Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Решение проблемы ввнутренней миграции в россии

Решение проблемы ввнутренней миграции в россии

Основные проблемы современной миграционной политики России Текст научной статьи по специальности «Право»

ДЕМОГРАФИЯ: ПРОБЛЕМЫ МИГРАЦИИ Воробьева О.Д., Рыбаковский Л.Л., Савинков В.И. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ МИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ На любые изменения социально-экономических и общественно-политических событий остро и динамично реагирует миграционное поведение населения. Одни процессы затухают, другие активизируются. В зависимости от этого должна трансформироваться степень государственного влияния на различные миграционные процессы в форме миграционной политики.

Ситуация, сложившаяся в настоящее время в России, делает актуальными три основных направления миграционной политики: 1) регулирование внешней трудовой миграции, включающее и проблемы дальнейшей адаптации и интеграции трудовых иммигрантов; 2) создание условий для приема и натурализации соотечественников, проживающих за рубежом; 3) изменение вектора внутренних миграций. Более двух десятилетий происходит устойчивое и нарастающее «стягивание» населения в несколько гео- графических точек, концентрация его в центральном регионе вокруг столицы и области, на северо-западе по направлению С-Петербурга, в южном регионе на территории Краснодарского края.

Эти процессы приводят к сокращению и снижению плотности населения на огромных территориях Сибири и Дальнего Востока, которые являются стратегически важными для страны, и их заселению всегда уделялось первостепенное внимание.

Полное отсутствие внимания к этим важнейшим в геополитическом отношении регионам уже обернулось потерей на некоторых из них до трети численности населения. Приоритетом миграционной политики России в 2000-е годы становятся внешняя трудовая миграция (трудовая иммиграция) и связанная с ней борьба с ее нелегальным проявлением. Наличие иммигрантов, которые осуществляют трудовую деятельность с нарушением действующих в стране норм и правил, т.е.

нелегально, отмечается практически во всех массово принимающих мигран- тов государствах. Но в России размеры нелегальной занятости иностранной рабочей силы (ИРС) приобрели огромные масштабы.

Отсутствие достаточно полных и достоверных статистических данных затрудняет их определение. Существующие оценки нелегальной занятости иммигрантов очень разняться — от 3,5-4 млн. до 15-20 млн. человек. По оценке, основанной на объемах денежных переводов мигрантов, численность нелегально работающих мигрантов составляет порядка 10 млн.

человек. Негативные последствия нелегальной трудовой миграции, которые постоянно приводятся в многочисленных исследованиях и публикациях, — неуплата налогов, угроза распространения инфекционных заболеваний, рост конкуренции на рынке труда — по нашему мнению, менее существенны, чем влияние этого явления на социально-экономическое и научно-техническое развитие России.
человек. Негативные последствия нелегальной трудовой миграции, которые постоянно приводятся в многочисленных исследованиях и публикациях, — неуплата налогов, угроза распространения инфекционных заболеваний, рост конкуренции на рынке труда — по нашему мнению, менее существенны, чем влияние этого явления на социально-экономическое и научно-техническое развитие России.

Во-первых, широкое использование трудовых иммигрантов на неквалифицированных работах и мизерная оплата их труда отдаются бумерангом на оплате труда российских работников.

Более того, последним также приходится мириться с тяжелыми условиями труда, отсутствием охраны труда, низкой его оплатой.

Во-вторых, предпринимателям более выгодно использовать дешевую рабочую силу, лишенную к тому же каких-либо прав, чем вкладывать средства в инновационные проекты.

Высокая степень износа основного капитала — лучшее тому доказательство. Реально существующая до настоящего времени в России стратегия экономического развития далека от той, которая сделала из США передовую в научно-техническом отношении страну.

На заре формирования США в высокоразвитую экономическую державу именно высокий уровень оплаты труда вынуждал предпринимателей сокращать применение рабочей силы, внедряя повсеместно новую технику [1]. Какие и когда произошли самые существенные повороты в законодательстве и инструментах миграционной политики, повлиявших на регулирование привлечения иностранной рабочей силы в России? Федеральным законом

«О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»

впервые вводятся миграционные квоты.

С этого момента ежегодно устанавливаются: квота на выдачу приглашений на въезд в РФ в целях осуществления трудовой деятельности и квота на выдачу разрешений на временное проживание. Добавим, что с 2007 г. определены квоты на выдачу иностранным гражданам разрешений на работу, которые вводили ограничения для лиц, въезжающих из «безвизовых» стран, в то время как еще раньше квотировалось привлечение иммигрантов, прибывающих в визовом порядке. Новый инструмент регулирования привлечения и использования ИРС на российский рынок труда, параллельно с действующим, введен с 1 июля 2010 года — это патент на осуществление трудовой деятельности иностранными гражданами у физических лиц (в частных домохозяйствах).

В результате, зарубежные работники разделяются на две категории: иностранцев, временно привлеченных для работы по квотам, и иностранцев, осуществляющих трудовую деятельность на основании патентов.

Квоты продолжают действовать только в отношении мигрантов, прибывающих в Россию на основании визы. Граждане государств, имеющих соглашения с Россией о безвизовом въезде, выведены из-под действия квот и могут в качестве законного разрешения на работу оформлять патент.

Но право оформить патент получают только те, кто при пересечении российской границы в миграционной карте в качестве цели визита указали работу. Оформление патента иностранным гражданам, указавшим другие цели въезда, запрещено.

Срок действия патента можно неоднократно продлевать, но на период не более двенадцати месяцев со дня его выдачи. За право пользоваться патентом в качестве разрешения на трудовую деятельность на территории РФ устанавливается ежемесячная оплата. Вплоть до 2014 г. не было различий в размере ежемесячной оплаты патента в зависимости от региона, в котором оформлялся патент и работал иностранный гражданин.
Вплоть до 2014 г. не было различий в размере ежемесячной оплаты патента в зависимости от региона, в котором оформлялся патент и работал иностранный гражданин. Размер платежа составлял 1216 руб.

