Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Состязательность и равноправие сторон

Состязательность и равноправие сторон

Состязательность и равноправие сторон

В соответствии со ст. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом. Принцип равенства всех перед законом и судом и тесно связанный с ним принцип состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ) означают недопустимость установления в судопроизводстве каких-либо различий, ограничений или предпочтений по признаку пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного или должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также к другим обстоятельствам, которые приводят к уничтожению или нарушению равенства сторон при осуществлении правосудия.

Обязанностью государства является установление правил судопроизводства, обеспечивающих равный доступ к правосудию, в том числе лиц, не владеющих языком официального судопроизводства и не имеющих материальной возможности получить юридическую помощь и т. п. Установление равного положения участников процесса перед законом и судом призвано обеспечить их равноправие в каждой из процедур судопроизводства и создать им возможность на основе состязательности представить все доказательства, имеющиеся у них, в подтверждение своих доводов и позиции по делу.

Конституционный принцип состязательности судопроизводства — это основополагающее начало, имеющее общерегулятивное значение для всех видов судопроизводства, определяющее его главные черты и относящееся ко всем стадиям. Он выступает элементом системы принципов, обеспечивающих эффективность процессуальной деятельности, обладает особым механизмом реализации, включающим как конституционные нормы, так и нормы процессуального законодательства.

Принцип состязательности и равноправия сторон выступает в качестве одного из универсальных средств осуществления правосудия, он применим во всех процессуальных отраслях права России: конституционном судопроизводстве, гражданском процессуальном праве, административном судопроизводстве, уголовном процессуальном праве, арбитражном процессе, т. е. он присущ всем средствам разрешения правовых казусов как в частной, так и публичной сфере общественных отношений, урегулированных нормами права.

Раскрытию его содержания в отдельных отраслевых принципах судопроизводства уделяется большое внимание в современной юридической литературе1.

Принципу состязательности традиционно уделяется большое внимание в международном регулировании, где он рассматривается в качестве одного из основополагающих условий справедливого правосудия (п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Получил он свою трактовку и в решениях международных судебных органов.

В одном из решений ЕСПЧ отмечено:

«Это только один из признаков более широкой концепции справедливого разбирательства независимым и беспристрастным судом»

, в другом — обращено внимание на его содержательный аспект: «Согласно принципу состязательности сторон каждой стороне должна быть предоставлена разумная возможность представить свое дело в условиях не худших, чем ее оппонент». По мнению В. М. Семенова, сущность рассматриваемого принципа,

«обусловленного конституционным равенством граждан, выражается в установленных законом и обеспеченных судом равных возможностях сторон реально использовать процессуальные средства защиты своих прав и интересов в условиях состязательного порядка процессуальной деятельности»

. Автор выделяет следующие элементы состязательности: закрепленное в законодательстве процессуальное равноправие сторон; возложение на них равных процессуальных обязанностей; предоставление сторонам одинаковых возможностей для осуществления прав и исполнения обязанностей в процессе; равная процессуальная помощь суда в условиях состязательной формы осуществления сторонами процессуальных прав и обязанностей.

Другой подход базируется на определении роли суда в процессе судебного разбирательства.

Принцип состязательности и равноправия сторон означает, что судебный процесс происходит в форме состязания сторон, т. е. стороны противопоставлены друг другу в зависимости от своих интересов, и суд не вправе по каким-либо признакам (половым, национальным, религиозным и т.

д.) отдавать предпочтение одной из сторон. Таким образом, состязательность судебного процесса означает, что функция суда по разрешению дела отделена от функции обвинения и функции защиты. В связи с этим С. А. Шишкиным предлагаются иные элементы состязательного процесса: нейтральный беспристрастный судья; обязанность сторон и других лиц, участвующих в деле, представлять доказательства по делу; процессуальный формализм в вопросах доказательства и доказывания1.

В российской правовой науке и практике состязательность судопроизводства означает, что инициирование судебного разбирательства по конкретному делу возможно только заинтересованной стороной либо органами уголовного преследования от имени государства.

При этом судом предоставляется возможность участвовать в судебном разбирательстве всем заинтересованным лицам, которые обладают определенными процессуальными правами в соответствии с их положением, основанным на процессуальных нормах, а не по усмотрению суда. Обращаясь к содержанию данного принципа, в одном из своих определений Конституционный Суд РФ отмечает, что при этом суд исходит не из формального признания лица тем или иным участником производства по уголовному делу, а из наличия определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права .

