Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Военное право - Военнослужащий совершил преступление на территории другого государства украина таджикистан

Военнослужащий совершил преступление на территории другого государства украина таджикистан

Военнослужащий совершил преступление на территории другого государства украина таджикистан

Особенности организации надзора за исполнением законов при расследовании преступлений, совершенных российскими военнослужащими на территории других государств

При осуществлении надзора за исполнением законов при расследовании преступлений, совершенных российскими военнослужащими на территории других государств, необходимо знать специфику привлечения их к уголовной ответственности за рубежом. Положения, изложенные в части 2 статьи 12 Уголовного кодекса Российской Федерации, восполнили пробел, существовавший в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года, и четко урегулировали вопросы уголовной ответственности российских военнослужащих воинских частей, дислоцирующихся за пределами России. В соответствии с ними к этой категории военнослужащих должны применяться нормы российского уголовного закона, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Указанная норма вытекает из Конституции Российской Федерации, в части 4 статье 15, которой определено, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Как уже отмечалось, согласно ч. 3 ст. 16 Федерального закона «Об обороне» (1996 г.) дислокация воинских частей Вооруженных Сил Российской Федерации за пределами Российской Федерации допускается на основе международных договоров Российской Федерации.

В этих соглашениях закрепляется правовой статус воинских формирований Вооруженных Сил Российской Федерации, в том числе определяются основания и порядок привлечения к уголовной ответственности военнослужащих, совершивших преступления во время службы на территории иностранных государств. Вопросы правового статуса Пограничных органов ФСБ России, дислоцирующихся на территории иностранных государств, регламентируются также в международных договорах Российской Федерации.

В связи с этим представляется актуальным проанализировать действующие международные договоры Российской Федерации в части, касающейся вопросов юрисдикции в отношении уголовных дел о преступлениях, совершенных российскими военнослужащими на территории иностранных государств.

Это должно оказать определенную практическую помощь прокурорским работникам органов военной прокуратуры в их надзорной деятельности.

Все международные договоры, касающиеся российских воинских формирований, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, можно условно разделить на две группы. К первой группе относятся соглашения о правовом статусе воинских формирований Вооруженных Сил Российской Федерации (такие договоры заключены с Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Киргизской Республикой, Республикой Таджикистан, Республикой Абхазией, Республикой Южной Осетией), а ко второй группе — воинских формирований Пограничных органов ФСБ России (заключены с Республикой Армения, Республикой Беларусь, Республикой Абхазией, Республикой Южной Осетией). Во всех перечисленных выше международных договорах решается целый комплекс правовых вопросов, связанных с пребыванием российских воинских формирований на территории иностранных государств.

Вместе с тем целью данных рекомендаций является рассмотрение основных вопросов, регламентирующих только основания и порядок привлечения к уголовной ответственности военнослужащих российских воинских формирований за совершение ими преступлений на территории иностранных государств и надзора за исполнением законов при расследовании этих преступлений. При решении вопросов юрисдикции в отношении уголовных дел о преступлениях российских военнослужащих, совершенных на территории иностранных государств, все международные договоры устанавливают следующее общее правило: по уголовным делам о преступлениях военнослужащих, входящих в состав российских подразделений, совершенных на территории указанных государств, применяется законодательство этих государств, действуют местные прокуратура и суды.

В ряде договоров делается оговорка, что это общее правило применяется в отношении преступлений, совершенных военнослужащими вне пределов мест дислокации. В частности, такие оговорки имеются в соглашениях с Республикой Казахстан, Республикой Таджикистан, Киргизской Республикой.

Под местами дислокаций в этих соглашениях понимаются территории (акватории), выделенные в пользование воинским частям и военным объектам. Следовательно, в указанных государствах уголовные дела о преступлениях российских военнослужащих, совершенных в пределах мест дислокации, должны относиться к юрисдикции Российской Федерации.

Однако работникам органов военной прокуратуры необходимо иметь в виду, что во всех международных договорах имеются и другие условия, которые ограничивают юрисдикцию иностранных государств. При наличии этих условий российские военнослужащие, совершившие преступления на территории иностранных государств, (независимо в местах дислокации или за их пределами), будут нести уголовную ответственность по законодательству Российской Федерации. К таким условиям относятся: Совершение военнослужащими воинских преступлений или преступлений при исполнении служебных обязанностей.

Совершение военнослужащими преступлений против лиц, входящих в состав российский подразделений, а также членов их семей. Совершение военнослужащими преступлений против Российской Федерации. Рассмотрим каждое условие подробнее.

Первое. Во всех международных соглашениях, учитывая специфику субъекта и объекта, посягательств против военной службы, определяется, что уголовные дела осовершении военнослужащими воинских преступлений или преступлений при исполнении служебных обязанностей относятся к компетенции российских органов военной юстиции. При этом следует иметь в виду, что в одних договорах, речь идет просто овоинских преступлениях, например, с Республикой Таджикистан, Республикой Казахстан и Киргизской Республикой в отношении военнослужащих Вооруженных Сил РФ, а в других — о преступлениях военнослужащих при исполнении служебных обязанностей, в частности, с Республикой Армения и Республикой Таджикистан в отношении военнослужащих пограничных органов ФСБ России.

В соглашениях, в которых указываются преступления военнослужащих при исполнении служебных обязанностей, следует учитывать, что большинство воинских преступлений предполагает либо допускает это обстоятельство в качестве основания уголовной ответственности. Однако эта характеристика относится в ряде составов только к потерпевшему (ст. 334 УК РФ) или вообще не учитывается.

