Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Служба в чечне

Служба в чечне

Как контрактнику служится в Чечне

Кто и зачем туда идетТе, у кого на гражданке ни работы, ни специальности. Большая часть — из деревень. Идут в армию не от хорошей жизни, потому и злые.- Тут два соображения: деньги и романтика, — усмехается Александр. — Все думают: «рЫск»! Буду, мол, воевать и спирт пить.

Порыскают, порыскают — нету войны. Начинают спирт пить. Спирт есть.Встречают «контрабасов» (так на армейском жаргоне называют контрактников) соответственно.- Я как-то не готов был к тому, что с самого первого дня офицеры перед строем будут орать: «Уроды, придурки, сволочи!

Вас сюда никто не звал!»Два года назад Александр подписал контракт на 15 тысяч в месяц. Сейчас получает 23. На эти деньги содержит семью — жену и четверых детей.Где живут, что едят и носятВсе, как у «срочников»: двухъярусные кровати, тумбочки, коврики.

Полоски на одеялах ровняют по ниточке. Белье стирают сами — в прачечной вши. Стиральные машины покупают в складчину.Есть в казарме запрещено.

Но все едят, потому что в столовой из съедобного — хлеб да чай.

Так что обычный для контрактника ужин — булка хлеба, колбаса, кетчуп, майонез. Когда нет денег — «комбикорм» — лапша быстрого приготовления.

И разнос, если кто увидит.Одеваются тоже на свои деньги.

Форму выдают, но хватает ее ненадолго, да и ноги в казенных ботинках сотрешь. Покупают сами. Большая часть контрактников в Чечне живет в «общежитиях казарменного типа».

Это та же казарма, поделенная на «кубрики» по 4 человека.

И никаких вольностей: розетки на стенах есть, а включать в них ничего нельзя.Что они там делаютПолгода Александр «тянет службу» в расположении полка 42-й дивизии, в Шали. Там контрактники занимаются строевой, убирают территорию, сочиняют «боевые листки».Другие полгода контрактники проводят «на горке».

Это точки на территории Чечни, где стоят федералы.

Живут в палатках, кормит их полевая кухня. Кормит еще хуже, но и здесь можно купить чего хочешь.

Контрактники вообще такая питательная масса, за которой повсюду таскается всякий предприимчивый люд: покупатели армейского товара, торговцы паленым спиртом, наркотиками, проститутками.

И все за их счет кормятся, включая командование.- «На горке» мы отдыхаем, хотя должно быть наоборот, — говорит Александр.

— Поступила команда, вскочили среди ночи, отстрелялись по заданным координатам — и спать.

Попали или нет — неизвестно. Впрочем, если прокуратура приехала, значит, не попали.Как ездят в отпускПоложено ездить так: в колонне до Ханкалы, бронепоездом — дальше. Но так никогда не доедешь: пока отправят, отпуск кончится.

Поэтому командование полка организовало неофициальный автобусный тур для отпускников. Выехать за пределы Чечни стоит 6 с половиной тысяч за сотню километров. За эти деньги служивому гарантирован покой на постах кадыровцев и прочих военизированных структур.

Иначе, пока выедешь из Чечни, отдашь несколько тысяч плюс нервы. Выходит, дерут с солдата три шкуры для его же блага.- В автобусе едет проводник и запугивает: не выходите — опасно, война, — рассказывает Александр. — Тоже войну продает. Причем нам же, солдатам.Автобус запустили недавно. А до этого контрактника «до России» мог подвезти на личной машине какой-нибудь командир.

А до этого контрактника «до России» мог подвезти на личной машине какой-нибудь командир.

За 20 тысяч — месячную зарплату.Сколько они получают…Знаменитые «боевые» отменили.

Александру должны около 400 тысяч.

Сколько точно — он не знает.- Там вообще никто не знает, чего и сколько тебе перечислили, — говорит он.

— Допустим, перевели на карту зарплату за один месяц, пайковые за другой и «полевые» за третий. Шею свернешь в этой бухгалтерии. К тому же, никто не говорит, что тебе положено.

Куча всяких выплат, законов, приказов…На руки дают по 2 тысячи — на сигареты, остальное перечисляют на карту. Это такой ход командования, который по идее должен пресечь всякий криминал в казармах. На деле безденежный служивый люд зарабатывает, как может: ворует, продает, выклянчивает зарплату на руки.

Для этого приходится делиться.…и тратятВсе хозяйственные расходы — ремонт, коврики, швабры, телевизоры — на плечах контрактников. Естественно, неофициально. Просто с каждой зарплаты отцы-командиры просят скинуться. Как им откажешь? Скидываются на запчасти к машинам, на бензопилы, чтобы заготавливать дрова, на экскаватор, чтобы вырыть яму.Те, кому задолжали «боевые», выбирают: судиться самому или поделиться.

Самому — почти бесполезно: нужные документы никто тебе не даст, да и бесплатных судебных решений — единицы.

Чтобы отсудить «боевые», нужно отдать половину.

В эту сумму входит «пакет взяток» за документы, в которых написано, что они тебе положены, адвокату — за услуги, и судье — за решение.Зачем они там остаютсяВ полку Александра за 2 года сменилось уже 70% контрактников: бегут.