Обращаясь к содержанию данного принципа, в одном из своих определений Конституционный Суд РФ отмечает, что при этом суд исходит не из формального признания лица тем или иным участником производства по уголовному делу, а из наличия определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права .

В процессе осуществления судопроизводства по конкретному делу суд создает равные условия для сторон в возможности обоснования, доказывания своих утверждений и доводов и для оспаривания утверждений и доводов других участников судебного разбирательства.

Оценка представленных доказательств производится судом на основе закона. Суд не связан доводами сторон и выполняет исключительно арбитральную функцию в этих процедурах, принимая решение на основе исследованных в состязательном процессе обстоятельств дела и норм действующего права.

В АПК РФ 1992 г. было закреплено, что каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований или возражений. В АПК РФ 1995 г. принцип состязательности также был закреплен, и в последующем правовые положения о состязательности появились в гражданском процессуальном законодательстве.

По своей природе конституционный принцип состязательности судопроизводства — это принцип деятельности, имеющий правовое значение и выражающийся в отношениях сторон по доказыванию фактов, представленных в обоснование своей позиции суду. Содержание принципа состязательности раскрывают конкретные нормы процессуального права — права и обязанности лиц, участвующих в деле, обязанность доказывания, представление и истребование доказательств, возвращение подлинных документов, осмотр и исследование доказательств, обеспечение доказательств и др.

Главное в этих нормах заключается в том, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Следовательно, деятельность по доказыванию составляет основную содержательную характеристику состязательного судопроизводства1. Содержание принципа состязательности, считает М. К. Треушни- ков, составляют права и обязанности. Правами, перечисленными в ст. 35 и в других статьях ГПК РФ, в равной мере наделены как истец, так и ответчик .
35 и в других статьях ГПК РФ, в равной мере наделены как истец, так и ответчик .

Обязанность сторон в состязательном гражданском процессе доказать те обстоятельства, на которые эта сторона ссылается как на основания своих требований и возражений (ч.

1 ст. 56 ГПК РФ), как указано выше, означает действительную активность сторон по предоставлению суду доказательств, подтверждающих их позицию.

При этом суд не вправе по своему усмотрению освободить ту или иную сторону от обязанностей доказывания обстоятельств, на которые она ссылается (за исключением доказывания общеизвестных фактов и фактов, указанных в ст. 61 ГПК РФ), или перераспределять между сторонами объем доказывания. Указанная активность сторон при доказывании не означает, что суду законом отведена пассивная роль арбитра, обязанного лишь проанализировать представленные сторонам доказательства и вынести решение по делу.

О необходимости активной роли суда в состязательном процессе справедливо отмечал В. А. Рязановский; М. С. Строгович также считает активное процессуальное положение суда элементом принципа состязательности. Поддерживая изложенную точку зрения, полагаем, что суд не должен занимать в процессе доказывания позицию стороннего наблюдателя, поскольку процессуальный закон предусматривает активную роль суда в процессе.

Этот вывод подтверждается также анализом ст. 152, 165, 169, 184, 191 ГПК РФ.

Часть 2 ст. 56 ГПК РФ устанавливает, что именно суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, суд обязан осуществлять руководство процессом, разъяснять лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждать о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывать им содействие в реализации прав, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления обстоятельств дела и правильного применения законодательства (ст. 12 ГПК РФ). Для этого, в частности, с учетом требований и возражений сторон и подлежащей применению нормы материального права суд определяет предмет доказывания по делу, распределяет бремя доказывания между сторонами, вправе по собственной инициативе ставить на обсуждение обстоятельства, входящие в предмет доказывания, хотя стороны на них не ссылались. Особенности реализации принципа состязательности в гражданском судопроизводстве устанавливаются для заведомо неравноправных участников процесса (когда гражданин, к примеру, оспаривает нормативный правовой акт, принятый органами государственной власти, либо действия должностного лица, ущемляющие его права).

В процессуальном законодательстве для таких случаев специально предусмотрены нормы, закрепляющие, что обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие).