Например, насильственные действия в отношении начальника могут быть совершены в связи с исполнением им обязанностей по военной службе, при этом не имеет значения находился ли подчиненный или начальник при исполнении служебных обязанностей, совершено ли преступление на территории воинской части либо за ее пределами. Таким образом, при буквальном толковании термина «при исполнении служебных обязанностей» некоторые воинские преступления должны быть отнесены к юрисдикции государств, в договорах с которыми употребляется данный термин. Такое положение противоречило бы принципам и сущности заключенных международных договоров.

В связи с этим представляется, что и в этих соглашениях необходимо к указанной группе преступлении относить все без исключения воинские преступления. Вторым условием, ограничивающим юрисдикцию иностранных государств в отношении военнослужащих, совершивших преступления во время прохождения службы, являются посягательства военнослужащих против лиц, входящих в состав воинских формирований и членов их семей.

Для того чтобы четко определить пределы компетенции российских органов военной юстиции, необходимо иметь в виду следующие положения. Круг лиц, входящих в состав воинских формирований, в соглашениях определяется не совсем одинаково. Во всех договорах установлено, что к данным лицам относятся, прежде всего, российские военнослужащие, входящие в состав российских подразделений, дислоцирующихся на территории данных государств.
Во всех договорах установлено, что к данным лицам относятся, прежде всего, российские военнослужащие, входящие в состав российских подразделений, дислоцирующихся на территории данных государств. Кроме военнослужащих в договорах к указанным лицам также относится и гражданский персонал, имеющий российское гражданство.

В некоторых договорах, например с Киргизской Республикой (в отношении военнослужащих ВС РФ), не требуется наличие российского гражданства у гражданского персонала.

Следовательно, преступления военнослужащих против граждан этих государств, работающих в воинских частях ВС РФ, должны относиться к компетенции российских органов военной юстиции. По-разному решается вопрос в международных договорах и в отношении членов семей лиц, входящих в состав российских войск. Во всех соглашениях к членам семей относят супругов.

Далее следуют дети, но в договоре с Республикой Таджикистан (в отношении ВС РФ) указываются только несовершеннолетние дети. Следующей категорией лиц, относящихся к членам семей, являются родственники. В ряде договоров требуется их совместное проживание и нахождение на иждивении этих лиц (с Республикой Таджикистан в отношении ВС РФ и ПО ФСБ РФ, с Республикой Армения в отношении ПО ФСБ РФ).

В договоре с Киргизской Республикой в отношении ВС РФ требуется только совместное проживание родственников. Учитывая изложенные выше обстоятельства, работникам органов военной юстиции следует всегда обращаться к тем положениям международных договоров, в которых раскрывается понятие лиц, входящих в состав воинских формирований и членов их семей. Термин «преступление против лиц» с понятийной точки зрения является довольно неопределенным.

К данной группе посягательств, следует относить деяния против интересов личности. Это, прежде всего, преступления, предусмотренные в Разделе VII Уголовного кодекса РФ.

Например, против жизни и здоровья, против свободы, чести и достоинства личности, против половой неприкосновенности и половой свободы личности и другие.

Сюда относятся и посягательства на имущественные интересы личности, предусмотренные в Главе 21 УК РФ. Третьим условием, определяющим юрисдикцию Российской Федерации, является совершение военнослужащими преступлений против Российской Федерации.

Данное условие требует уточнения. Представляется, что к указанной группе преступлений следует отнести деяния, предусмотренные в российском уголовном законодательстве и посягающие на интересы общества и государства Российской Федерации.

В первую очередь, это преступления, которые предусмотрены в Разделе X Уголовного кодекса РФ, а именно преступления против, основ конституционного строя и безопасности российского государства, преступления против государственной власти, интересов, государственной службы и др.

Несомненно, что к данному кругу деяний должны быть отнесены и преступления против собственности Российской Федерации. В соответствии с пунктом 12 статьи 1 Федерального закона «Об обороне» имущество ВС РФ, других войск, воинских формирований является федеральной собственностью. Уголовную ответственность за эти деяния (кража, мошенничество, грабеж, разбой, присвоение или растрата и др.) военнослужащие будут нести по статьям Главы 21 Уголовного кодекса РФ.

Отдельные преступления в сфере экономической деятельности, предусмотренные в Главе 22 УК РФ, также могут быть совершены российскими военнослужащими и при этом причинять ущерб интересам Российской Федерации. Например, приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (статья 175), если это имущество находится в федеральной собственности.

В Разделе IX Уголовного кодекса РФ предусматриваются преступления против, общественной безопасности и общественного порядка.

Среди преступлений данного раздела имеются деяния, которые будучи совершенными российскими военнослужащими на территории иностранных государств, причиняют или могут причинить вред интересам Российской Федерации.

Однако указанные посягательства, в подавляющем большинстве случаев одновременно причиняют вред или ставят в опасность причинения вреда соответствующим интересам государств, на территории которых они совершаются.

Исходя из того, что указанные деяния в «чистом» виде не направлены против интересов Российской Федерации, их следует относить к тем преступлениям, дела о которых относятся к юрисдикции, иностранных государств. В отдельных случаях некоторые преступления этой категории, целесообразней относить к компетенции российских правоохранительных органов. Например, при совершении хулиганства (статья 213) в местах дислокации воинских частей и в отношении российских граждан.