Едут в отпуск и не возвращаются.

У себя на родине подают в военкомат рапорт на увольнение по семейным обстоятельствам или пишут в прокуратуру: мол, командование не выполняет то-то и то-то.

В Чечне, пока не дослужишь контракт, никто тебя не уволит.- Если всех желающих и разгильдяев выгонять, там никого не останется, — говорит Александр. — Получится, что никакой контрактной армии в Чечне нет. А официально она есть.Чуть ли не каждый контрактник, с горем пополам вырвавшись в отпуск, раздумывает: возвращаться или нет?- У большинства это зависимость, — утверждает Александр.

— Заработают неплохие деньги, промотают за отпуск по 50 — 70 тысяч… Швыряться деньгами привыкаешь быстро. Особенно если до сих пор с ними дела не имел.

А что делать с пустыми карманами? Возвращаться.КонкретноВоенная Чечня в ценах* Минута телефонного разговора с Волгоградом стоит 15 руб. * «Баклажка» спирта (1,5 л) — 500 руб.

* Бутылка водки: в полку — 250 руб., за пределами полка — от 30 руб. * Пакет документов в суд на выплату «боевых» — 12 тыс. руб. * Получить зарплату полностью на руки — 2,5 тыс.

руб. * Незаконный отпуск — 15 — 17 тыс.

руб. * Звание прапорщика — от 20 тыс. руб. * Зарплата контрактника составляет 20 — 25 тысяч.

Как служится в 17 ОМСБР в Чеченской Республике, п.Шали

21 июняХочу поделиться со службой по контракту в Чеченской Республике, а именно в п.Шали в составе 17 ОМСБР.Чечню поехал не то, чтобы сам выбрал, а добрые люди в военкомате посоветовали.

С работой на гражданке тяжеловато, надо кормить семью (жена и сын 6 лет, хотим еще дочку завести). Вообщем подал рапорт, еще недели три собирал бумаги и стал ждать. Дня за 3, как и обещали в военкомате, мне позвонили и сказали, что кодограмма поступила, надо явится к 17 числу к 14.00 сам. Со всего района нас оказалось двое, за нами приехал майор, путь наш лежал через Москву и далее в Чеченскую республику.По название населенного пункта «Шали» много слышал в СМИ, думал город, но его и городом назвать трудно, небольшой населенный пункт или лучше село.
Со всего района нас оказалось двое, за нами приехал майор, путь наш лежал через Москву и далее в Чеченскую республику.По название населенного пункта «Шали» много слышал в СМИ, думал город, но его и городом назвать трудно, небольшой населенный пункт или лучше село.

Часть куда я попал находилась в поле, все поп полной программе: ограждение по периметру, минные поля, на въезде КПП (контрольно-пропускной пункт). Казармы находятся примерно 1,5-2 километра до КПП.Вот это я попал, — подумал, я – это же закрытый городок, или даже колония-поселение. Лучше конечно было бы в Ханкалу, там хоть цивилизация есть.

Но хуже было, кто попал в Борзой, это выше в горах, глушь полная.· По прибытии в Чечню, оформите на себя новую банковскую карточку. Там полно сбербанковских филиалов, поэтому с этим будет просто. Поясню: когда прослужите какое-то время вам выдадут банковскую карточку, куда Министерство обороны вам будет перечислять ваши заработанные деньги.

Вот ее надо отправить домой, к жене, или родителям.

И с ними договорится, чтобы уже на вашу новую карточку, оформленную на месте перечисляли небольшие суммы, на самое необходимое (мыло, бритва, шампунь).

Да и чтобы не было ни у кого соблазнов просить у вас «взаймы».· С крепкими напитками лучше завязать сразу. Может привезти к нехорошим последствиям.

Лучше с этим определится сразу.· Обязательно начинайте заниматься спортом. Улучшите свое здоровье, и надбавку можно получить 10-12 тысяч после сдачи нормативов.· Телефон лучше приобрести заранее и не дорогой. Главное, чтобы позвонить можно.

А с интернетом здесь прям беда. Бери проще и надежнее.Что касается «оплаты труда», скажу, что она состоит из двух частей (звание и должность).

Если к примеру, тебя зачислили стрелком в звании сержанта – это примерно 45 тысяч, ну если уже командиром отделения с сержантским званием, то уже и до 50-55 тысяч доходит.Так что вот так. Здесь все спокойно, но немного не по себе, хочется порой на родину.(Из интервью сержанта Осипова М., Чечня, п.Шали, 2021г.)

Инструкция для русских солдат, отправляемых служить в Чечню.

Длиннопост.

Отрывок из повести: ЧЕЧЕНСКИЕ ЗАПИСКИ ВЕРТОЛЕТЧИКА.

Автор: кавалер ордена Мужества, полковник С.

Штинов. ПРОПАСТЬ 10 июля. Пока всё было тихо. На территории Чечни действовал очередной мораторий на ведение боевых действий.

Шёл переговорный процесс между лидерами боевиков и командованием группировки, но это только пока! Следующее утро 10 июля 1996г. началось также с подъёма в 6 утра.