Следовательно, принцип состязательности получает в данном виде судопроизводства специальное, адаптированное решение — гражданин доказывает, что его права нарушены (либо имеется угроза их нарушения), а орган публичной власти, на котором лежит обязанность действовать в соответствии с конституционными нормами в рамках действующего законодательства, доказывает законность и обоснованность принятого публично-правового решения (в виде нормативного акта либо индивидуального решения). Посредством такого распределения бремени доказывания законодатель пытается реализовать принцип равноправия сторон в судопроизводстве по указанным категориям дел, установив дополнительные «процессуальные преференции» наиболее слабой стороне — гражданину, вступающему в правовой спор с субъектом, на стороне которого объективно имеются меры и аппарат государственного принуждения. В современной юриспруденции довольно часто проблемы реализации принципа состязательности рассматриваются в связи с уголовным судопроизводством, что обусловлено публичным началом этого процесса.

Как известно, российское уголовное судопроизводство до 2002 г.

сохраняло черты инквизиционного процесса, к примеру возбуждение уголовного дела судом — наиболее яркая черта инквизиционного процесса, свидетельствующая о совмещении функции обвинения и разрешения дела. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1964 г. содержал ряд положений, не свойственных принципу состязательности, закрепленному в Конституции РФ.

Так, ст. 3 УПК РСФСР обязывала суд наряду с органами дознания, следователем и прокурором в каждом случае обнаружения признаков преступления возбуждать уголовное дело и применять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и их наказанию. Обязанность возбуждения уголовного дела была возложена на суд и в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 255, ч. 1 ст. 256 УПК РСФСР, т.

е. по собственной инициативе, а также в порядке ст. 418 УПК РСФСР, которая впоследствии была признана Конституционным Судом РФ не соответствующей Конституции РФ.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2002 г. устранил положения, противоречащие конституционному принципу состязательности и равноправия сторон.

Так, исключены нормы о праве (соответственно и обязанности) суда возбуждать уголовное дело по собственной инициативе, а также возвращать уголовное дело на дополнительное расследование в тех случаях, когда он должен вынести оправдательный приговор.

Копию обвинительного заключения вручает прокурор (ст.

222 УПК РФ), судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения (ст.

273 УПК РФ), допрос подсудимого, потерпевшего, свидетеля суд осуществляет после допроса их сторонами по делу (ст. 275, 277, 278 УПК РФ). УПК РФ (ст. 246), реализующий конституционный принцип состязательности, предусматривает, что участие прокурора влечет за собой и обязательное участие защитника обвиняемого.
246), реализующий конституционный принцип состязательности, предусматривает, что участие прокурора влечет за собой и обязательное участие защитника обвиняемого.

Эти и другие нормы утверждают последовательное воплощение в российском уголовном процессе принципа состязательности.

Принцип состязательности и равноправия сторон — важнейшая гарантия установления истинных обстоятельств дела и принятия судом справедливого решения по уголовному делу.

В настоящее время многие авторы считают, что состязательность исключает не только активность суда в процессе, но и определяет рамки принимаемого им решения1.

Такая позиция представляется не совсем верной.

Принцип состязательности не может игнорировать принцип самостоятельности суда при осуществлении правосудия по конкретному делу, поскольку соотношение данных принципов должно рассматриваться с учетом постулата о том, что принцип самостоятельности суда определяет в целом позиции судебной власти, ее органов, судей как носителей судебной власти и является системообразующим во всех аспектах организации и деятельности суда, в том числе и определяющим особенности процессуальных средств, используемых им при осуществлении правосудия по различным категориям дел.
Принцип состязательности не может игнорировать принцип самостоятельности суда при осуществлении правосудия по конкретному делу, поскольку соотношение данных принципов должно рассматриваться с учетом постулата о том, что принцип самостоятельности суда определяет в целом позиции судебной власти, ее органов, судей как носителей судебной власти и является системообразующим во всех аспектах организации и деятельности суда, в том числе и определяющим особенности процессуальных средств, используемых им при осуществлении правосудия по различным категориям дел.

Статус суда в процессе предполагает, что, являясь арбитром в деле, оценивающим доказательства, представленные сторонами, суд не может быть лишен права на самостоятельные действия в целях осуществления правосудия — своевременного, беспристрастного и справедливого разрешения дела. Вызывает возражение утверждение о том, что активная роль суда — достояние инквизиционного процесса.

В состязательном судопроизводстве исследование доказательств производят стороны, а судья лишь следит, чтобы не нарушался процессуальный регламент .