Необходимо также помнить, что в некоторых договорах установлены положения, согласно которым все преступления, в том числе предусмотренные в Разделе IX УК РФ совершенные российскими военнослужащими в пределах мест дислокации, относятся к юрисдикции Российской Федерации. При совершении так называемых преступлений международного характера (фальшивомонетничество, угон воздушного судна, терроризм, преступления, связанные с изготовлением, сбытом или распространением наркотиков и другие) военнослужащие должны подлежать уголовной ответственности по законодательству иностранных государств.

При отнесении тех или иных деяний военнослужащих к группе преступлений против Российской Федерации необходимо руководствоваться критерием причинения или угрозы причинения вреда исключительно интересам Российской Федерации. Необходимо остановиться еще на одном важном положении, которое встречается в ряде международных договоров.

Согласно части 1 статьи 35 Закона Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе» только граждане Российской Федераций могут иметь статус российских военнослужащих. Однако в некоторых опубликованных международных договорах Российской Федерации, в частности, с Республикой Армения установлено, что на граждан данного государства, проходящих военную службу по призыву или по контракту в Пограничных органах ФСБ России, распространяется статус военнослужащих этих органов.

Указанные лица в случае совершения преступлений, прямо предусмотренных в договорах, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Данные положения не противоречат части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации и должны учитываться российскими органами военной прокуратуры.

На основании изложенного можно сделать следующие выводы. 1. Военнослужащие российских воинских частей, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, совершившие преступления на территории иностранных государств, могут привлекаться к ответственности в одних случаях по законодательству иностранных государств, в других — по законодательству Российской Федерации. 2. Основания и порядок привлечения к ответственности российских военнослужащих как по законодательству иностранных государств, так и по законодательству Российской Федерации в международных договорах не всегда совпадают.

3. В некоторых договорах имеются основания для привлечения к уголовной ответственности по российскому законодательству иностранных граждан, на которых распространен статус российских военнослужащих. 4. Во всех международных соглашениях предусматривается возможность компетентных органов Российской Федерации и иностранных государств обращаться друг к другу с просьбой о передаче и принятии юрисдикции в отношении отдельных, дел военнослужащих, совершивших преступление на территории иностранных государств. Такие просьбы должны рассматриваться благожелательно.

В договорах также предусмотрена процедура разрешения споров, которые могут возникнуть по вопросам юрисдикции. 5. При решении вопросов юрисдикции по конкретным уголовным делам в отношении военнослужащих, совершивших преступления на территории иностранных государств, органам военной юстиции необходимо непосредственно обращаться к содержанию международных договоров Российской Федерации. С учетом этого работникам органов военной прокуратуры необходимо организовывать надзор за исполнением законов при расследовании преступлений.

Какая уголовная ответственность иностранных граждан в РФ

Большинство иностранных граждан и лиц без гражданства, находящиеся временно на территории РФ или проживающие в России постоянно, имеют множество дополнительных прав и обязанностей.

А на некоторые категории иностранных граждан, таких как беженцы, и вовсе распространяются особые нормы законодательства. Но речь идет об основных правах и обязанностях. А что касается уголовной ответственности?

Будут ли отвечать иностранцы, находящиеся на территории РФ, за совершенные преступления, или наказанием будет заниматься их родное государство?

И что ждет граждан РФ, которые совершили уголовно наказуемое правонарушение за пределами РФ?

На эти вопросы даст ответы наша статья. Содержание статьи: Сразу же рассмотрим главный вопрос, а именно

«Как отвечают иностранные граждане за уголовно наказуемые преступления, совершенные на территории РФ?»

. На этот вопрос дают четкий ответ сами основы УК РФ, а именно статьи 11, 12 и 13 УК РФ.

Статья 11 рассматривает совершение на территории РФ уголовно наказуемого преступления, статья 12 рассматривает преступления, совершенные за пределами РФ, а статья 13 рассматривает выдачу преступников. И в 11й статье УК РФ четко говорится о том, что иностранный гражданин, совершивший уголовно наказуемое преступление на территории РФ, несет ответственность за совершенное им преступление согласно Российским законам, и меры применяются к нему те же, что и к гражданину РФ. Так же преступления, совершенные иностранными гражданами, будут считаться совершенными на территории РФ если:

  1. Были совершены в водах, прилегающих к берегам России;
  2. Были совершены на судах, приписанных к российским.
  3. Были совершены в российском воздушном пространстве;

ИнфоТак же рассмотрим преступления, совершенные иностранцами непосредственно против интересов РФ.

Если иностранный гражданин, проживающий на территории РФ или иностранного государства, совершил преступление, направленное против политических и иных интересов России как государства, то он будет отвечать перед РФ в соответствии с уголовным кодексом независимо от того, в какой стране он находится. При этом представители РФ оставляют за собой право требовать выдачу преступника.

Перейдем к дополнительным мерам наказаний, которые могут быть применены к иностранным гражданам, совершившим уголовно наказуемое преступление на территории РФ. Согласно Российским законам, к ним могут быть применены такие меры, как депортация, выдворение или же наложение запретов на въезд в РФ. – это принуждение гражданина иностранного государства покинуть территорию РФ в установленное судом время.

За указанный срок иностранный гражданин должен самостоятельно за свой счет покинуть Россию, после чего обратный въезд ему будет какое – то время зарыт. – это то же самое, что и депортация, но применяемая принудительно.

Выдворением называется процедура, во время которой иностранца в сопровождении представителей ФМС и полиции доставляют до границы РФ за его счет, после чего принуждают покинуть страну. Как правило, доступ к пересечению границы в дальнейшем закрывается на более долгий срок, чем при депортации.