Убыли на аэродром, позавтракали.

Команда на сбор всего лётного состава у КП поступила неожиданно. До постановки задач было ещё много времени, поэтому все с удивлением смотрели на озабоченного чем-то командира полка, Юрия Николаевича Чебыкина, держащего телефонную трубку, ничего не говорящего, а только кивающего головой.

Выражение его лица было явно безрадостным. Через минут 20 приехали все командиры авиагруппировки, расстелили перед нами карты и, зачитав приказ о начале боевых действий, стали ставить задачу каждому экипажу. Мало того, что москвичи, быстро улетев, домой, оставили нас, один на один, с кучей вопросов, так ещё практически на следующий день, нам уже ставили задачи на ведение настоящих боевых действий.

Я смотрел на своих молодых товарищей, и видел в их глазах смятение! Да и самому было как-то не по себе: — С ходу в пекло!

— крутилась мысль в голове. Как оказалось, процесс перемирия был внезапно остановлен, как это уже случалось не раз, и войскам был отдан приказ, начать боевые действия против бандформирований.

Нашей авиагруппировке была поставлена задача на высадку воздушного десанта в горы, по всей границе южной Чечни, с целью вытеснения бандитов с равнинной части Ичкерии, чтобы они не смогли просочиться в Дагестан и Грузию.

Подготовка была не долгой. Обозначили посадочные площадки на картах. И, пока заправляли вертолеты, в них во всю загружался спецназ. Первым в горы слетал, на рекогносцировку площадок, зам.ком.полка Николай Авиамирович Иванов.

Быстро вернувшись, он сел ко мне на борт и сказал, что покажет нашей группе площадку. Мы, в паре с Володей Погореловым, взлетели за парой зам.ком.авиагруппировки, моего однокашника по училищу, Лёши Храменкова. Набрали высоту 1800м. и пошли в горы, в район между Шатоем и Махкетами.

Подходя к горам, стали ещё набирать высоту, и когда подошли к указанной Ивановым площадке, она была на уровне наших глаз. На двух с половиной тысячах метров над уровнем моря, ровная как стол, размерами с два футбольных поля, простиралось красивое, покрытое высокой травой, поле.

А на удалении двух километров впереди него уже начинались отвесные скалы, уходящие вверх, выше трёх тысяч метров. Посадочные места выбирали самостоятельно, кто — куда.

Но так, чтобы не помешать друг другу.

Первым подсел Вовка Погорелов, я следом за ним, буквально в двадцати метрах от него. Оглянулся в грузовую кабину и подал команду на высадку группе спецназа.

Но когда повернулся, прямо впереди, в нескольких метрах от кабины моего вертолета, разлетались какие-то куски веток.

Как оказалось, Володя Погорелов, чуть сместился в сторону, и не заметил, как хвостовой винт его машины оказался у самой земли, начав крошить высокую, с полтора метра высотой, траву и небольшие кусты. Я смотрел, на всю развивающуюся ситуацию молча, боясь что-либо подсказать Вовке по радио, т.к.

мог только помешать ему. Иванов тоже молчал, думая о том же.

Качнись вертолёт чуть ниже, хвостовой винт зацепит камни, и тогда начнётся такая мясорубка, что сначала достанется, моей машине.

Затем, превратившись в такую же мясорубку, от меня достанется следующим, и т.д.

Пока мы все, как удалые казачки на бранном поле, не покрошим друг друга в капусту. Даже сквозь рёв турбин и натуженный стук лопастей, был слышен звук работающей «сенокосилки».

Высадка десанта длилась всего 1,5 — 2 минуты.

Вовкин борт качнувшись, плавно отошёл от земли и, бешено вращая позеленевшим хвостовым «секатором», рванул вперёд, разгоняя скорость.

— Фу-у! Пронесло! — выдохнули мы.

Десант моего борта также оперативно покинул вертолет и, получив команду от борттехника, мы полетели догонять группу, которая закончила высадку. Внизу у предгорья, как шмели, крутилось наше прикрытие, звено Ми-24.

Набрать нашу высоту для них было проблематичней. С нормальной зарядкой, но в условиях высоких температур, с «убитыми» на пыльных площадках движками, они еле дотягивали до высот 2.500 — 3.000 метров. «Несладко» было и нам. Но всё же Ми-8-е были полегче, поэтому на пару минут нам хватало мощности наших движков, чтобы зацепиться, как хищным орланам, за какой-нибудь выступ или камень на большой высоте, иногда поставив лишь одно колесо на землю.

Вот тут-то надо было собрать всю свою волю и нервы в кулак, и буквально слиться с машиной в одно целое, чтобы удержаться на выступе, молотя лопастями в нескольких десятков сантиметров от каменных глыб или скал.

«Десантуре» же выбирать не приходилось, когда «духи» их вытесняли на какую-нибудь высотку или скальный выступ, кроша вокруг них камни крупнокалиберными пулемётами и гранатомётами.

А у нас уж выбора не было точно, т.к. надо было вытаскивать мальчишек из любого «дерьма».

И ни при каких условиях мы не имели права оставить их на верную гибель! Собравшись группой, полетели домой.