Такой подход противоречит принципу самостоятельности суда, препятствует реализации его конституционно обусловленных функций осуществления правосудия на основе закона, справедливо и беспристрастно. Конституционный Суд РФ высказал позицию о том, что «в ходе судебного следствия устанавливаются не только обстоятельства, подтверждающие доказанность обвинения, но так же и обстоятельства, смягчающие вину подсудимого или оправдывающие его, а равно иные обстоятельства, необходимые для справедливого и беспристрастного разрешения дела по существу.

Следовательно, собирание доказательств не только является прерогативой сторон, но и входит в число полномочий суда.». Суд не может быть лишен права в случаях, когда он считает необходимым, истребовать доказательства, оценивать их и не допускать манипулирования судом как пассивным и бесправным участником процесса. «Другое дело, — отмечает В. М.

Лебедев, — что на суде не должна лежать обязанность по восполнению пробелов предварительного следствия по уголовным делам.

У суда должно быть такое право, но пользоваться им судья должен только тогда, когда сочтет уместным»1. Как справедливо отмечает Ю. А. Курохтин, «конституционное содержание принципа состязательности в корреляции с положениями ст.

10 Конституции РФ о самостоятельности судебной власти предполагает статус суда как особого участника судебного процесса, имеющего собственные конституционные цели и задачи, реализуемые в состязательном судопроизводстве. Эти цели обуславливают необходимость справедливого и беспристрастного разрешения конкретного дела.

Следовательно, содержание исследуемого принципа предполагает активность суда в процессе, а конституционные цели справедливости и беспристрастности правосудия предполагают наличие права суда по собственной инициативе проводить процессуальные действия, в том числе назначать экспертизы, допрашивать экспертов и т. д.» . Состязательность как принцип — это, во-первых, беспрепятственная равная возможность сторон в представлении своих позиций суду и, во-вторых, идея отделения суда от обвинения, но не от справедливого, беспристрастного и самостоятельного осуществления правосудия по конкретным делам.

Основы состязательности и практика их реализации в деятельности российских судов еще требуют серьезного исследования и мер по совершенствованию. Нельзя игнорировать мнение некоторых исследователей, которые отмечают, что понятие и содержание принципа состязательности и равноправия сторон в международной науке и практике трактуется гораздо шире, чем в Российской Федерации.

Об этом говорит не только значительная разница в решениях ЕСПЧ и российских судов, причем как по гражданским, так и по уголовным делам, но и систематическое нарушение прав граждан в области публичных отношений. К примеру, ЕСПЧ в решении от 1 апреля 2010 г. по делу «Королев против Российской Федерации» высказал мнение о том, что участие прокурора в гражданском судопроизводстве на стороне одного из участников существенным образом нарушает принцип состязательности и равноправия сторон, поскольку необоснованно предоставляет меры государственной правовой поддержки одной из сторон.

Здесь же необходимо отметить, что реально обеспечить этот принцип возможно лишь при очном рассмотрении дел, т. е. в присутствии сторон. Согласно ч.

2 ст. 123 Конституции РФ заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом, в том числе процессуальным законодательством.

Реализация принципа состязательности и равноправия должна быть также обеспечена возможностью обжалования и пересмотра решений судов, реальными механизмами состязательности в каждой стадии судопроизводства по различным категориям дел с учетом особенностей как содержательного аспекта разрешаемого спора, так и круга участников судопроизводства. Перспективы развития данного принципа в российской правовой системе видятся в выработке стандартов разумного сочетания инициативы сторон и суда в процедурах производства по конкретным делам. Возможность свободного и самостоятельного решения судебных дел, отделение функции правосудия от обвинения и защиты, собирание доказательств по делу — важнейшие элементы самостоятельности судебной власти при осуществлении своих полномочий.

Ведь именно идея самостоятельности судебной власти, освобождения суда от несвойственных для государственной власти обязанностей по отстаиванию чьих-либо интересов (в том числе и государственных) должна лежать в основе названного разделения функций в судебном процессе, поскольку назначение судебной власти состоит в предоставлении средств беспристрастного, своевременного, компетентного и справедливого разрешения спора на основе единых норм права.