Оплата налога за патент (если быть точным, то данный налог надо называть фиксированным авансовым платежом) производится помесячно через банковские терминалы и представляет собой фиксированный размер подоходного налога с усредненного дохода, который будет получать иностранный работник в следующем месяце (поэтому авансовый). С 2014 г. вступили в силу новые правила для приобретения патентов и налоговой регистрации.

Был введен такой важный инструмент, как присвоение иностранным гражданам (планирующим на территории России заниматься трудовой деятельностью) индивидуального налогового номера (ИНН) в том регионе, где они рассчитывают трудоустроиться.

Но реальная практика на протяжении уже первого года использования это- го инструмента показала, что большинство иностранных работников при оформлении патентов в 2014 г. прибегали к услугам посредников, которые, естественно, не могли, да и не были заинтересованы в оформлении ИНН, как это предусмотрено законом.

Нет такой заинтересованности у фирм-посредников и в выдаче трудовым иммигрантам свидетельства о присвоении ИНН. В результате, фактической постановки на налоговый учет, лиц, получивших патенты, не произошло. Спрос на оформление патентов резко превысил технические возможности их оформления.

В результате возникло огромное количество фирм-посредников, которые предлагали свои услуги по ускорению всех необходимых процедур (проведение медицинского осмотра, оформление ИНН и другие). Но посредники, видимо работая непосредственно в контакте со структурами миграционной службы, имеют возможность обходить большинство требований законодательства и необходимые процедуры не исполнялись.

В связи с сохраняющимися сложностями получения разрешения на работу у юридических лиц, многие иностранные трудовые мигранты оформляли патент для работы в частном домохозяйстве, будучи фактически занятыми на работе у юридических лиц [2].

Нельзя не признать, что в целом, несмотря на указанные проблемы и нарушения, с помощью патентов (дополнительно к разрешениям на привлечение иностранной рабочей силы) удалось легализовать огромное число трудовых мигрантов, которые привлекались в частные домохозяйства, а также до 2015 г. и тех, кто работал у юридических лиц.

Начиная с 1 января 2015 года оформление разрешения на работу у юридических лиц для иностранных работников, прибывших с целью «работа» из «безвизовых» стран, стало узаконено. Но требования к иммигрантам, содержащиеся в новом Законе, достаточно жесткие. Тем, кто намерен оформить патент необходимо выполнить следующие условия: • зарегистрироваться по месту пребывания, • приобрести медицинскую страховку, либо заключить договор с медицинской организацией на оказание платных медицинских услуг, • иметь документы, подтверждающие знание русского языка, истории России и основ законодательства РФ, • подтвердить отсутствие тяжких заболеваний (медицинские справки после прохождения необходимых обследований) и судимости.

Для этого введены экзамены для ИРС по русскому языку, истории, законодательству, проведение процедуры дактилоскопии. Ежемесячная оплата патента повысилась и стала дифференцированной для различных регионов России. Почти самый высокий ее уровень в 2015 г.

был в Москве и Московской области — 4 тыс. рублей. В наиболее популярных у трудовых иммигрантов регионах ежемесячный размер платы за патент в 2015 г.

составлял: г. С-Петербург — 3000 руб.; Саратовская область — 3136 руб.; Калуга и Калужская область — 3842 руб.; Рязанская область — 2807 руб.; Самарская область — 2500 руб.; г. Севастополь — 2500 руб.; Томская область — 4000 руб.; Тульская область — 3000 руб.; iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . Ярославская область — 3000 руб.; Амурская область — 4270 руб.; Челябинская область — 3500 руб.

Начиная с 2016 г., во многих регионах размер ежемесячного фиксированного авансового платежа был проиндексирован. Есть еще один аспект, связанный с трудовыми иммигрантами в России, — это зачастую нечеловеческие условия проживания и низкая оплата физически тяжелого, опасного труда.

Не редки случаи обмана работников и полного лишения их заработной платы.

Об этом пишут все, кто сталкивался с проблемой занятости и пребывания в России трудовых иммигрантов. Сошлемся на обследование, проведенное Международной организации по миграции (МОМ) в начале десятилетия, которое показало, что 38% мигрантов не удовлетворены большой продолжительностью рабочего дня, 36% — тяжелым физическим трудом, 16% — плохими условиями труда, 17% — опасностью со стороны бандитов и рэкетиров, 18% — вредными для здоровья условиями труда и т.д. [3. С. 118]. Исследования, проведенные МОМ в 2006 г., подтвердили вывод о том, что трудовые мигранты в значительной своей части работают в условиях грубого нарушения трудового законодательства, и живут в нечеловеческих условиях [4.

С. 163]. С этими, существующими многие годы, условиями жизни и труда, т.е.

с тем положением, в которое попадают трудовые иммигранты, связано еще одно негативное последствие для России. Дело в том, что условия, в которых находятся трудовые иммигранты, оплата труда, порой отношение к ним населения не только озлобляют их, но и создает почву для распространения по всему постсовет- скому пространству антироссийских настроений, дурной славы, формирования неприязни к России, ухудшения ее имиджа в глазах населения стран нового зарубежья. Надо иметь в виду, что личные, в данном случае негативные впечатления, распространяющиеся среди родных и друзей, результативнее любой официальной пропаганды.

Эта внешняя для России проблема формирует будущий для нее геополитический статус на постсоветском пространстве.

Вместе с тем очевидно существенное увеличение привлекаемых иностранных работников. По данным ФМС России, с 2012 г.