Через пятнадцать минут все уже заруливали на стоянки. Вообще Чечня была настолько маленькой, что её можно было облететь за 1 час.

И никак не укладывалось в голове — откуда же на таком маленьком пространстве умещалось столько гадости!

Пообедав, стали ждать очередной задачи. Через пару часов должны были подъехать несколько КАМАЗов с боеприпасами и продовольствием, которые мы должны были доставить той же группе СПЕЦНАЗа. А пока уясняли задачу, разрабатывали порядок и очерёдность захода на посадку, и порядок сбора группы после разгрузки.

Но всё получилось совсем иначе. Подъехала колонна. Пока загружали и заправляли вертолеты, Юрий Николаевич Чебыкин зачитал экипажам очередную боевую задачу.

Время вылета назначили через 15 минут. После того, как я прибежал на вертолет, у меня глаза полезли на лоб. Вертолёт был загружен, какими-то коробками под «самый жвак», да ещё на входе в кабину лежал здоровенный резиновый бак с водой. — Твою мать.! И сколько ж здесь веса? — спросил я, у заправляющего вертолет бортового техника Володю Мезенцева.

— спросил я, у заправляющего вертолет бортового техника Володю Мезенцева. Тот развёл руками: -Да хрен его знает! Пока заправлял борт, десантура уже его закидала коробками, поэтому вес не проконтролировал!

Но коробки тяжёлые. Одна упала с приличным грохотом!

Видать там тушёнка! Я повернулся к, стоящему рядом, старлею-десантнику. — Старший лейтенант! Какой вес груза? — Товарищ майор! Начальник продслужбы, старший лейтенант Боков.

Да не много! Тонна. Ну, может быть тонна-сто! — Старлей! Мать твою! Ты кому хочешь «впарить» — тонна-сто!

Я что, по-твоему, не знаю, что такое — «по самое нехочу» загруженный вертолёт? Какой вес?»- надвинулся я на него.

-Да тонна там.! — захлопал детскими ресницами старлей.

Стал запускаться ведущий группы Алексей Храменков. Я должен был идти у него ведомым.

Времени на проверку уже не было. — Ну старлей.! В вертолёт! Если уж будем падать — так вместе! Он побледнел, но в вертолёт залез, примостившись, как цыплёнок, на «курдюк» с водой, вращая выпученными глазами.

Как «в воду глядел»! — вспоминал потом я.

Быстро запустились, вырулили за ведущим.

— Вова! Как машина? Потянет? — Нормально!

Движки хорошие, вытянут! На всякий случай я добавил «перенастройкой» обороты несущего винта и завис как можно выше, метров на пятьдесят, чтобы проверить запас мощности. «шаг-газом» увеличивать мощность, но склон, с увеличивающейся скоростью продолжал уползать вверх. В остеклении теперь были видны одни огромные каменные валуны, которые быстро приближались.

В остеклении теперь были видны одни огромные каменные валуны, которые быстро приближались. Мы просто падали на скалы! Запас по мощности был практически исчерпан, рукоятка «шаг-газа» уже была под мышкой!

Первый раз, за всю свою лётную работу, я услышал страшный вой двигателей своего вертолета, который никогда не слышал ранее. Как будто стая из тысячи волков выла на сотню лун. В наушниках сначала послышалась команда речевого информатора: — Отказал первый генератор постоянного тока, отказал второй генератор постоянного тока.

Вертолёт висел спокойно, перегруза не чувствовалось. В горах, конечно, могло быть всё по-другому.

Группа взлетела. Стали быстро набирать высоту, постепенно доворачивая в сторону гор. Всё шло нормально. Движки привычно гудели. Лопасти с шелестом секли разреженный, горячий воздух.

Через минут пятнадцать уже подходили к площадке. Храменков, по радио, попросил группу СПЕЦНАЗа обозначиться сигнальными дымами. Получили ответ, что шашки зажжены.

Но знакомая площадка была чистой.

Минутное замешательство. — Вас не наблюдаем! — послышался в наушниках голос ведущего группы. — Мы правее десять и ниже сто метров — ответил голос по радио.

Как оказалось, командир группы СПЕЦНАЗа, то ли из тактических соображений, то ли по условиям безопасности своей группы, вывел и закрепил её на небольшом перешейке между двух скал, на крошечном выступе горной гряды.

Слева, по заходу, крутой каменистый склон горы.

Справа — уходящие вверх скалы. Впереди и сзади пятачка — пропасть. Для них может она, и была удобной, а вот посадить на неё вертолеты, было крайне проблематично.

Алексей Храменков, сходу, примостился на относительно ровненький выступ и сразу начал выгрузку. Я заходил следом, рассчитывая приземлиться на единственное ровное место чуть ниже его вертолёта и на удалении метров двадцать. Площадка, если таковой её можно было назвать, находилась на уровне наших глаз.

Плавно подходя к ней, я начал подгашивать скорость, но склон в остеклении вдруг поплыл вверх. Мощный поток воздуха, отбрасываемый вертолетом Алексея, выдул всю воздушную «подушку» из-под моей машины, которая очень бы могла облегчить мне посадку.