. У миграционной службы имеется особый список, в который она вносит иностранных граждан, значительно нарушивших нормы проживания во время пребывания на территории РФ. Занесение в черный список закрывает въезд иностранцу в РФ на длительный срок или же навсегда. Теперь рассмотрим преступления, совершенные россиянами за рубежом.

Тут нужно учесть, что мера наказания и способ его назначения будут зависеть от того, кем именно является гражданин РФ.

Итак, если гражданин РФ является военным или иным уполномоченным лицом, действующим от лица РФ, то при совершении им уголовно наказуемого преступления наказание будет назначаться российскими правоохранительными органами и в соответствии с российским законодательством.

ИнфоЕсли же гражданин не является таким представителем, то меры по наказанию будут применены к нему только в том случае, если суд иностранного государства еще не вынес никакого постановления по совершенному им правонарушению. Так что если решение суда уже есть и оно исполнено, то на родине к гражданину претензий не будет.

Так что если решение суда уже есть и оно исполнено, то на родине к гражданину претензий не будет.

В противном случае судить нарушителя будут по российским законам. Самое важное при рассмотрении вопроса о совершении уголовно наказуемых преступлений на территории РФ иностранными гражданами или же россиянами за пределами РФ являются не основные понятия, приведенные в самом уголовном кодексе, а исключения и нормативы, установленные международным правом или в порядке двусторонних соглашений РФ и других стран.

Таким образом, если иностранный гражданин, совершивший преступление на территории РФ, или гражданин РФ, совершивший преступление на территории иностранного государства, попадают под какую – то особую программу или условие договора, то к ним в первую очередь будут применены условия договоренностей, установленных между РФ и иностранным государством, и только потом вступят в силу общие правила.

Это особенно актуально для преступлений, в которых преступление затрагивает политические и иные подобные интересы стран: масштабные экономические преступления, терроризм, мошенничество, незаконное пересечение границ и т.д. Особо стоит отметить лиц, которые имеют дипломатический иммунитет.

Таких граждан нельзя привлекать к ответственности и применять к ним какие – то меры вовсе, так как международные нормы, принятые во всем мире, обеспечивают им полную неприкосновенность со стороны правоохранительных служб государства, в котором они находятся. Так что заниматься ими при совершении уголовно наказуемых преступлений будут уже на родине независимо от обстоятельств дела. (Visited 11 906 times, 11 visits today) Об автореАлександр ЕремеевОпыт работы юристом — с 2005 года.

Закончил Московский государственный открытый университет с красным дипломом.

Частная практика, специализация — миграционное и гражданское право.

(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка.

Метки: РВП ВНЖ Гражданство Переселение Патент Бесплатная консультация юриста по телефону: +7 (812) 407-22-74 — СПб Работаем без выходных

§ 1.

Применение УК РФ к военнослужащим, совершившим преступления за пределами Российской Федерации

1. Общие условия уголовной ответственности граждан РФ, совершивших преступления за пределами России, определены в ст. 11—13 У К Военная проблематика уголовной ответственности отражена в ст.

11 и 12: в ст. 11 говорится об экстерриториальности военных кораблей и воздушных судов РФ, а в ст. 12 — о предоставлении своеобразного иммунитета, т.е.

уголовно-правовой неприкосновенности, военнослужащим, проходящим военную службу в воинских частях, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации. И та и другая статья по сути раскрывают условия, при которых граждане России, совершившие преступления на территории иностранного государства, благодаря именно военному фактору не подлежат юрисдикции этого государства.

Одно из условий — совершение преступления на военном корабле, принадлежащем РФ, другое — прохождение военной службы в войсках РФ, дислоцирующихся на территории иностранного государства. 2. Статья 11 УК устанавливает пространственные пределы действия УК РФ, которые ограничены территорией России (ч.

1 и 2), а для кораблей и воздушных судов РФ — открытым, т.е. нейтральным водным или воздушным пространством (ч. 3). Согласно ч. 3

«лицо, совершившее преступление на судне, приписанном к порту Российской Федерации, находящемся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено международным договором»

.

Открытое пространство — это пространство, не подчиненное суверенитету какого-либо государства, оно находится в общем и равноправном пользовании всех стран.

Основанием для применения УК РФ к лицам, совершившим преступления в открытом морском или воздушном пространстве, является суверенитет России на принадлежащем ей или зарегистрированном в ней судне, находящемся в открытом пространстве.

Правовой режим открытого пространства распространяется не только на морскую и воздушную среду, но также и на космос, и морское дно, и его недра за пределами национальной юрисдикции. Соответствующие положения закреплены рядом международных соглашений, в частности Конвенцией по морскому праву 1982 г. и Договором о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 г.

За преступления, совершаемые на объектах России, находящихся на открытом морском дне либо под ним, или в Космосе, лицо несет уголовную ответственность по УК РФ. В части 3 ст. 11 отражена идея перемещения действия закона с территории государства на его отдельные автономные объекты, гражданские и военные, которые территорией в собственном смысле этого слова не являются.

Государство, в частности Россия, несет ответственность за свои объекты, находящиеся в открытом пространстве, и потому должна применять все имеющиеся в его распоряжении средства, в том числе и уголовно-правовые, для борьбы с общественно опасными посягательствами на этих объектах.