по 2014 г. численность привлекаемых иностранных работников возросла на 45%. При этом самым массовым работодателем является государство.

Крупнейшие национальные проекты, такие как АТЭС, Олимпиада в Сочи, строительство нефте- и газопроводов, объектов для проведения Чемпионата мира по футболу 2018 г., реализуются благодаря, в том числе, Динамика оснс внешней трудовой мигра массовому привлечению трудовых иммигрантов. Используя имеющиеся у ФМС РФ данные, можно оценить численность легально въехавших на территорию России, поставленных на учет, получивших разрешение на работу, (отдельно высококвалифицированных и квалифицированных специалистов) и количество оформленных патентов.

Надо отметить, что получение разрешения на работу для высококвалифицированных (ВКС) и квалифицированных специалистов (КС) намного более либерально. Специалист, претендующий на получение разрешения на работу по этой упрощенной процедуре, должен иметь специальность, перечисленную в особом, заранее разработанном списке специальностей. Отчетные данные о количестве ВКС и КС свидетельствует о крайне незначительном количестве такого рода иностранных специалистов, получивших разрешение на работу в России (табл.

1). Таблица 1 1х показателей с 2011 по 2015 г., человек Годы Въехало в РФ иностранных граждан Поставлено на миграционный учет Получили разрешение на работу Оформлено разрешений ВКС и КС Оформлено патентов 2011 13831860 6068473 1195169 54861 865728 2012 15889421 6477674 1340056 55848 1289204 2013 17785910 7370628 1273984 155776 1537832 2014 18201509 8680930 1328119 194925 2386641 2015 17083849 7868441 216969 65654 1788201 Источник: рассчитано по данным ФМС России. — Режим доступа: http://www.fms.gov.ru/about/activity/stats/Statistics/Statisticheskie_svedenija_po_migracionno/i tem/57508/57512/ Итак, в настоящее время на внутреннем российском рынке труда, с точки зрения правового регулирования, присутствует как минимум четыре категории иностранных работников: 1) граждане из визовых стран, право на привлечение и использование которых дает процедура оформления работодателями разрешений на соответствующее количество работников из определен- ных государств.

Процедура предусматривает длительную и бюрократически сложную заявочную кампанию, окончание которой предусматривается за семь месяцев до наступления самого периода приглашения иностранных рабочих; 2) работники из так называемых безвизовых стран, право на привлечение и использование труда которых дает оформление патентов, предусматривающее несколько предварительных процедур (экзамены, медицинские осмотры и др.) и регионально дифференцированную ежемесячную оплату в виде фиксированных авансовых платежей; 3) работники из стран, входящих с Таможенный Союз, которые могут трудоустраиваться на территории РФ наравне с российскими гражданами, без всяких дополнительных процедур и формальностей, предусмотренных для других категорий иностранных граждан; 4) высококвалифицированные специалисты (ВКС) и квалифицированные специалисты (КС) из любой зарубежной страны в рамках устанавливаемых квот, проходя упрощенную процедуру оформления.

Судя по официальным статистическим данным, население России отличается относительно низкой территориальной мобильностью. Во внутренних миграциях на протяжении 2000-х гг.

ежегодно участвовало в среднем 1,4% населения. Это значительно меньше, чем интенсивность миграции населения США, Канады, других экономически развитых стран. С 2011 г. численность внутренних мигрантов начала возрастать, однако, это, скорее всего, было связано с расширением контингента мигрантов, учитываемых органами статистики.

В отличие от советского времени внутренние межрегиональные трудовые миграции населения пока не получили развития и представляют собой стихийно развивающийся процесс, который усугубляет проблемы неравномерного социально- iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . экономического развития регионов.

Попробуйте сервис . экономического развития регионов. В 2013 г., практически, как и в три предыдущие года, по данным Росста-та, внутренняя трудовая миграция составила 2,4 млн.

человек. География центров притяжения трудовых мигрантов практически повторяет географию перемещений мигрантов, прибывающих на постоянное место жительства. Более 66% из них направляются в поисках работы, в основном, в три субъекта РФ: Москву, Санкт-Петербург и Московскую область (табл. 2). Низкая трудовая мобильность населения России сдерживает перераспределение трудовых ресурсов между регионами, консервирует структуры занятости.

Не разработаны, не продуманы и отсутствуют программы интеграции иммигрантов в принимающее их российское общество. А между тем в настоящее время фокус проблем в сфере адаптации и интеграции иммигрантов всё больше смещается в социально-культурную сферу. Вопросы социализации иммигрантов, по мере увеличения их численности и доли в составе российского населения, приобретают особое значение и самостоятельное проблемное звучание.

От приспособления мигрантов к принимающему сообществу, соблюдения ими правил поведения, традиций и норм, принятых местным населени- Примечание: с учетом изменения границ с 1 июля 2012 г. Источник: рассчитано по данным ФМС России. — Режим доступа: http://www.fms.gov.ru/about/activity/stats/Statistics/Statisticheskie_svedenija_po_migracionno/i tem/57508/57512/ ем, зависит бесконфликтное даль- грантами.

Это относится к трудовым нейшее сосуществование с имми- мигрантам и трудовым иммигрантам. Таблица 2 Сальдо миграции населения России с 2012 по 2014 гг., тыс.

человек 2012 г. 2013 г. 2014 г.