  1. См.: Курохтин Ю. А. Соотношение международно-правового и конституционно-правового регулирования принципа состязательности // Международные стандарты и конституционное право РФ: сб. науч. ст. М., 2006.
  2. Пункт 28 постановления ЕСПЧ от 17 января 1970 г. по делу «Делькур(Delcourt) против Бельгии».
  3. См. определение Конституционного Суда РФ от 22 января 2004 г. № 119-0.
  4. Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. № 104-0.
  5. См.: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. 2-еизд./подред. М. К. Треушникова. М., 1997.
  6. См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РоссийскойФедерации / под ред. В. Ф. Яковлева, М. К. Юкова. М., 1997.
  7. Лебедев В. М. Становление и развитие судебной власти в Российской Федерации. М„ 2000. С. 155.
  8. Семенов В. М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства.М„ 1982. С. 122.
  9. См.: Шишкин С. А. Состязательность в гражданском процессе. М., 1997; Арбитражный процесс / под ред. А. А. Добровольского. М., 1998. С. 51—53; Уголовныйпроцесс / под ред. А. С. Кобликова. М., 2001. С. 81—83; Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. С. 61—66; Салищева Н. Г. Административная юстиция и административное судопроизводство. М., 2001. С. 50—51; Рязанов-ский В. А. Единство процесса. М., 1996. С. 66—67; и др.
  10. Пункт 47 постановления ЕСПЧ от 22 февраля 1996 г. по делу «Булут (Bulut)против Австрии».
  11. См.: Петрухин И. Л. Состязательность — основа правосудия // Государство иправо на рубеже веков: материалы всероссийской конференции. М., 2001. С. 273.
  12. Курохтин Ю. А. Конституционно-правовое регулирование и реализацияпринципа состязательности судопроизводства. М., 2010. С. 10.
  13. Там же.
  14. См.: Шишкин С. Л. Указ. соч. С. 16.

Статья 12. Осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия сторон

2.3. Одной из важнейших задач гражданского судопроизводства является правильное разрешение гражданских дел ( ГПК Российской Федерации).

Суд в силу и данного Кодекса осуществляет общее руководство процессом, в том числе определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, а также выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались, что является необходимым условием для достижения указанной цели.

Исходя из содержания абзаца первого части 6 ГПК РФ, а также части 1 ГПК РФ, согласно которой правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд может разрешаться судом при условии, если об этом заявлено ответчиком.

В силу изложенного вывод суда об отсутствии оснований для возложения на ответчика обязанности по приведению строительных конструкций многоквартирного жилого дома в состояние, которое не будет влиять на ухудшение технического состояния дома, ввиду недоказанности заявленных исковых требований сделан без учета установленных конкретных обстоятельств дела, требований закона и с существенным нарушением норм процессуального права. В частности, при рассмотрении дела суд нарушил требования , , , , ГПК РФ.

2.2. Одной из важнейших задач гражданского судопроизводства является правильное разрешение гражданских дел ( ГПК Российской Федерации). Суд в силу и ГПК Российской Федерации осуществляет общее руководство процессом, в том числе определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, а также выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались, что является необходимым условием для достижения указанной цели.

В соответствии с ГПК Российской Федерации суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел. Как указано в данного Кодекса, это необходимо для достижения такой задачи гражданского судопроизводства, как правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов лиц, являющихся субъектами гражданских и иных правоотношений. Рассмотрение гражданских дел о госпитализации в недобровольном порядке в психиатрическое учреждение, как и всех других гражданских дел, осуществляется на основе принципов равенства всех перед законом и судом, состязательности и равноправия сторон ( и ГПК Российской Федерации).

В силу названных принципов и правил доказывания в гражданском судопроизводстве психиатрическое учреждение при обращении в суд обязано доказать наличие обстоятельств, которые являются основанием для принудительной госпитализации лица.

Заключение врачей-психиатров психиатрического учреждения выступает в качестве одного из предусмотренных законом доказательств, которые оно обязано представить суду, и подлежит проверке по общим правилам исследования и оценки доказательств (, и ГПК Российской Федерации). При этом лицо, помещенное в психиатрическое учреждение, и его представитель вправе оспаривать его достоверность, в том числе путем постановки перед судом вопроса о назначении судебно-психиатрической экспертизы ( и ГПК Российской Федерации), производство которой в случае ее назначения судом поручается эксперту (экспертам), не находящемуся в служебной или иной зависимости от психиатрического учреждения, представившего заключение.

В соответствии с пунктом 8 части первой и частью первой ГПК Российской Федерации рассмотрение гражданских дел о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар относится к особому производству, которое осуществляется по общим правилам искового производства с особенностями, предусмотренными данного Кодекса.