Уголовную ответственность за совершаемые на этих объектах преступления по УК РФ несут на равных основаниях все находящиеся на них лица (гражданские и военные), граждане России, иностранцы и лица без гражданства, за исключением тех, кто пользуется установленным иммунитетом. Открытое пространство — это предел, за которым государство теряет юрисдикцию и по отношению к своим автономным объектам. Перемещение объекта (водного, воздушного) на территорию иностранного государства выводит его из-под юрисдикции государства, которому он принадлежит или в котором он зарегистрирован, и переводит под юрисдикцию государства, в пространстве которого он находится.

В соответствии с международным правом каждое государство осуществляет суверенную власть над всеми лицами в пределах своей территории, в том числе и над находящимися на объектах, принадлежащих другому государству.

Какие-либо изъятия из этого положения возможны на основе международных и межгосударственных соглашений.

Из права на территориальную юрисдикцию международные нормы делают исключения для военных объектов — военных водных и воздушных судов. Преступления, совершаемые на этих судах в территориальных водах либо в территориальном воздушном пространстве иностранного государства, подлежат юрисдикции страны, под флагом которой это военное судно находится, что не исключает ответственность этой страны за ущерб, причиненный судном государству, в пределах которого оно пребывает. Россия также полностью сохраняет суверенитет на своем военном судне, где бы оно ни находилось.

УК РФ применяется ко всем лицам, находящимся на военном водном или воздушном судне, в случае совершения ими на этом судне преступления.

Ими могут быть и военнослужащие, и гражданские лица, члены экипажа (команды) судна и пассажиры. Часть 3 ст. 11 ограничивает действие УК РФ только случаями совершения преступления на самом судне, У К РФ не распространяется на деяния, совершенные лицами, числящимися за судном, на берегу, ответственность за них наступает по уголовному законодательству страны пребывания, если на этот счет нет специальных изъятий, установленных отдельными соглашениями.
Часть 3 ст. 11 ограничивает действие УК РФ только случаями совершения преступления на самом судне, У К РФ не распространяется на деяния, совершенные лицами, числящимися за судном, на берегу, ответственность за них наступает по уголовному законодательству страны пребывания, если на этот счет нет специальных изъятий, установленных отдельными соглашениями.

Уголовное законодательство страны пребывания действует на военном судне и в ряде других случаев. Так, Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г.

и Конвенция о морском праве 1982 г., устанавливая для военных судов право мирного прохода, определяют случаи, когда преступления, совершаемые на этом судне, подлежат уголовной юрисдикции страны, в территориальных водах которого это судно находится. Это случаи, когда последствия совершенного преступления распространяются на прибрежное государство, когда преступление нарушает спокойствие в стране или порядок в территориальном море, когда возникает необходимость пресечь незаконную торговлю наркотиками или психотропными веществами, либо нанесение ущерба морской среде и некоторые другие ситуации. 3. Статья 12 УК распространяется на военнослужащих РФ, совершивших преступления на территории иностранного государства во время прохождения военной службы в составе войск РФ, дислоцирующихся на территории этого государства.

К их числу могут быть отнесены также военнослужащие, находящиеся в иностранном государстве не в составе воинского подразделения, но на официальном основании, например отдельные военные специалисты, советники и т.д.

По межправительственным соглашениям в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 12 УК, могут решаться вопросы уголовной ответственности не только военнослужащих, но и иных граждан РФ, в частности гражданского персонала воинских частей и членов семей военнослужащих. Статья не распространяется на военнослужащих РФ, находящихся в иностранном государстве в частном порядке, например в отпуске, в качестве туристов и т.д.

Функции и юридический статус воинских частей РФ, дислоцирующихся на территории иностранного государства, определяются ратифицированным договором РФ с этим государством. Назначение договора в части, касающейся уголовной ответственности военнослужащих, состоит в том, чтобы, не ущемляя суверенитет иностранного государства в обеспечении своей национальной безопасности, получить вместе с тем возможность использовать отечественное уголовное законодательство в целях предупреждения посягательств на интересы России, в первую очередь интересы военной службы.

Поэтому уголовно-правовой статус военнослужащего, совершившего преступление за границей, как правило, разделяется: виновный подлежит юрисдикции либо России, либо страны пребывания в зависимости от того, направлено ли совершенное им деяние против интересов России или интересов данной страны. Если соответствующий договор не подписан, военнослужащий РФ несет уголовную ответственность по УК РФ независимо от характера совершенного им преступления, что следует из той же ч.

2 ст. 12 УК. Такое положение может возникнуть, например, при установлении режима военной оккупации, в ситуации экстренного ввода войск без предварительной юридической подготовки этой акции и при других обстоятельствах.

Российские воинские части и подразделения на основе межгосударственных договоренностей дислоцируются в настоящее время в ряде стран — членов СНГ: Азербайджане, Армении, Белоруссии, Грузии, Казахстане, Киргизии, Молдавии, Таджикистане, Туркменистане. В этих государствах находятся как формирования Российских Вооруженных Сил, так и подразделения пограничных войск; со всеми этими странами на уровне государств либо правительств заключены соглашения либо договоры (в дальнейшем именуемые соглашением) о правовом статусе войск РФ, расположенных на их территории. Правовой основой заключения соглашений является Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., подписанная государствами — членами СНГ.

Соглашения являются в основном типовыми, хотя в отдельных из них содержатся специфические положения. В них, как правило, подчеркивается суверенитет государства, в котором пребывают российские войска, на всей его территории, в том числе на занимаемой воинским формированием, раскрывается порядок регулирования вопросов юридической ответственности, возникающих при совершении противоправных действий лицами, частично выводимыми из-под юрисдикции данного государства. Наиболее полно прописываются круг лиц, обладающих специальным уголовно-правовым статусом, содержание этого статуса, место дислокации воинского формирования, с которым существование этого статуса связывается, а также некоторые дополнительные вопросы.