(январь-ноябрь) Всего в том числе Всего в том числе в пределах РФ международная в пределах РФ международная Российская Федерация 294,9 — 294,9 295,9 — 295,9 267,1 В том числе: ЦФО 239,8 146,0 93,7 231,1 142,6 295,9 267,1 Москва* 105,8 91,0 14,8 108,9 94,4 14,5 50,5 Московская область* 109,6 88,8 20,8 98,9 82,4 16,5 99,8 СЗФО 79,0 29,5 49,5 99,5 41,2 58,3 50,3 Санкт-Петербург 74,1 50,0 24,1 100,0 63,0 37,0 48,6 ЮФО 37,5 16,6 20,9 62,4 35,8 26,6 43,3 СКФО -39,3 -48,2 8,9 -38,1 -46,9 8,8 -17,6 ПФО -18,0 -63,5 45,5 -14,6 -64,9 50,3 -4,0 УФО 23,4 -1,7 25,1 3,8 -16,4 20,2 7,5 СФО -7,6 -42,7 35,1 -15,2 -52,1 36,9 -7,0 ДВФО -19,9 -36,1 16,2 -33,0 -39,3 6,3 -22,3 Общей проблемой для всех категорий иммигрантов, но в первую очередь для трудовых, является проблема, которая в России называется регистрацией по месту пребывания или проживания. После вполне легального въезда на территорию страны, как на основании въездной визы, так и из стран с безвизовым режимом, большинство иммигрантов попадают в положение нелегальных в связи действующей нормой законодательства об обязательной регистрации в определенном жилом помещении.

Оформление регистрации является первым шагом при любой стратегии легализации иностранных граждан на территории РФ.

Получение разрешения на работу, оформление патента, вида на жительство, участие в программе «Соотечественни- ки» и т.п., все процедуры требуют, прежде всего, регистрации по адресу жилого помещения, в котором должен фактически постоянно или временно проживать иностранный гражданин. Именно фактически. В действительности же, практически все варианты проживания мигрантов не совпадают с местом их регистрации.

Следовательно, регистрация является фальсификацией фактического расселения иностранных граждан, в том числе и трудовых иммигрантов. Отсутствие регистрации иностранцев в том или ином жилом помещении само по себе предопределяет их нелегальное, следовательно, уязвимое положение, предполагающее последующую дискриминацию (поборы, взятки, угрозы наказания, выдворение и т.п.). Итак, цель, поставленная при введении механизма обязательной регистрации, а именно, контроль за пребыванием иностранных граждан непосредственно в занимаемых ими жилых помещениях, фактически не достигается.

По сравнению с проблемами трудовой иммиграции, продолжающийся процесс эмиграции из страны, выглядит менее масштабно.

Тем не менее, он, то усиливаясь, то несколько затухая, меняя при этом каналы натурализации в странах приема, все равно остается весьма ощутимым и значительным по последствиям для страны, причем не только в количественном, но и качественном отношении. Массовая эмиграция за рубеж, в т.ч. и на постоянное жительство началась еще в «перестроечные» времена.

Если в 1987 г. покинули страну около 10 тыс. человек, то уже в 1990 г. — свыше 100 тыс. Выезжали, в основном, в Германию (в т.ч.

и этнические немцы), в Израиль (евреи, а также те, у кого в жилах, неважно в каких поколениях, текла еврейская кровь) и в США.

Так, за 5 лет (19931997 гг.) выехали в Германию 347,3 тыс.

немцев, 117,8 тыс. русских и 16.1 тыс. евреев, в Израиль — 255.4 тыс. евреев и 184,2 русских, в США — 198,9 евреев и 234,1 — русских.

iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . Обратный поток в Россию из стран старого зарубежья был несопоставимо меньше, чем эмиграция в те страны.

Так, в США в 1991-1995 гг. выбыли 63,5 тыс. человек, а обратно прибыли в Россию — 73 человека, соответственно в Израиль выехали 113,3 тыс., а вернулись — 110 человек, в Германию — 318,5 тыс. и 19 человек, соответственно.

Такие же соотношения были и по другим странам старого зарубежья.

В 1990-е гг. основной поток эмиграции состоял из представителей академической и вузовской науки, имеющих признанные мировые достижения в различных областях знаний, инженеры, высококвалифицированные специалисты в области естественных наук, представители творческих профессии.

Главными факторами эмиграции стали как изменение в научной и ряду других сферах деятельности государства, так и общий социально-экономический кризис, в период которого фактически прекратилось финансирование науки и культуры. Большинство уезжающих — это наиболее образованные, профессионально подготовленные, молодые, энергичные граждане. Западные страны охотно принимают, прежде всего, молодых, образованных, квалифицированных и не бедных эмигрантов из России.

Все исследователи солидарны в том, что изменился характер эмиграции — она приобрела «экономический» уклон, связанный, в том числе, с различиями уровней и качества жизни в России и в ряде принимающих стран. Причем большая часть эмигрантов — это уже состоявшиеся и состоятельные люди, а вместе с ними мигрируют и их капиталы. Таким образом, происходит неадекватное качественное замещение населения.

Уже с первых лет наступления нового века, стало понятно, что иммиграционные возможности России существенно сократились и эта компонента в демографической динамике не имеет такого значения, которое у нее было в 1990-е годы. Если в середине 1990-х гг. миграционный прирост компенсировал 60-70% естественной убыли населения, то в начале ХХ1 столетия (2003-2005 гг.) — только 10-15%, т.е.

был меньше в 5-5.5 раза. Одновременно со снижением масштабов миграционного прироста и его роли в компенсации убыли населения сокращался и вклад титульных российских народов в этот миграционный прирост. В 2001-2005 годы доля русских среди всех прибывших в Россию из нового зарубежья сократилась до 55% по сравнению с 59% в предшествующее пятилетие, причем численность прибывших русских за эти два периода уменьшилась в 11 раз.

В 2001-2005 годы доля русских среди всех прибывших в Россию из нового зарубежья сократилась до 55% по сравнению с 59% в предшествующее пятилетие, причем численность прибывших русских за эти два периода уменьшилась в 11 раз. Аналогичные цифры относятся и к сальдо миграции русских в 1996-2000 и 2001-2005 годах.