При этом правосудие по делам указанной категории, как и по всем другим гражданским делам, должно осуществляться на основе принципов равенства всех перед законом и судом, состязательности и равноправия сторон и ГПК Российской Федерации).

В силу названных принципов и правил доказывания в гражданском судопроизводстве психиатрическое учреждение при обращении в суд обязано доказать наличие обстоятельств, которые являются основанием для принудительной госпитализации лица. Заключение врачей-психиатров психиатрического учреждения выступает в качестве одного из предусмотренных законом доказательств, которые оно обязано представить суду, но, однако, не является заключением эксперта (экспертов) в смысле ГПК Российской Федерации.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации И.Н.

Санфиров оспаривает конституционность , и ГПК Российской Федерации об осуществлении правосудия на основе состязательности и равноправия сторон, о третьих лицах, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, и о содержании кассационного определения.

Данную обязанность суд реализует как на основании прямого указания процессуального закона, его смысла, так и на основании возникшей в ходе рассмотрения дела необходимости, обусловленной задачами гражданского судопроизводства, сформулированными в ГПК Российской Федерации, причем независимо от того, инициировано ли соответствующее процессуальное действие лицами, участвующими в деле, поскольку из части второй ГПК Российской Федерации следует, что именно суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел. Так, в силу части первой ГПК Российской Федерации третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут быть привлечены к участию в деле по инициативе суда. При рассмотрении частной жалобы на определение суда первой инстанции о распределении судебных расходов — учитывая, что они представляют собой материальные (денежные) затраты лица, связанные с участием в судебном разбирательстве, и что присуждение к возмещению судебных расходов означает для обязанного лица необходимость выплатить денежные суммы в объеме, установленном судом, — суду апелляционной инстанции необходимо установить, имели ли место заявленные судебные расходы и были ли они понесены в том объеме, в каком заинтересованная сторона добивается их возмещения.

Поскольку в силу взаимосвязанных положений , , , и ГПК Российской Федерации возмещение стороне судебных расходов, в том числе расходов на оплату услуг представителя, может производиться только в том случае, если сторона докажет, что их несение в действительности имело место, суд первой инстанции или суд апелляционной инстанции вправе, по смыслу , , и и данного Кодекса, рассмотреть вопрос о возмещении судебных расходов только на основании доказательств, которые ею были представлены.

Принцип состязательности и равноправия сторон

Сущность данного принципа раскрыта в ст.

123 Конституции РФ, в соответствии с которой судопроизводство в Российской Федерации осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Под сторонами здесь подразумеваются прежде всего подсудимой (его защитник) и обвинитель в уголовном судопроизводстве, истец и ответчик – в гражданском и арбитражном процессах. При этом состязательность судопроизводства обеспечивается построением судебного разбирательства с участием равных по процессуальным возможностям сторон и беспристрастного суда.

Каждый правовой институт, как и люди, имеет свою «судьбу», обусловленную различными факторами исторического, политического, социального, экономического и иного характера.

У одних путь устлан «ковровыми дорожками», у других он тернист. К последним относится и принцип состязательности и равноправия сторон.

Этот принцип нельзя отнести к традиционным, изначально присущим российскому правосудию. Исходной точкой, положившей начало внедрению принципа состязательности в судопроизводство России, можно считать принятие 20 ноября 1864 г.

Судебных уставов, закрепивших переход к новому типу уголовного судопроизводства с такими его естественными свойствами, как гласность, устность, непосредственность и, конечно, состязательность. Наиболее характерным указанный принцип стал для уголовного судопроизводства. С его провозглашением в уголовный процесс был введен знакомый для Запада, но совершенно новый для России институт, именуемый государственным обвинением, а в качестве противоположной обвинению стороны была учреждена присяжная адвокатура.

Прокуроры и адвокаты, участвовавшие в рассмотрении судом уголовного дела, стали официально именоваться «стороной обвинения» и «стороной защиты» соответственно. Провозглашение состязательного начала не только обусловило появление теории процессуальных функций, но и поставило перед ней целый ряд задач, нуждающихся в скором и правильном решении. Огромная заслуга в решении таких задач по праву принадлежит выдающемуся судебному деятелю того времени А.

Ф. Кони, которого без преувеличения можно назвать основоположником идеи разделения процессуальных функций. Ее суть заключается в том, что судебное разбирательство должно проводиться с участием равноправных сторон, правовой спор между которыми разрешает беспристрастный и независимый суд. У каждой из сторон и у суда есть свои функции, основанные на процессуальном законе: у суда – рассмотрение дела по существу, у стороны обвинения – обоснование и доказывание выдвинутого обвинения, у защиты – опровержение доводов обвинения.