К числу лиц, для которых устанавливается особый уголовно-правовой статус, т.е. статус, ограничивающий их ответственность по уголовному законодательству страны пребывания, во всех соглашениях относятся прежде всего лица, входящие в состав российского воинского формирования.

Это, в первую очередь, военнослужащие и, кроме того, гражданский персонал, работающий в этих формированиях. Во всех соглашениях в круг таких лиц включаются и члены семей лиц, входящих в состав формирований. В некоторых соглашениях содержатся некоторые ограничения в отношении гражданских лиц, подлежащих юрисдикции России.

В некоторых соглашениях содержатся некоторые ограничения в отношении гражданских лиц, подлежащих юрисдикции России.

Например, оговаривается, что дети военнослужащих должны быть в досовершеннолетнем возрасте (Молдавия), другие родственники (кроме супругов и детей) должны проживать совместно с военнослужащими и находиться на их иждивении (Киргизия); из числа родственников, пользующихся уголовно-правовым иммунитетом, исключаются граждане государства — места пребывания (Грузия); гражданский персонал, работающий в воинском формировании, не должен включать лиц, имеющих гражданство страны пребывания (Молдавия), и некоторые иные.

В ряде соглашений предусматривается еще одна группа лиц, пользующихся ограниченным иммунитетом, — лица, командированные в воинское формирование (Белоруссия, Грузия, Молдавия), причем только Грузия допускает командирование в российское воинское формирование своих граждан.

Уголовно-правовой иммунитет всех названных лиц ограничивается характером совершенных преступлений; при совершении одних, оговоренных в соглашении преступлений, они отвечают по УК страны пребывания, совершая другие преступления, также обозначенные в соглашении, они несут ответственность по УК РФ. К числу специально оговариваемых преступлений, влекущих ответственность по УК РФ, относятся прежде всего воинские преступления независимо от места их совершения (по месту дислокации воинского формирования либо за его пределами). Ответственность по УК РФ наступает и при совершении иных преступлений, но она ограничивается обычно рядом условий.

В первую очередь требуется, чтобы они были совершены в месте дислокации воинского формирования. Понятие места дислокации также специально определяется в соглашениях, и под ним понимается территория, на которой размещается воинское формирование, включая его учебный центр, стрельбище, полигоны, аэродромы и другие объекты, используемые войсками. В договоре с Грузией кроме территории называется недвижимое имущество, предназначенное для функционирования войск.

Эта оговорка в определенной мере ограничивает место совершения общеуголовных преступлений, подпадающих под действие УК РФ. Нельзя, например, признать таковым случай, когда военнослужащий, следуя в качестве пассажира военного автобуса по городу, совершает хищение имущества у другого пассажира, являющегося гражданином Грузии.

Автобус хотя и принадлежит военному ведомству РФ, но представляет собой движимое имущество. Совершаемое военнослужащим преступление не воинское, оно направлено против интересов Грузии, военнослужащий на момент совершения преступления не находился при исполнении служебных обязанностей.

Следовательно, ответственность он должен нести по УК республики Грузии. В соглашениях с другими государствами — членами СНГ оговорок насчет недвижимости нет, деяние подобного типа будет квалифицироваться по УК РФ, поскольку военный автобус — объект, используемый воинским формированием. Следующее ограничение касается направленности деяния.

Во всех соглашениях оговаривается, что по УК РФ решаются вопросы ответственности за преступления, направленные против интересов России.

Это значит, что совершенное деяние причинило вред российскому государству, отдельным российским юридическим лицам либо гражданам России. В ряде соглашений уточняется, что речь может идти о деяниях, направленных не только против России, но и против любых лиц, входящих в состав воинских формирований и членов их семей (Белоруссия).

Ограничение может также зависеть и от того, находилось ли лицо при совершении преступления при исполнении служебных обязанностей. В отдельных соглашениях, например с Арменией, Грузией, Таджикистаном, содержится оговорка, в соответствии с которой за совершение любого преступления при исполнении служебных обязанностей, в том числе за пределами места дислокации войск и сопряженное с причинением вреда стране пребывания, военнослужащий подлежит ответственности по УК РФ.

Соглашения регламентируют и иные вопросы уголовной ответственности лиц с ограниченным уголовно-правовым статусом, которые не являются уголовно-правовыми, но тем не менее влияют на содержание их ответственности. Смысл применения УК РФ состоит не только в том, чтобы военнослужащий РФ, совершив, предположим, воинское преступление, нес ответственность по УК РФ, но чтобы и дело его рассматривал российский военный суд, который только и может назначить осужденному действительно требуемое наказание с учетом характера и степени общественной опасности деяния и других условий, предусмотренных ст.

60 УК. Между тем по отдельным соглашениям, например с Грузией, республиками Молдавия и Белоруссия, дела о групповых преступлениях (а таковыми могут быть и воинские преступления), если хотя бы один из обвиняемых подпадает под юрисдикцию страны пребывания, подлежат рассмотрению компетентными, в том числе судебными органами этой страны. Представляется, что применительно, по крайней мере, к воинским преступлениям оснований для сохранения подобных положений нет.

Гражданин страны пребывания, участвуя в воинском преступлении, совершаемом российским военнослужащим, действует против России, поэтому российскому правосудию должен быть предоставлен приоритет в решении вопросов уголовной ответственности за совершенное преступление. Вопрос о привлечении гражданина страны пребывания к ответственности российскими компетентными органами за соучастие в воинском преступлении мог бы решаться путем получения соответствующего согласия правоохранительных органов страны пребывания в соответствии с уголовным законодательством этой страны.