Результаты миграционного обмена России со странами ближнего зарубежья в новом столетии, положение с их русской составляющей стали толчком для разработки специализированной государственной программы.

С 2006 г. по настоящее время действует единственная федеральная целевая программа в области миграции, а именно

«Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом»

, утвержденная Указом Президента РФ от 14.06.2013 N565 (далее Программа). Этой Программой были запланированы объемы миграционного притока населения, определен круг территорий, при переселении на которые люди могли стать участниками Программы.

Руководитель ФМС России заявлял о том, что в ближайшие 5-6 лет в рамках ее осуществления Россия готова принять более 700 тыс.

переселенцев. На деле, за период с 2007 г. по 2012 г. в Россию вернулись всего около 125 тыс.

бывших соотечественников. Причем за три первых года (на 1 января 2010 г.) по этой программе переселены в Россию 16,3 тыс. человек, что в миграционном сальдо за это же время (2007-2009 гг.) составляет 2,2%. При этом свыше 700 тыс. человек (в 43 раза больше) вселились в это трехлетие самостоятельно, без участия миграционных структур и средств федерального и регионального бюджетов.

Надо отметить, что свободный выбор регионов переселенцами не совпадал с предложенными регионами в рамках Программы. Наиболее приоритетным предполагались приграничные районы Дальнего Востока. Однако в Амурскую область, Приморский и Хабаровский края в эти годы был переселен всего 291 человек.

В 2013 г. была принята ее новая редакция, которая стала не только бессрочной, но и получила внутренние изменения, направленные на облегчение переезда в РФ. Так, если ранее территорией вселения считались лишь отдельные районы регионов страны, в которых существовали вакансии и места проживания для переселенцев, то теперь бывшие соотечественники получили возможность въезжать в любое место на территории выбранного ими региона. Это нововведение было оценено экспертами положительно, так как раньше переселенцам доставались лишь далеко не самые развитые районы депрессивных регионов страны с плохой инфраструктурой, климатической и экологической обстановкой.

Согласно новой редакции программы, произошло перераспределение всех регионов России на две категории: приоритетные и обычные.

В первую группу вошли все регионы Дальнего Востока. Если переселение соотечественников осуществляется в один из дальневосточных субъектов, то сумма подъемных для переселенцев увеличивается в несколько раз.

Для главы семьи она составляет 240 тыс. руб. и по 120 тыс. руб. — на каждого члена семьи. Для сравнения: в случае переселения в неприоритетный регион выплаты существенно меньше — 20 тыс.

и 10 тыс. руб., соответственно. Уменьшен размер налога для физических лиц, для участников Программы с 30% (как с нерезидентов) до 13%. Был существенно расширен и список родственников, которые могут быть включены в состав семьи: супруги, их дети (необязательно общие), родители, родные братья и сестры, а также их дети, внуки, бабушки и дедушки.

Эта норма позволила переезжать большими семьями, устранена привязка переселенца к конкретному рабочему месту. Расширение программы переселения сказалось и на ее финансировании.

Финансовые возможности программы рассчитывались из показателя в 300 тыс. человек ежегодно. Если в 2013 г.

на ее реализацию было выделено чуть более 1 млрд.

руб., то в 2014 г. в бюджете была заложена уже втрое большая цифра.

Но даже при этом реальное количество людей, воспользовавшихся государственной программой переселения, в 5-6 раз меньше планируемого. Следователь- но, вопрос вовсе не в финансировании, а в непонимании закономерностей, присущих миграции населения, под воздействием которых это переселение и происходит. Опросы и общение с потенциальными иммигрантами-соотечественниками свидетельствуют о том, что главной проблемой для них является возможность натурализации на территории России в короткие сроки.

Все остальные проблемы, при наличии гражданства или даже вида на жительства, переселенцы готовы решать самостоятельно, воспользовавшись условиями и преференциями, предусмотренными для постоянного населения, граждан РФ.

Причем преодоление этого препятствия, в отличие от других, не требует никаких дополнительных финансовых затрат от федерального бюджета.

Необходимы только политическая воля и соответствующее решения в виде законодательных норм.

Литература 1. Воробьева О.Д. Миграционная политика России: новейшая история и современные практики // Проблемы миграции населения в современной России / Под ред. В.В. Локосова. — М.: Экон-Информ, 2014.

2. Проблемы незаконной миграции в России. Реалии и поиск решений. — М.: Изд-во Гендальф, 2004.

3. Миграционные процессы в России / Под ред. В.В. Локосова и Л.Л. Рыбаковского.

— М.: Экон-Иформ, 2014. 4. Тюрюканова Е.В. Трудовые мигранты в Москве: «второе» общество // Иммигранты в Москве / Под ред. Ж.А. Зайончковской — М.: Институт Кеннана, 2009.

Bibliography 1. Vorobyeva O.D. Migratsionnaya politika Rossii: noveyshaya istoriya i sovremennyye prak-tiki.

Problemy migratsii naseleniya v sovremennoy Rossii [Migration Policy of Russia: Contemporary History and Modern Practices. Migration-Related Problems in Modern Russia].

Ed. V.V. Lokosov. Moscow. Econ-Inform.

2014. 2. Problemy nezakonnoy migratsii v Rossii. Realii i poisk resheniy [Problems of Illegal Migration in Russia.

Realities and Search for Solutions]. Moscow. Gandalf. 2004. 3. Migratsionnyye protsessy v Rossii [Migration Processes in Russia].