Интуитивно я стал Это означало, что оборотов несущего винта у нас уже не было! Потом крик Володи Мезенцева: — Садись, садись!

— Да куда ж садиться! Скалы! Боковым зрением я видел, как мой лётчик-штурман, Андрюха Васьковский, вжавшись в пилотское кресло, ждал удара о землю. Вертолёт, как клиновый лист, покачиваясь с бока на бок, медленно падал на скалистый склон, поддерживаемый остатками тяги несущего винта.

Выключился, из-за прекращения электропитания автопилот, хоть как-то помогающий удерживать машину.

Говорят — перед лицом смерти, вся жизнь пробегает перед глазами. У меня же в эти секунды в голове была одна мысль: — Главное, перед ударом, успеть выключить двигатели, чтобы, когда вертолёт будет кувыркаться по склону в пропасть, они не взорвались, и мы не сгорели! Чтоб было, что достать из-под обломков, да доставить домой!

Выжимая все соки из ручки управления, я пытался хоть как-то удержать вертолёт.

В это же время, педалями, плавно разворачивая его влево, стараясь отвернуть от скал. Машина медленно, чуть накренившись, начала разворачиваться. Боковым зрением я видел, что слева начинается огромная пропасть, уходящая далеко вниз.

В это же мгновение правая стойка шасси ударилась об склон, её амортизатор сжался и, выполняя свою работу, оттолкнул вертолёт в обратную сторону. Машина, как футбольный мячик, отскочила от камней.

И этого оказалось достаточно, чтобы накренить её ещё больше влево и, опустив нос, начать разгон скорости, туда, вниз, в пропасть! От этого прыжка немного восстановились обороты несущего винта.

Вертолет, медленно набирая скорость, покачиваясь, заскользил между огромных валунов вниз. — Вовка! Автопилот! — почти выкрикнул я, давая команду борттехнику на включение автопилота. Обороты винта уже полностью восстановились, и после его включения, вертолёт дёрнувшись, полетел более устойчиво.

Пропадав метров четыреста в пропасть, разогнав скорость я понял, что мы летим, и что теперь надо как-то выбираться из этого каменного мешка. Плавно подняв нос машины, и начав отворачивать от нёсшегося навстречу, уже противоположного склона, я перевёл вертолет в набор высоты. Борт послушно потянул вверх. Сверху заходил на посадку очередной Ми-8.

В наушниках послышалось: — Кто выходит из мешка! Наблюдаете заходящего на посадку? — Наблюдаю! — ответил я, — Не помешаю!

И уходя вдоль склона вверх, чуть отвернув в сторону, я пропустил, строивший заход на посадку вертолёт. Уже потом, на аэродроме, ко мне подошёл майор Кривошеев, который как раз летел на этом вертолете, и сказал: — Откуда у тебя ещё силы взялись, что-то ответить в эфир? Мы в кабине аж встали, смотря сверху, как вы кувыркались.

Первый раз видел в полёте звезду, на брюхе вертолёта, смотря сверху. У «правого» даже вырвалось: — Ну, кому-то звездец! Но это было потом. А пока мы, кое-как, выскреблись из пропасти.

И, наконец-то, облегчённо выдохнули: — Что это было.? Оторвав правую руку от ручки управления, я увидел, что между большим и указательным пальцем, под кожей запеклась кровь.

Скорее всего, я так давил на ручку управления, что даже не заметил, как потянул кожу!

Набрали высоту и пристроились за, заходящими на посадку, вертолетами. Один за другим они проходили над тем «пятачком» и, явно не решались повторить мои кульбиты. — Ну что, попробуем сесть ещё раз?

Приказ то надо выполнять! — сказал Володя, глядя на меня. — Ну, давай попробуем! — ответил я.

Хотя теперь сильное сомнение одолевало меня, относительно удачной посадки. Володя был прав, приказ на войне надо было выполнять!

Включив РУДами «форсажный режим» двигателей, я направил вертолет в сторону площадки. Подходя всё ближе и ближе к ней, я стал гасить скорость, и вновь услышал подвывающий звук движков.

Запасы управления были практически на пределе. Ничего не оставалось делать, как перевести вертолет в разгон скорости и набор высоты, чтобы не повторить таких же кульбитов. — Что будем делать? — спросил Володя.

Я немного подумал. — Ты знаешь Володя! Машина не тянет. Ведь развалим! Всё-таки перегруз! Мы ведь не за «Героями России» сюда приехали.

У меня двое детей, у тебя трое, у Андрюхи один. Кто их воспитывать будет? — Так ведь задачу надо выполнять! — Да сам знаю! Но ведь надо без суицида!

Ладно, сейчас доложу Храменкову. — 701-й — 711-му? — На приёме 701-й!

— ответил ведущий группы. -Я, 711-ть! Нет возможности произвести посадку на площадку, машина не тянет, обороты падают!

— доложил я. И тут в наушниках послышался отчётливый голос начальника авиагруппировки, генерала Самарина, который сидел на командном пункте в Ханкале и прослушивал весь наш радиообмен: — Это кто там не может сесть на площадку? — 711-ть, машина не тянет, обороты падают!