Такое построение правосудия есть не что иное, как проявление состязательности: стороны отстаивают свои интересы, а независимый суд оценивает результаты деятельности сторон и принимает решение. Период состязательного судопроизводства в России, в котором стороны перед беспристрастным судом при равных процессуальных возможностях могли отстаивать свои интересы, был недолгим.

В октябре 1917 г. к власти пришли большевики и сразу же ликвидировали действовавшие ранее суд и прокуратуру, упразднили институт присяжной адвокатуры. Период ожидания первой модификации советского уголовно-процессуального права тянулся до начала 1920-х гг. 25 мая 1922 г. вступил в действие первый УПК РСФСР, а 31 октября IV сессия ВЦИК девятого созыва приняла Положение о судоустройстве РСФСР и в связи с этим 15 февраля 1923 г.

была принята новая редакция УПК РСФСР. Подготавливая эту редакцию, законодатель не отказался от термина «сторона» и провел идею о состязательности судебного разбирательства. Однако в реальности термин «состязательный» оказался юридической пустышкой, поскольку судебная система практически была полностью перекроена.

Суд стал орудием борьбы с преступностью. В уголовном судопроизводстве на него было возложено бремя доказывания, что освободило прокуроров от участия в качестве обвинителей по ряду категорий уголовных дел.

А это означало, что суд брал на себя функцию обвинения, и на этом его беспристрастность заканчивалась. В 1958 г. с принятием Основ уголовного судопроизводства Союза СССР и союзных республик состязательность была окончательно изгнана из правового поля и в качестве принципа правосудия «воскресла» лишь в Конституции РФ 1993 г.

(ч. 3 ст. 123). Идея разделения процессуальных функций, а следовательно, и внедрения состязательного судопроизводства нашла отражение в ст.

15 УПК РФ, согласно которой все три функции самостоятельны и не могут быть возложены на один и тот же орган. Тем самым суд был объявлен находящимся вне органов уголовного преследования, а участие сторон в уголовном процессе стало обязательным.

В современном судопроизводстве России принцип состязательности и равноправия сторон отражен не только в уголовно-процессуальном законодательстве, но и в Федеральном конституционном законе «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (ст. 6), АПК РФ (ст. 8, 9) и ГПК РФ (ст. 12). Говоря о равноправии сторон в судебном разбирательстве, следует иметь в виду, что равноправие не означает равенство прав лиц, выступающих на стороне обвинения, и лиц, оказывающихся на стороне защиты.

В данное положение вложен не буквальный, а процессуальный смысл, суть которого состоит в том, что применительно к уголовному процессу (ст.

244 УПК РФ) сторона обвинения и сторона защиты имеют равные права по представлению доказательств суду, в заявлении ходатайств и отводов, отстаивании своей точки зрения, исследовании доказательств. «Равенство исходных условий, – подчеркивается в ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, – процедурное, но не фактическое равенство между прокурором и обвиняемым».

Помимо уголовного процесса по этому принципу построена состязательность и в других видах судопроизводства.

Например, гражданин, являющийся стороной в Конституционном Суде РФ, имеет такие же процессуальные права по отстаиванию своих интересов, как и представитель Президента РФ. Аналогичные положения закреплены в ст. 12 ГПК РФ и ст. 9 АПК РФ. Именно такое равенство прав сторон обусловливает состязательность процесса, в основе которой лежит противоположность интересов сторон.

Проще говоря, смысл состязательности судопроизводства в судебных стадиях заключается в том, что при независимом и беспристрастном суде стороны имеют равные возможности обосновать свою позицию относительно обстоятельств обвинения, гражданского или иного иска. В этой состязательной деятельности суду не отведена роль пассивного наблюдателя.

В определенных ситуациях, исчерпывающе перечисленных в процессуальном законодательстве, суд вправе быть инициатором истребования доказательств. Однако эта инициатива должна исходить из необходимости проверки доводов сторон и не должна быть направлена на поддержку кого-то из них.

Строгое разграничение процессуальных функций нс самоцель, оно направлено па взаимодействие суда и сторон в пределах наделенных функций с тем, чтобы по результатам состязательной деятельности вынести объективное судебное решение.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+