Eds. V.V. Lokosov and L.L. Rybakovsky. Moscow. Econ-Inform. 2014. 4. Tyuryukanova E.V. Trudovyye migranty v Moskve: «vtoroye» obshchestvo [Labour migrants in Moscow: the ‘second’ society]. Immigranty v Moskve [Immigrants in Moscow]. Ed. Zh.A. Zayonchkovskaya. Moscow.
Kennan Institute. 2009.

Миграционная политика в России.

Проблемы и пути решения

Обсуждение проблемы негативных последствий от миграции в сфере безопасности в России стало наиболее активно происходить после событий осени 2005 года во Франции, когда арабские мигранты устраивали погромы в городах. Сегодня, в свете трагических событий в Париже вся Европа вновь горячо обсуждает проблемы адаптации и социализации трудовых мигрантов и прочего приезжего населения. В России данные проблемы также широко известны и имеют серьезные масштабы.

Зачастую причина в том, что используются разные, не всегда эффективные методы работы.

Так, в настоящее время в ряде регионов выбрана достаточно спорная модель наделения диаспор функциями субъектов миграционной политики, фактически ставящая их в роль посредника во взаимоотношениях мигранта и государства. Такая модель взаимоотношений государства с мигрантами через использование посреднических услуг диаспор имеет определенный изъян: диаспора может выступить в роли защитника мигрантов, совершивших преступления, покрывая их.

Говоря о первой волне мигрантов часто не берется во внимание тот факт, что общая ситуация серьезно усугубляется тем, что второе поколение мигрантов, т.е.

дети мигрантов «первой волны», родившиеся в России, в культурном плане мало интегрируется в российский социум. Этническая идентичность у молодых мигрантов отступает на последний план, а на первый выходит сугубо религиозная самоидентификация («мы – мусульмане»), причем исламское вероучение они трактуют в радикальном его понимании.

«Характерной особенностью мигрантской молодежи является демонстративная россиефобия: они практически полностью не имеют гражданского самосознания, российские ценности и законы подчеркнуто ставят ниже идей шариата, при этом будущее российского государства они видят как часть глобального халифата»

, — делают вывод эксперты, отмечая, что сами молодые мигранты не считают себя уже «приезжими», а акцентируют внимания на том, что они – «местные». Также стоит отметить, что процесс переселения мигрантов из Центральной Азии порой принимает фактор появления анклавов в крупных городах, формируемых по национально-религиозному признаку.

В ряде регионов России, особенно в крупных городах, стали формироваться своеобразные этнические районы компактного проживания по типу таких, которые есть в городах Европы.

Например, в Казани этнологи уже отмечают появление этнических кварталов (в первую очередь узбекского и таджикского). Наиболее наглядно подобные формы геттоизации становятся заметны в Москве. Научные сотрудники Центра исследований миграции и этничности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ провели комплексное исследование мигрантов из Киргизии в Москве, придя к выводу об образовании своеобразного «Киргизтауна» в столице страны.

«Внутри Москвы образуется киргизский город, киргизское общество складывается с помощью системы моноэтничных киргизских институтов: больниц, кафе, дискотек, клубов единоборств. Однако наряду с подобной формой самоорганизации проживания в городах мигранты начинают осуществлять процесс колонизации сельских населенных пунктов в регионах Европейской части России. Выбор ими деревень вызван тем, что покупка жилья (земельного участка, дома) обходиться намного дешевле на селе, чем приобретение аналогичной недвижимости или квартиры в городе.

Мигрант перевозит семью, однако у него на новом месте жительства начинают происходить конфликты с коренными жителями деревни, где он селится (семьи порой бывают не только многодетными, но по факту и полигамными). Бытовые конфликты с неспособными или нежелающими интегрироваться в местный образ жизни мигрантами нередко перерастают в межнациональные и межрелигиозные. Создавая невыносимые условия для коренных жителей, мигранты вынуждают последних оставлять деревни, переселяться в города.

При этом местные жители продают свои дома часто самим же мигрантам, поскольку те порой являются единственными их покупателями, готовыми приобрести (желающих приобрести дома в деревнях с большим количеством мигрантов среди россиян немного). Этот процесс колонизации не приведет к развитию сельского хозяйства: мигранты лишь проживают в деревнях, но продолжают работать в городах (на стройках, торговле, нередко и наркоторговле), их вклад в аграрную экономику не ощущается.

Усугубляет ситуацию тот факт, что преобразование российских деревень в среднеазиатские кишлаки часто происходит за счет переезда в них исламских фундаменталистов. Помимо проблемы внешней миграции, существует проблема внутренней миграции, которая также приводит к перемещению групп религиозных фундаменталистов из одних регионов России в другие. Эксперты уже отмечали, что на протяжении 2000-х годов происходит усиление религиозного влияния исламистов Северного Кавказа на своих единомышленников в Поволжье, когда ваххабиты с Юга России превратились в духовных наставников, учителей для таких же исламистов в центре страны.

Однако масштабы проблемы особенно ощутимо бросаются на Крайнем Севере и в Сибири, где порой приток внутренних мигрантов, придерживающих радикальных исламистских взглядов, достигает такого масштаба, что силовики вынуждены менять даже статус территориальных субъектов в сторону их закрытия для приезжих.

Такая ситуация сложилась в Ямало-Ненецком автономном округе, когда в Новом Уренгое, где крайне высок уровень мигрантов с Кавказа, а ваххабитов стало столько, что силовые органы, будучи уже не в состоянии преодолеть эту проблему, идут по пути договоренности с религиозными радикалами, чтобы те старались себя вести хорошо, город получил статус погранзоны, въезд был ограничен.

Ситуация в этой газодобывающей столице России с исламскими фундаменталистами крайне критическая: агитация фундаменталистов ведется не только в мечетях, но даже в местных вузах, а выбор города для такой экспансии ваххабитов неслучаен – исламисты создают экономический и людской плацдарм для того, чтобы в дальнейшем перейти к активной фазе.