— ответил я. — 711-ть! Я вам запрещаю производить посадку!

Вся остальная группа молчала, барражируя над площадкой. Удалось удачно подсесть на неё, только вертолёту Юры Рубана, который, быстро разгрузившись, взлетел и пристроился к импровизированной «колбасе» из вертолётов, наворачивавшей круги вдоль отвесных скал.

В наушниках вновь послышалась команда: — Я 701-й! Закончили работу. Сбор группы курсом на «точку».

Все облегчённо вздохнули. Значит домой!

На второй день после прилёта — и такая неразбериха!

Конечно мы, что-то упустили в вопросах согласования с приданным нам СПЕЦНазом. Который возможно посчитал, что вертолет — это как КАМАЗ, сколько загрузили, столько и привёз куда надо! Но это были летательные аппараты, на которые распространялись совсем другие законы физики.

И им, скорей всего, было невдомёк, что эти машины, тяжелее воздуха, и которые сами-то еле таскали себя на таких высотах, да ещё при таких температурах. Сразу после посадки и заруливания на стоянку, я оглянулся в грузовую кабину. Ужас, липким холодком разлился по моему телу!

Кабина была пуста, старлея не было!

— Мать твою! Выронили нач.прода! — выругался я. — Да какой — «выронили», вон он комбату уже жалуется! — указал вперёд Андрей Васьковский.

Посмотрев вперёд, я увидел целёхонького старлея, размахивающего, как ветряная мельница, руками и указывающего на наш вертолёт.

После выключения двигателей и остановки винтов мы с Андреем вышли из кабины и направились в сторону бурно жестикулирующего нач.прода. Подойдя к нему, я, по доброте душевной произнес: — Ну что, старлей?

В рубашке родился! Но он, повернувшись ко мне лицом и продолжая размахивать руками, начал быстро говорить: — Да какие вы лётчики! Летать не умеете!

Воспоминания о службе в Чечне

9 сентябряХочу осветить темную сторону службы в Чечне во время 1-ой и 2-ой компании — наказания, применяемые к всякого рода нарушителям.

Роль гауптвахты в полевых условиях выполняет обычная яма.

Ямы бывают совершенно разных типов. Как правило, для обычных «залетчиков» яма роется неглубокая и относительно комфортабельная: на дно стелятся тряпки для мягкости, делается крыша или навес от дождя, особые меры для предотвращения побега не предпринимаются. Для подследственных и пленных ямы глубокие, как колодцы, иногда накрываются сверху решеткой или чем-то тяжелым.

Иногда, ямы для пленных совсем мелкие, это когда их много и девать некуда, но пленный помещается в такую ямы после хорошей обработки и не имеет возможность активно передвигаться. Роль ямы, в зависимости от специфики и условий могут выполнять и другие подручные средства.

Металлический контейнер, железная клетка, уже готовый погреб. Водворяют в яму на самые различные сроки.

Основание — проступки. По большей части за пьянку и драку. Ямы есть как в полку, типа полковой гауптвахты, и в зависимости от инициативы командиров, в батальонах и отдельных ротах.

Обязательно есть яма у разведчиков, ФСБешников, там содержатся пленные, подследственные, с которыми надо «работать» и особо отличившиеся нарушители.Охраняют яму такие же солдаты, тот же часовой-дневальный, если там сидят обычные «залетчики» или просто не желающие служить и ждущие отправки домой. Режим для них довольно вольготный. Собственно, если особо на них зуб никто не точит, то непосредственно в самой яме они лишь ночуют.

Ну а если у командира на кого зуб. В 95 году было дело, один ротный поливал двух контрактников в яме хлоркой. В результате один умер, второй в тяжелом состоянии в госпиталь.

Когда наш ротный на построении доводил до нас этот случай, то подытожил:

«Вот видите какие п.сы, до чего своего командира довели»

.

Бывало, в первую кампанию, что места в яме всем не хватало и арестанты рыли всякие ниши внутри, случалось там их и заваливало. Был даже летальный исход. В эту кампанию о подобном не слышал.

Зато в эту кампанию в нашем полку для охраны ямы было совсем уж уникальное подразделение — взвод военной полиции. Да, так и назывался. Кроме охраны ямы полицейские охраняли въезд в полк и сопровождали ФСБешников, военных прокуроров и т.п.

Состав там был сборный из разных подразделений. Часто менялся. К средствам воспитания, которым прибегают командиры, относится и полевой телефон ТА-57, «тапик» в просторечье. Провода сего нехитрого устройства присоединяются к жертве, а дальше крути ручку.

Очень жуткая штука. Но это применяется, как правило, для допросов.

Просто к нарушителю его вряд ли применят.

Более простое и популярное средство — обычное рукоприкладство иногда с применением милицейской резиновой палки. Здесь конечно зависит тоже от тяжести проступка и физических данных наказующего, а то может и наоборот выйти. В новых экономических условиях популярной мерой воздействия на нарушителей стало лишение «боевых» дней.

Правда особого впечатления это не производит. Деньги на месте все равно никто не получает, и от их вида за несколько месяцев отвыкаешь, тем более при расчете по приезду все равно обманут и обсчитают, как ты не служи.