Во многих соглашениях ставятся и решаются вопросы уголовной ответственности граждан страны пребывания, принятых на военную службу в российское воинское формирование, и граждан России, принятых на военную службу в вооруженные силы иностранного государства. Здесь возникают сложные проблемы, по которым практика не выработала единых подходов. Соглашения, допускающие прохождение военной службы граждан страны пребывания в воинских формированиях РФ (преимущественно в пограничных войсках), заключены, в частности, с Грузией, Киргизией, Таджикистаном и некоторыми другими, причем в соглашении с Грузией определено, что эту службу они могут проходить не только по контракту, но и по призыву.

Согласно соглашениям, эти граждане приобретают правовой статус военнослужащих Российских Вооруженных Сил и за совершение преступлений подлежат ответственности в порядке, установленном для военнослужащих воинских частей РФ, дислоцированных на территории данного государства. С рядом государств — членов СНГ (например, Туркменией и Киргизией) Россия заключила соглашения, в соответствии с которыми граждане России могут проходить службу в Вооруженных Силах этих государств. Прохождение военной службы осуществляется в добровольном порядке на основе контрактов, заключенных с министерством обороны иностранного государства.

Вопросы юрисдикции в отношении военнослужащих иностранного государства — граждан Российской Федерации регулируются, как указывается в документах, «отдельным соглашением». Правовой статус граждан России, проходящих военную службу в вооруженных силах стран СНГ, определяется ст.

62 Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе», а также постановлением Верховного Совета РФ «О некоторых мерах, связанных с исполнением Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе» (1993). В соответствии с этими актами устанавливался переходный период до 1999 г.

включительно, в течение которого граждане России могут на контрактной основе проходить службу в национальных армиях государств СНГ, сохраняя правовое положение военнослужащего, предусмотренное законами Российской Федерации.

Новый Закон РФ «О воинской обязанности и военной службе» исключил эту норму и признал утратившим силу упомянутое постановление; Президенту РФ предложено привести нормативные акты в соответствие с данным Законом. Тем не менее остается действующим постановление Межпарламентской Ассамблеи государств — членов СНГ «О временном (до 2000 г.) разрешении военнослужащим, имеющим иное гражданство, продолжать военную службу в государствах — участниках Содружества» от 23 мая 1993 г., допускающее службу граждан одного государства в армии другого на основе двусторонних соглашений.
Тем не менее остается действующим постановление Межпарламентской Ассамблеи государств — членов СНГ

«О временном (до 2000 г.) разрешении военнослужащим, имеющим иное гражданство, продолжать военную службу в государствах — участниках Содружества»

от 23 мая 1993 г., допускающее службу граждан одного государства в армии другого на основе двусторонних соглашений.

Граждане России, проходящие военную службу в государстве — члене СНГ, в случае совершения ими преступлений должны нести уголовную ответственность в порядке, установленном соответствующими соглашениями для военнослужащих России, проходящих службу в воинских частях России, дислоцированных за пределами России. Это значит, что за совершение преступлений против интересов России они должны отвечать по УК РФ, а за преступления, в том числе воинские, против страны, в которой они проходят военную службу, по уголовному законодательству этой страны. Конечно, правовое положение этих граждан достаточно двусмысленное, и в каких-то экстремальных ситуациях они должны будут сделать выбор: отказаться от прохождения службы в иностранном государстве либо продолжать ее под угрозой определенных уголовно-правовых последствий.

В ситуации, когда преступление совершается гражданином иностранного государства (члена СНГ), состоящего на военной службе в Российских Вооруженных Силах, согласно Конституции и другим Законам РФ, военную службу в Вооруженных Силах РФ могут нести только граждане России.

Однако упомянутая Межпарламентская Ассамблея государств — участников СНГ изменила это положение, сделав военную службу граждан одного государства в вооруженных силах другого общим правилом. Исходя из принципа взаимности, ситуация должна рассматриваться аналогично предыдущей: гражданин иностранного государства (члена СНГ), проходящий военную службу в воинском формировании РФ, должен сохранять статус военнослужащего своей армии, неся ответственность по УК РФ лишь в случае, если совершенное им преступление направлено против интересов России; таковым является, в частности, воинское преступление.

Предложенная рекомендация соответствует существующим соглашениям в части, касающейся уголовной ответственности граждан, проходящих военную службу в армии другого государства (члена СНГ).

Однако вопрос о правовом статусе таких граждан в целом решен различным образом: граждане России сохраняют статус военнослужащих Российских Вооруженных Сил — это правомерно; иностранный гражданин, проходящий службу в российской армии, тоже приобретает статус российского военнослужащего — это нелогичность, которую можно оправдать переходностью переживаемого государствами — членами СНГ периода.

Считается ли судимость полученная на территории страны Украина судимостю на територии страны Россия?

Считается ли факт уголовного преследования полученный на территории страны Украина фактом уголовного преследования на територии страны Россия? Зависит ли о какой статье идет речь?

Например убийство? 14 Октября 2018, 21:15, вопрос №2134293 Вадим, г. Москва Уточнение клиента Уточнение: на момент совершения преступления гражданин был гражданином Украины и не был гражданином Росии.

04 Ноября 2018, 18:35 389 стоимость вопросавопрос решён Свернуть Консультация юриста онлайн Ответ на сайте в течение 15 минут Ответы юристов (4) 5154 ответа 1615 отзывов Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Адвокат, г.