Однако, наиболее болезненно русское население ощущает последствия миграции из Центральной Азии и Кавказа, когда русские дети становятся жертвами этнической дедовщины в российских школах со стороны детей мигрантов. Здесь надо учитывать, что взаимоотношения между русскими детьми и детьми мигрантов происходят не только в контексте межнационального противоборства, но и межрелигиозного, когда понятия «русский» и «православный» для детей мигрантов равнозначны.

В таких школах дети мигрантов объединяются по этнорелигиозному признаку в сплоченную группу, начинают подвергать нередко побоям и моральному террору русских детей, которые начинают прятать нательные крестики (если одежда такая, что они видны), подвергаясь осмеянию и оскорблениям. При этом в спорах между русскими детьми и детьми мигрантов последние, используя риторику взрослых исламистов, нередко восприняв антихристианскую фразеологию от родственников, автоматически опускаются до унижения своих сверстников по религиозному признаку. Впрочем, ваххабизм с его ценностями не только проникает в школы, он приводит к более серьезным последствиям, когда его адепты начинают вести пропаганду в студенческой среде, где наиболее подвержены этому становятся учащиеся с Северного Кавказа, приехавшие учиться в вузы Центральной России и Сибири.

Причины того, что мигранты оказываются благодатной почвой для распространения в их среде исламского радикализма, ряд исследователей видят в их психологическом и правовом дискомфорте. Не принимаемые российским социумом, видящем в мигрантах угрозу, они оказываются в условиях враждебного отношения к ним принимающего общества и бесперспективности возвращения на родину, где нет работы. Эти социальные трудности стремятся эксплуатировать фундаменталисты.

Поскольку к нам едут в основном выходцы из республик, где доминирует ислам, то чаще мигрантами интересуются представители исламистских структур. Им трудно отличить настоящий ислам от деструктивных подделок.

Этим активно пользуются радиальные исламисты, ваххабиты. В результате сегодняшняя миграция становится благоприятной почвой для экстремизма и даже терроризма в России.

И это уже более серьезная угроза, чем, например, незнание русского языка», — отмечают социологи.

Однако перекладывать на российские органы власти проблему социальной заботы о мигрантах будет абсолютно ошибочным предложением выхода из ситуации. Тем более, что опыт стран Западной Европы, в которых пошли по пути социальной помощи приезжим (выплат пособий, предоставление других материальных и юридических преференций), привел к иждивенчеству этой большой группы населения, не только не интегрировавшей в общественное и культурное пространство, но в конце концов превратившуюся в политическую силу, диктующую свои требования к коренному населению. Пресечение деятельности исламистских проповедников среди мигрантов не должно означать перекладывание социальной ответственности за мигрантов на российское общество.

О том, что мечети в крупных городах России используются как места для вербовки мигрантов в ряды радикальных фундаменталистских сообществ, стало все более очевиднее в 2010-е годы, когда численность самих мигрантов стала достигать до половины прихожан. При этом нередко имамы мечетей не в состоянии проконтролировать подобную ситуацию: экстремисты угрожают духовенству, давая понять, что в случае информирования правоохранительных органов об их деятельности имамы могут об этом пожалеть, и те из страха вынуждены закрывать на это глаза. Случается и так, что официальное мусульманское духовенство не мешает эмиссарам вербовать своих прихожан-мигрантов просто потому, что вербовщики сами являются мигрантами, общаются со своими соплеменниками на родном языке, который непонятен имаму (в городах центральной России имамами являются обычно поволжские татары).

После того, как мигранты, приходящие в мечеть на молитву, выбираются мишенями для вербовки, среди них начинается вести пропагандистская работа.

До начала намаза, когда прихожане находятся в мечетях, некоторые из них рассаживаются кружками, в каждом из которых свой агитатор начинает вести задушевные беседы о былом величии исламского халифата, несправедливости современного положения мусульман в России и в мире и превосходстве исламской формы политического устройства над любой иной. На подобную религиозную риторику и демагогию некоторые из прихожан подкупаются, и, видя это, вербовщики предлагают продолжить беседы уже на частной квартире, соглашаются в ней принять участие. Там уже вовлекают в «халакат» (кружок) более податливых мусульман, с ними начинают более плотнее работать, и через некоторое время они становятся окончательно членами экстремистских сообществ.

Известны случаи, когда мигранты, находясь в России, под влиянием российских исламистов, препятствовать пропаганде которых правоохранительные органы не всегда в состоянии, становились фундаменталистами, а после возвращения на историческую родину, разворачивали там экстремистскую деятельность.

Мусульманские религиозные организации могут выступать в роли помощника для органов власти в деле адаптации мигрантов, и Федеральная миграционная служба именно так и стремится это сделать, стараясь использовать российские муфтияты для приобщения к традициям и культурам народов, проживающих в России. Однако куда более важнее было бы, если бы российские муфтияты способствовали бы выявлению в среде мигрантов исламских радикалов.

Выводы Сегодня на 2014 год по оценкам Федеральной миграционной службы в России находится до 3,7 млн.

незаконных зарубежных мигрантов. В потоке направляющихся в Россию в поисках работы и лучшей жизни мигрантов присутствуют адепты радикальных исламистских течений. Суровость законодательства республик Центральной Азии по отношению к исламистам приводит к тому, что наряду с трудовой миграцией в Россию имеет место быть миграция религиозных фундаменталистов.

Главная опасность мигрантов-исламистов заключается в том, что они не только приезжая сами в Россию, пополняют ряды и без того широкой массы отечественных ваххабитов, но и то, что они начинают вести агитационную работу в среде коренных российских мусульман, тем самым приумножая потенциал угрозы экстремизма на религиозной почве среди мусульман в разы. Происходит объединение двух групп исламистов: российских и мигрантов, тем самым усиливая угрозу российской государственности в целом.