Еще часто как мера наказания бывает выливание водки на голову провинившемуся, обязывание ходить весь день в противогазе, стояние летом на посту в валенках, ватных штанах и бушлате.

Обычно по приезде партию контрактников, еще не отошедших от спиртного и «гражданки» сразу берут в «ежовые рукавицы».

Так кого ни будь, особо понравившегося, тут же сажают в яму, где он ждет отправку домой, обычно около двух недель. Тут же заставляют снять вязаные шапки и надеть ушанки, если зима и переобуть кроссовки на сапоги, если лето.

Не нужно думать, что в условиях военных действий и оружия на руках можно безнаказанно свести счеты с ненавистным командиром или сослуживцем. В боевых полках прекрасно отлажена система дознания. Если есть подозрение в убийстве, то будут крутить на «тапике» сколько нужно и сколько угодно человек.

Другой уж вопрос будет ли дан ход делу, но дознаться до правды в тех условиях достаточно легко. В большом почете была поговорка: «И быка в консервную банку загоняют». Кроме того, у командиров батальона, полка и выше своя охрана, которая иногда выполняет карательные функции.

Бывало, что карательные функции выполняли разведчики. Доходило до того, что такие «карательные» подразделения увольняли отдельно от большинства, опасаясь расправы над ними.

Ну и о особо приближенных лицах не надо забывать. Серьезное дознание с применением заплечных методов проводится в случаях совершения преступлений в отношении своих, торговли боеприпасами, разных сношений с чеченами.

В случае совершения преступления в отношении чеченов командование никакого крутого следствия проводить не будет, а по возможности попытается замять. В тех частях, где мне довелось служить, большинство солдат были контрактники.

Срочников было мало и погоду они не делали.

Много срочников в ВДВ, ВВ МВД.

В пехоте в основном преобладают контрактники. Каких либо неуставных взаимоотношений в виде пресловутой дедовщины между ними не было.

Ну, на кой черт мужику лет 30-40 гонять срочников? Или качать права, кто прослужил больше? Были, конечно, конфликты, но они носили обычный личный или бытовой характер.

Иногда конфликты заканчивались стрельбой и гибелью кого-то. Случаи это конечно редкие, но не могу умолчать о них. Виновные довольно быстро устанавливались методами, о каких я выше писал, и предавались суду.

Случаи эти доводились до нас. В частях и подразделениях, где преобладали срочники, «дедовщина» существовала, причем в самых диких проявлениях.

Сказка это всё — что война избавляет от «дедовщины».

Уместно будет рассказать как ведется борьба с желающими досрочно разорвать контракт. Кроме традиционных бесед и ямы бывают экстравагантные способы.

Так в первую кампанию практиковалось писать в военном билете размашисто, на всю страницу, поверх всех строк текст типа: «АЛКОГОЛИК, НАРКОМАН, МАРОДЕР» и заверять этот шедевр печатью части. Или увольнять одевая при всем честном народе красную ленту с надписью «ПЬЯНИЦА». Во вторую кампанию портить документы перестали, но стали отправлять некоторым особо отличившимся разрывателям письма домой, в военкомат и еще кому там можно примерно такого содержания:

«Ваш сын (или муж) плохо служил, пьянствовал, своим пьянством сорвал полку выполнение боевой задачи и пр.»

И как вывод «командование надеется что ваш Алешенька (Сашенька, Сереженька.) теперь будет с Вами дома и больше не будет доставать Министерство обороны просьбами принять его на настоящую мужскую работу».

Такие шедевры в частности, отписывал замполит саперной роты. Правда никакие из перечисленных мер никого не остановили.

Вкратце жизнь солдат в Чечне можно охарактеризовать как бардак, но бардак вполне управляемый. Ведь поставленные задачи выполнялись и достаточно успешно.

Как попасть на службу в Чечне по контракту

Согласно официальным данным, война в Чечне давно прекратилась, но на самом деле боевые действия в этой стране продолжаются и в настоящее время.

Несмотря на то что солдаты на войне должны нести тяжелую ношу, решать серьезные задачи и терпеть лишения, многие российские парни, да и девушки стремятся пополнить ряды солдат и интересуются службой по контракту в Чечне. Военная служба на этой территории интересует наших соотечественников по разным причинам, на что указывают многочисленные отзывы тех граждан, которые ранее проходили военную службу в местах серьезных боевых действий. Основными причинами выступают следующие:

  1. хорошая заработная плата солдата-контрактника;
  2. личные соображения.
  3. оказание посильной помощи;

Какие бы ни были причины, в первую очередь молодые люди, желающие попасть на службу в Чечню, хотели бы знать, что для этого требуется и по каким параметрам отбирают соискателей.

С этими вопросами мы и будем разбираться далее в статье.

Читайте также: Перед тем как рассматривать основной вопрос, не будет лишним проанализировать, что такое армейская служба по контракту. Солдаты-контрактники приступают к выполнению своих воинских обязанностей только по личному желанию, то есть добровольно, без какого-либо принуждения. Если гражданин изъявит такое желание, причем вне зависимости от пола, то он должен подписать контракт, в котором будет указан срок прохождения военной службы.