Самара Бесплатная оценка вашей ситуации Ни судимость, ни привлечение к уголовной ответственности на Украине УК РФ в Российской Федерации таковыми не являются и в Информационных центрах не учитываются. 14 Октября 2018, 21:45 1 0 2436 ответов 1062 отзыва Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Юрист, г. Курган Бесплатная оценка вашей ситуации Добрый вечер.

Если Вы имели ввиду, имеется ли в информационной базе МВД РФ информация о том, является ли лицо судимым или нет (при заказе справки о судимости), то в данной базе содержится информация о привлечении к уголовной ответственности граждан РФ, иностранных граждан и лиц без гражданства, привлекаемых к уголовной ответственности за преступления, предусмотренные УК РФ в соответствии с главой 2 УК РФ. 14 Октября 2018, 21:46 1 0 получен гонорар 50% 6918 ответов 2096 отзывов Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Адвокат, г.

Йошкар-Ола Бесплатная оценка вашей ситуации Здравствуйте. Интересный вопрос. Вероятно в теории учитывается. Из ст. 76 Минской конвенции от 22 января 1993 г.

следует, что каждая из Договаривающихся Сторон при расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел судами учиты­вает предусмотренные законодательством Договаривающихся Сторон смягчающие и отягчающие обстоятельства независимо от того, на территории какой Договаривающейся Стороны они возникли. Минская конвенция вступила в силу 19 мая 1994 г., в том числе для Российской Федерации — 10 декабря 1994 г. Судимость в УК стран СНГ, в том числе РФ, не относится к обстоятельствам, отягчающим наказание.

Но она образует рецидив преступлений и через него в качестве отягчающего обстоятельства может влиять на назначение наказания (статьи 60, 63 ч. 1 п. «а» УК РФ). Также в 97 году данная Конвенция дополнена протоколом, который дополнил её ст. 76.1. Признание приговоров

«При решении вопросов о признании лица особо опасным рецидивистом, об установлении фактов совершения преступления повторно и нарушения обязанностей, связанных с условным осуждением, отсрочкой исполнения приговора или условно — досрочным освобождением, учреждения юстиции Договаривающихся Сторон могут признавать и учитывать приговоры, вынесенные судами (трибуналами) бывшего Союза ССР и входивших в его состав союзных республик, а также судами Договаривающихся Сторон.»

.

Понятия рецидивист УК РФ не содержит, но конвенция действующая, и ст. 76 ни кто не отменял. Т.е. если преступление по прошлому приговору подпадает под УК РФ, и судимость по нему не погашена по срокам украинского или нашего законодательства, рецидив могут и признать.

Не погашенная судимость за убийство, совершённое в Украине, должна, исходя из конвенции, образовывать рецидив в России, т.к. в УК РФ, само собой, такая статья тоже есть.

Если совершено иное преступление, и в УК РФ его аналога нет, то и рецидива нет 100%. На практике же для признания рецидива нужно истребовать надлежащим образом заверенный приговор, как подтверждение судимости.

А запросы России на Украине не разбегутся исполнять. Кроме того, как указали коллеги, у правоохранительных органов РФ нет информации о судимостях в Украине.

Вывод. В теории, исходя из законодательства, если аналогичное преступление есть в УК РФ и судимость не погашена ни по одному из кодексов, судимость в Украине могла бы дать рецидив в России.

На практике же врят ли Украина предоставит надлежащим образом удостоверенную копию приговора, по этому судимость и рецидив скорее всего не признают.

14 Октября 2018, 21:46 4 0 получен гонорар 50% 8,6 Рейтинг Правовед.ru 20106 ответов 10884 отзыва Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Юрист, г.

Саратов Бесплатная оценка вашей ситуации

  1. 8,6рейтинг

Добрый вечер. На мой взгляд стоит уточнить вопрос для каких целей предполагается учитывать данную судимость. Если рассматривать его с точки зрения уголовного законодательства при рассмотрении деяния совершенного при рецидиве — то имевшаяся судимость на территории Украины или иного иностранного государства во внимание принята не будет, поскольку законодательно установленная возможность учета судимости при осуждении лица на территории иностранного государства отсутствует.

Поэтому судимость не может быть принята во внимание при определении рецидива преступлений.

С другой стороны ряд законодательных актов РФ, допускают учет судимости, имевших место в иностранном государстве.

Так, например, в силу ст. 2 ФЗ от 12.06.2002 N 67-ФЗ

«Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»

указано, что 58)сведения о судимости кандидата — сведения о когда-либо имевшихся судимостях с указанием номера (номеров) и части (частей), пункта (пунктов), а также наименования (наименований) статьи (статей) Уголовного кодекса Российской Федерации, на основании которой (которых) был осужден кандидат, статьи (статей) уголовного кодекса, принятого в соответствии с Основами уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, статьи (статей) закона иностранного государства, если кандидат был осужден в соответствии с указанными законодательными актами за деяния, признаваемые преступлением действующим Уголовным кодексом Российской Федерации;Согласно ст.

33 названного закона 2.1. Если у кандидата имелась или имеется судимость, в заявлении, предусмотренном пунктом 2 настоящей статьи, указываются сведения о судимости кандидата, а если судимость снята или погашена, — также сведения о дате снятия или погашения судимости.Таким образом, при выдвижении лицом своей кандидатуры для участия в выборах будет приниматься во внимание судимость за те деяния, которые являются преступлениями в РФ.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+