Заметна тенденция массового переселения мигрантов-исламистов, как внешних (преимущественно из Центральной Азии), так и внутренних (с Кавказа) в регионы России, богатые полезными ископаемыми, что свидетельствует о желании закрепиться в них для контролирования в перспективе их добычи и получение экономического профита от такого положения вещей для последующего финансирования и организации терроризма.

Имеется тенденция к заселению (колонизации) сельских населенных пунктов и формированию этнических кварталов в городах, а с приездом туда религиозных проповедников-фундаменталистов можно ожидать превращения их в центры по формированию и вербовке исламских радикалов из числа самих мигрантов и местного мусульманского населения.

Рекомендации экспертов. Пути решения проблем миграционной политики в России.

1. Отсутствие должной координации между спецслужбами России и республик Центральной Азии в обмене информацией о религиозных фундаменталистах, уезжающих под видом трудовых мигрантов, приводит к тому, что в России о личности того или иного исламиста из числа мигрантов узнают только по факту совершения им преступления и его ареста российскими правоохранительными органами. Избежать этого возможно за счет усиления сотрудничества по линии спецслужб.

2. Наличие дефицита, а порой абсолютное отсутствие специалистов в органах ФМС, которые могли бы выявлять религиозных фундаменталистов, ставить их на учет, вести за ними негласный контроль.

Преодолеть подобное возможно за счет найма сотрудников из числа религиоведов, востоковедов, прочих специалистов, специализирующихся на выявлении исламистов.

3. Мусульманское духовенство России, из числа ее коренных народов, следует использовать в качестве выявителей радикальных элементов среди своих прихожан-мигрантов: российские имамы не должны быть в роли покровителей ваххабитов. Со стороны правоохранительных органов и государства должны быть даны гарантии безопасности российскому мусульманскому духовенству, которое порой находится в роли мишени для агрессии со стороны приезжих радикалов.

Более того, следует возложить ответственность имама за то, что на территории его мечети будет вестись пропаганда религиозного радикализма среди его прихожан. 4. Мобилизация всех государственных органов на противодействие попыткам колонизации сельских населенных пунктов мигрантами, формированию ими этнических кварталов в городах и активному заселению целых городов на Крайнем Севере: если этого не сделать, то можно ожидать в будущем превращение их в центры распространения и закрепления на территории России радикальных течений ислама. 5. Российское законодательство по отношению к религиозным экстремистам крайне мягкое, чем оно отличается от тех же республик Центральной Азии, где достаточно жестко подавляют за подобные преступления.

На наш взгляд, религиозный экстремизм можно было бы выделить в отдельное уголовно наказуемое преступление, строгость наказания по которому должна быть на уровне опыта Центральной Азии и Китая. Одной из причин, почему поток исламистов из среднеазиатских стран приходится на Россию большим, является именно мягкость российского законодательства.

6. Наконец, самое главное – это принятие и осуществление на практике всей совокупности мер по заграждению потоку нелегальной миграции.

Исламский фундаментализм среди мигрантов – это следствие причины самой миграции, и потому противостоять мигрантскому исламизму без противостояния самой миграции (пусть и речь сейчас ведется только о нелегальной ее части) будет крайне сложно, если не сказать, бессмысленно. Информация подготовлена на основе статьи Р.Р. Сулейманова (адрес статьи в Интернете ).

Мигранты в России: проблемы есть.

Решения?

9 апреля 2018Начнем с вопросов: нужны ли мигранты России?

Чего больше от миграции: пользы или вреда?

Отметим, что на данный момент Россия занимает второе место в мире по количеству мигрантов.Советский Союз распался. Мы пережили опасные 90-ые и тернистые 2000-ые: стремительное падение уровня жизни и доходов населения, обнищание, деградация экономики, культуры и образования во всех бывших советских республиках. Как результат – резкое падение рождаемости и ухудшение демографической ситуации.

Последствия этих кризисных лет еще долго будут нам аукаться. После распада Союза в Россию хлынул поток переселенцев: около 9 млн законных и нелегальных мигрантов.

Особую озабоченность вызывают последние и те, которые не намерены переезжать в Россию на ПМЖ. Граждане из ближнего зарубежья часто не имеют хорошего образования, зато чтят свои традиции и преданы своей вере.

Они с трудом адаптируются к изменившейся жизни, создают свои этнические группы и даже вступают в конфликты с местным населением. Это серьезная межэтническая проблема, которая вызывает ксенофобские настроения среди жителей России, считающих, что мигранты представляют угрозу русской идентичности.Существует дилемма экономического характера: заработанные средства пересылаются мигрантами своим семьям в другие республики.

Россия теряет значимую часть капиталов.

Кроме того, нелегальных мигрантов вовлекают в теневую экономику: работодателю выгодно сэкономить на неуплате налогах в российскую казну. Незаконно нанятым на работу можно не платить отпускных и больничных, принуждать к работе по выходным дням, устанавливать меньший размер заработной платы.Существуют ли решения этих проблем?Прежде всего,

  1. содействовать интеграции мигрантов в культурную жизнь путем изучения русского языка и литературы, истории России.
  2. нужно выявлять случаи незаконной миграции и содействовать легализации мигрантов: получения ими патентов на работу; документов, разрешающих временное проживание в России (РВП), или вид на жительство (ВНЖ);
  3. государству нужно разработать единую программу миграционной политики, основанную не только на запретительно-ограничительных мерах, но и на привлечение в страну русскоязычных соотечественников из ближнего зарубежья;

Проблематика миграции существует не только в России, но и во всем мире.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+