых как на содержание ребенка, так и на вознаграждение приемным родителям за уход и воспитание.
  2. Указывается доскональная информация о приемном ребенке, а также данные по биологическим родителям.
  3. Обязанности опекунов (воспитание ребенка, организация качественных условий проживания).
  4. До какого срока действует соглашение.

Более подробно можете прочитать на сайте . А также получить консультацию юристов и адвокатов более 1200 городов РФ онлайн.Возможно вам будет интересноссылка на источник —

Приемная семья

Содержание статьи: Сегодня в России запущены сотни программ ориентированных на .

Несмотря на это число детей лишенных родительской заботы не падает.

Выходом из такой трагической ситуации может стать приемная семья.

представляет собой вариант семейного размещения ребенка-сироты или ребенка, родные родители которого были .

Для ее формирования территориальное управление опеки создает акт и договор. Внимание. Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться с юристом по телефонам: по все России. Звонки принимаются круглосуточно.

Статус приемной семьи регламентирован статьями Семейного Кодекса РФ 152-155 (), и сопровождается .

– это лица, находящиеся в зарегистрированном браке или одинокие граждане готовые взять на себя ответственность воспитать родных родителей.

Ребенок, передающийся на попечение, в юридическом аспекте именуется приемным ребенком. Новый закон о приемных семьях, принятый весной 2015 года, ввел еще одно новое понятие — профессиональная приемная семья. По этой программе приемные дети направляются в семьи социальных работников.

Какая разница между приемной семьей и опекой? Внимание. Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться с юристом по телефонам: по все России.

Звонки принимаются круглосуточно.

  • Оформление документов более сложное, чем опека. Причина – необходимость составления специального договора. могут и отказать претендентам в заключении соглашения, если решат, что главная цель будущих родителей улучшение материального обеспечения.
  • В отличие от опеки, возможны контакты ребенка с родными родителями или родственниками.
  • Приемным родителям государство выплачивает пособие.
  • Требования к родителям в случае оформления приемной семьи более лояльные (если сравнивать с получением статус опекуна).

Основные особенности приемной семьи в сравнении с усыновлением:

  1. разный правовой статус приемного ребенка. Усыновление – это формирование полноценной семьи и в юридическом и в социальном плане.

    Усыновители становятся полноправными его родителями, ребенок получает их фамилию.

    – это оказание помощи ребенку в воспитании, предполагает сохранность его родной фамилии и связи с близкими;

  2. усыновление не предполагает финансовой поддержки в виде ежемесячных государственных выплат пособий.
  3. усыновление гораздо сложнее в оформлении;

Дети, передаваемые в приемную семью:

  • Дети, родителей-инвалидов не способных самостоятельно заботится о своем ребенке.
  • Дети, родителей полностью или частично лишенных родительских прав.
  • Ребенок со статусом сироты, без вести пропавших родителей.

Законом определено, что в одной семье не может воспитываться более 8 детей из детского дома.

В статье 152 СК РФ строго прописан регламент, по которому реализуется программа попечения. образуется на основании соглашения.

Подписывается этот договор родителями-попечителями и представителями ребенка (органы опеки). Содержание договора по передачи ребенка сироты на воспитание в новую семью установлено статьей 153 СК РФ. В договоре указываются:

  • Обязанности родителей. А именно воспитывать ребенка, организовать для него качественные условия для жизни. Осуществлять досуг, уважать, помочь ребенку адаптироваться для жизни вне детского дома.
  • Полная информация о ребенке, его родных родителях.
  • Обязанности органов опеки. Государственное ведомство призвано контролировать воспитание и содержание ребенка, переданного по приемной программе. В связи с этим, приемная семья имеет право на выплаты в 2017 году: единовременное пособие – 16 350,33 рубля (за каждого ребенка), ежемесячные выплаты (40% от средней заработной платы родителя за последний год), ежемесячные вознаграждения родителям за каждого ребенка, не достигшего 10 лет — 7 857,64 рубля, достигшего 10-летнего возраста 8 756 рублей. Органы опеки так же обязуются обеспечивать и другую социальную поддержку семье (перечень льгот устанавливается индивидуально в зависимости от возможностей региона).
  • Срок действия договора.

Расторжение договора попечительства – редкая юридическая практика.