Рассматриваемая военная деятельность предусматривает определенные условия и предоставляет военнообязанным следующее:

  1. хорошая и стабильная заработная плата;
  2. специальный социальный пакет;
  3. компенсации, льготы и поощрения.

Если есть желание начать военную службу по контракту и требования для добровольцев, которые закреплены в действующем законодательстве, удовлетворяют гражданина, то он имеет полное право пополнить ряды вооруженных сил российской армии, заранее подписав для этого контракт.

Для всех военнообязанных-контрактников, желающих служить в Чечне, предъявляются следующие требования, которые закреплены и утверждены российским законодательством:

  • Будущий солдат должен иметь на руках диплом об окончании среднего или высшего учебного заведения.
  • К контрактной службе допускаются лишь те граждане, у которых будет отличное здоровье и при осмотре медкомиссия причислит кандидата к одной из групп:
  • Чтобы начать служить по контракту в местах ведения боевых действий, нужно пройти обязательную срочную службу в рядах российской армии, как по призыву, так и по контракту.
  • Возрастные ограничения. Подписывается контракт, как с совершеннолетней девушкой, так и с парнем, возраст которых не превышает 40 лет, если оформление осуществляется впервые.
  1. «Б» – годен нести военную службу, но имеются незначительные отклонения в показателях.
  2. «А» – полностью годен к армейской службе;
  • Будущий солдат-контрактник должен обладать отменной физической подготовкой.

    При оценке уровня физической подготовки рассматривается следующее:

  1. как быстро соискатель может двигаться;
  2. какова его сила.
  3. насколько физически вынослив кандидат;

Чтобы оценить физическую подготовку гражданина, ему будет предложено выполнить проверочные физические упражнения по всем вышеперечисленным параметрам.

По итогам проверки представители комиссии смогут оценить физическую подготовку будущего контрактника, дать ему рекомендации в выборе военной части.

  • При рассмотрении будущих кандидатов в первую очередь берутся во внимание дела тех граждан, которые имеют ранее полученную категорию – 1, 2 или 3.

Если будущий контрактник поступит в МВД после окончания срочной службы в рядах российской армии, к тому же покажет себя как умелый и опытный сотрудник, то через 8-9 месяцев работы в МВД, учитывая добровольное желание, его могут перевести на службу в Чечню или оформить длительную командировку в зону проведения боевых действий.

Сколько бы ни длилась командировка на Кавказе, сотрудник МВД будет получать двойное денежное пособие, льготы и поощрения.

Читайте также: Намного проще попасть служить в Чечню по контрасту российским гражданам, которые пройдут обучение на юридическом факультете и устроятся работать в ФСБ.

Если парень или девушка покажут себя ответственным сотрудником, которому не безразлична ситуация на Кавказе, то соискатели смогут получить в местной части ФСБ одну из руководящих должностей. Читайте также по теме:

Почему чеченцы платят за службу в армии?

2 июня 2021Не секрет, что в России многие вполне себе боеготовые юноши платят деньги за то, чтоб избежать службы в армии.

Даже сейчас, когда ее срок составляет всего лишь год.

А вот в Чечне все по-другому. Парни здесь все сплошь здоровые да крепкие, спят и видят, когда смогут стать воинами и пойти служить в войска.Но не тут-то было.Дело в том, что призыв молодых чеченцев на службу в российскую армию здорово ограничен по указке сверху.

Установленная квота составляет всего пятьсот юношей в год. И ту чудом смог в 2014 году выбить после разговора тет-а-тет с министром обороны Сергеем Шойгу Рамзан Кадыров.

Говорят, призыву чеченцев в российскую армию здорово оппонируют российские генералы, которые как раз сделали свою военную карьеру во время войны на Северном Кавказе в 90-е годы. Они в один голос убеждают министра обороны, что

«чеченцы полноценно служить в вооруженных силах РФ еще не готовы»

.До того, чеченские парни, в силу известных событий, не призывались на службу в российскую армию с начала 90- х годов.

Между тем, призывной контингент в Чечне сейчас, как говорит местный военком, это 80-100 тысяч ребят каждый год.Кстати, чеченцы по призыву не служили и в царской армии. Их не мобилизовывали на первую мировой войну.

Туда чеченцы попадали только в составе отдельного кавалерийского полка добровольческой «Дикой дивизии». До 1937 году не призывали чеченцев и в Красную армию — «из -за политической неготовности».Для чеченца, однако, служить в армии — почет. Без армии ведь непросто устроиться в полицию, крайне затруднительно попасть на хорошую должность в госсектор.

Да и просто тяжело найти в Чечне с ее безработицей такое дело, чтоб знатно платили, да еще и кормили бесплатно. Только в армии!Сейчас чеченцы, даже те пятьсот человек, что призывают в российскую армию, остаются дома в республике. Служат парни в специальных чеченских батальонах «Терек», «Север», «Юг».

За возможность отправиться служить туда или за пределы республики среди молодых чеченцев — очень большая конкуренция. Получают места в армии, как правило те «блатные» пацаны, у кого имеются высокопоставленные влиятельные родители. Или те, кто может дать солидную взятку куда надо.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+