Но данные ситуации случаются.

Законом подобные случаи регламентированы статьей 153 Семейного кодекса РФ. Итак, договор о приемной семье разрывается если:

  • Одна из сторон подписавших договор нарушила его условия.
  • Органы опеки пересмотрели свое решение и отказали родителям в попечительстве. Это происходит, если в семье замечены неблагоприятные условия для проживания ребенка.
  • Приемные родители больше не хотят или не могут заботиться о ребенке – проблемы со здоровьем, материальным обеспечением.
  • Истек срок действия.

Важно: если приемная семья готова взять на попечительство часто болеющего малыша, с нарушениями в развитии или ребенка инвалида, то будущее место проживания должно отвечать жизненным потребностям приемного ребенка. Опека всегда следует исключительно интересами ребенка.

Поэтому если ребенок уже достиг 10-летнего возраста, без его согласия никакой договор подписан не будет. Интересы младших детей представляют органы опеки. По этапам распишем, как взять ребенка из детского дома или дома-малютки и создать приемную семью:

  • Передача обязательного списка документов в территориальный орган опеки.
  • В случае положительного исхода родители пишут заявление о своих намерениях взять ребенка в семью.
  • Начисление социальных выплат.
  • Подписание договора.
  • Сотрудники управления в течении 3-х дней проверят предоставленные документы, занесут информацию в базу данных, проведут осмотр жилищных условий заявителей.
  • Ожидание решения о назначении или не назначении заявителя приемным родителем занимает около 10 дней со дня подачи документов.
  • Если вопрос решился положительно, родители получают направление в детские дома для знакомства с ребенком и его личным делом. При необходимости ребенку может быть проведена дополнительная медицинская диагностика.
  • Подготовка акта о передачи ребенка в новую семью.

Чтобы начать процедуру оформления приемной семьи необходимо обратится в Управление опеки и попечительства по месту жительства.

  1. письменное согласие всех членов семьи заявителя.
  2. автобиография;
  3. справка о состоянии здоровья;
  4. справка о составе семьи;
  5. справка с места роботы будущих родителей. В ней должна быть указана должность, средняя заработная плата, дана характеристика;
  6. документы на квартиру или дом (находящиеся во владении родителей);
  7. ;
  8. справка из полиции подтверждающая отсутствие судимости;

Определим главные моменты статьи:

  • Принимая ребенка в семью, родители должны понимать, что он сохранит связь со своими родственниками и свою фамилию.
  • Прежде чем начать процедуру оформления семья должна оценить свои возможности и не руководствоваться только материальной выгодой. Приемные родители должны стать его помощниками в жизни, образцом для подражания.
  • Детям, попавшим в приемную семью и родителям, взявших на себя их воспитание положена материальная помощь со стороны государства в виде пособий.
  • Приемные родители – лица, готовые помочь ребенку сироте или ребенку, родители которого лишены родительских прав в воспитании.
  • Процесс оформления приемной семьи сложный, но требования к родителям более лояльные в отличие от процедуры усыновления.

Вопрос: Мы с мужем являемся приёмными родителями для отказного ребёнка из роддома.

Какие льготы приемным семьям полагаются по закону? Алина. Ответ: Алина, поскольку ребёнок помещён в семью из роддома и является отказным, количество льгот существенно шире, чем при обычном усыновлении. Во-первых, всё питание (до двух лет) и лекарства (до трёх лет) оплачиваются государством.

С постановлением суда вы имеете право получить единовременную выплату, а также ежемесячное пособие на ребёнка. При этом, за ребёнком сохраняются все права: он получает жильё (право на жильё биологических родителей или новое, от государства), бесплатно учится так же, как и дети-сироты. Матери, которая не работает, но воспитывает ребёнка, эти годы включаются в пенсионный стаж.

Сами дети получают большое количество единовременных пособий на различных этапах жизни: при устройстве на работу, при смене учебного заведения. Также сохраняются все виды содержания.

На сегодняшний день, приёмные родители получают 40% от своего средневзвешенного заработка за год, но не менее 3 МРОТ, установленных для региона.

  1. .
  2. ;

Вас так же заинтересуют следующие статьи: Внимание. Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться с юристом по телефонам: по все России.

Звонки принимаются круглосуточно.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+